научная статья по теме A. KOPECKA, BH. NARASIMHAN (EDS). EVENTS OFPUTTING AND TAKING. A CROSSLINGUISTIC PERSPECTIVE. AMSTERDAM: JOHN BENJAMINS, 2012 Языкознание

Текст научной статьи на тему «A. KOPECKA, BH. NARASIMHAN (EDS). EVENTS OFPUTTING AND TAKING. A CROSSLINGUISTIC PERSPECTIVE. AMSTERDAM: JOHN BENJAMINS, 2012»

ния этих единиц и может служить основой для более детального анализа конкретных явлений, связанных с клитиками. Существенно также, что книга написана простым и доступным языком. На наш взгляд, она может быть интересна как специалисту в области грамматики, так и читателю, не имеющему серьезной лингвистической подготовки, в том числе студенту и начинающему лингвисту.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Плунгян 2003 - В.А. Плунгян. Общая морфология. Введение в проблематику. М., 2003. Anderson 2005 - S.R. Anderson. Aspects of the theory of clitics. Oxford, 2005.

Franks, King 2000 - S. Franks, T.H. King. A handbook of Slavic clitics. Oxford, 2000. Wackernagel 1892 - J. Wackernagel. Über ein Gesetz der indogermanischen Wortstellung // Indogermanische Forschungen. 1892. Bd 1. Zwicky 1977 - A.M. Zwicky. On clitics. Bloom-

ington, 1977. Zwicky, Pullum 1983 - A.M. Zwicky, G.K. Pul-lum. Cliticization vs. inflection: English n't // Language. 1983. V. 59. № 3.

Е. А. Валова

Сведения об авторе:

Евдокия Алексеевна Валова Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» valova.dunya@gmail.com

A. Kopecka, Bh. Narasimhan (eds). Events of putting and taking: A crosslinguistic perspective.

Amsterdam: John Benjamins, 2012. xv + 371 p. ISBN 97890-272-0681-7. (Typological studies in language 100.)

Книга «Ситуации помещения и удаления: типологическая перспектива» написана в рамках проекта Института им. Макса Планка по психолингвистике (Max Planck Institute for psycholinguistics) в Неймегене, одного из крупнейших мировых центров лексической типологии. Именно в этом институте были в свое время проведены известные исследования по концептуализации пространства [Levinson 2003; Levinson, Wilkins 2006] и типологии ситуаций разрушения (cutting and breaking) [Majid, Bowerman 2007; Majid et al. 2008]. Данная книга представляет собой результаты работы над языковой категоризацией ситуаций, связанных с каузированным перемещением, с фокусом на ситуациях типа 'помещать' (англ. put) и 'забирать' (англ. take). Книга посвящена памяти Мелиссы Боуэрман, которая была идейным вдохновителем исследований в этой области [Bowerman 2004; Bowerman et al. 2004]: этот проект можно считать ее последним крупным типологическим исследованием.

Основной теоретический вопрос, который ставят перед собой авторы, связан с тем, является ли организация лексических средств языка произвольной и ничем не обусловленной или в ней можно обнаружить закономерности. Согласно одной гипотезе, закономерности в структуре лексических систем существуют, и многие домены концептуализуются в языках мира сходным образом: или по причине существования набора врожденных лексических концептов [Fodor 1975; 1998], или по причине того, что они обусловлены сходными характеристиками событий или предметов, о которых идет речь [Rosch, Mervis 1975; Rogers,

McClelland 2004]. Согласно более ранней структуралистской точке зрения, отрицающей организующее влияние сознания или окружающей среды, язык может кодировать лексические зоны произвольным образом [Bloomfield 1933; Gleason 1955].

Типологическое сравнение данных нескольких языков может предоставить материал для ответа на этот вопрос: если организация определенного семантического поля в нескольких неродственных языках оказывается основана на общих принципах, это должно быть связано с особенностями человеческого мышления или организующей структурой внешнего мира. Вариативность при этом можно объяснить культурными или конкретноязыковыми особенностями. Предыдущие исследования в таких областях, как выражение эмоций, топологические отношения, ситуации разрушения, цветовая категоризация и др. [Wierzbicka 1999; Levinson et al. 2003; Levinson, Wilkins 2006; Ameka, Levinson 2007; Majid et al. 2007; Roberson et al. 2000; Regier, Kay 2009], показали, что, хотя языки по-разному организуют соответствующие зоны, ограничения на вариативность все-таки существуют.

Выбор авторами книги такой, на первый взгляд, узкой и специализированной лексической зоны, как 'помещение (putting)' и 'удаление (taking)', вызван несколькими причинами.

Во-первых, она связана с организацией пространства вокруг человека, его личной сферой, которая с нейрокогнитивной точки зрения обладает рядом особенностей. Например, при одностороннем пространственном игнорировании, вызванном поражением правого полу-

шария головного мозга, существуют различия между больными с пространственным игнорированием в личной сфере и на расстоянии [Kemmerer 1999].

Во-вторых, в зоне личного пространства очень явно проявляется координация визуальной и моторной систем: так, например, ладонь во время хватания с большим временным запасом подстраивается под форму и расположение предмета, который планируется захватить. Это говорит о том, что для этой зоны важны не только параметры «что» и «где», но и «каким образом».

В-третьих, зона личного пространства интересна с лингвистической точки зрения, потому что она тесно связана с категорией дейксиса.

Кроме того, слова типа put и take очень частотны: take занимает 105-е место в общем (с учетом местоимений и служебных слов!) частотном списке слов английского языка (форма took - 200-е), а put - 198-е. Будучи одними из самых частотных переходных глаголов, они усваиваются детьми одними из первых.

Наконец, в языках мира широко распространены позиционные глаголы, обозначающие положение одного из объектов относительно другого (стоять, лежать, сидеть), которых может быть от 3-5 до 12-20 [Ameka, Levinson 2007], причем в большинстве языков, где такие глаголы представлены, описать расположение объекта без их употребления невозможно. Например, нельзя сказать «бутылка на столе», необходимо уточнить, бутылка «стоит» или «лежит» на столе. Возможно, это связано с наличием в этих языках целой серии каузативных глаголов, связанных с глаголами положения в пространстве (типа ставить или класть). Таким образом, глаголы помещения / удаления соотносят базовые пространственные отношения объектов с разными топологическими характеристиками (помещение во вместилище, поддержка, прикрепление и т.п.) с каузацией таких отношений человеком.

В статьях сборника освещаются три основные проблемы.

1) Связь синтаксиса и семантики (с позиций теории Л. Талми).

Согласно [Talmy 1991], в языках «глагольного» типа (verb-framed) информация о пути в ситуациях перемещения содержится в самой семантической структуре глагола, а в языках «сателлитного» типа (satellite-framed) - в приглагольных адвербиальных частицах («спутниковых конструкциях» в терминах Л. Талми). Поскольку в ситуациях помещения / удаления есть компонент перемещения, авторы применили к ним это противопоставление, чтобы выяснить, как информация о пути распределяется в пределах предложения.

2) Особенности семантической организации полей.

Лексические системы разных языков в области помещения / удаления могут включать в себя большее или меньшее количество предикатов. Так, например, в английском глагол put часто описывается как «легкий» и может использоваться во всех ситуациях «перемещения, вызванного внешней силой» [Gleitman 1990], то есть является доминантным. Кроме того, согласно [Pinker 1989], английский глагол put относится к небольшому числу глаголов, которые усваиваются детьми в раннем возрасте через соотнесение с внеязыковыми ситуациями.

В других языках возможно более дробное деление поля помещения, что ставит вопрос о типологически значимых параметрах варьирования. Например, возможно ли выражение значений помещения и удаления в одном глаголе, раз они оба подразумевают ситуацию захвата рукой? Значимо ли, как производится захват -рукой или инструментом? Маркируются ли одинаково ситуации перемещения с сохранением контакта в процессе всего перемещения (ставить) или с завершением ситуации контроля до завершения ситуации перемещения (бросать)?

3) (А)симметрия в организации доменов помещения / удаления.

Целый ряд исследований предполагает, что при описании пространственных отношений человек когнитивно выделяет конечную, а не начальную точку перемещения. Например, взрослые лучше различают взаимные расположения объектов в области конечной точки перемещения [Rieger, Zheng 2007], маленькие дети (еще не говорящие) проявляют большую чувствительность к изменениям в области цели, а не источника перемещения [Lakusta et al. 2007], и языки тоже демонстрируют большее богатство средств выражения для цели, чем для источника [Ikegami 1987]. Существует ли подобная асимметрия в описании ситуаций помещения некоторого предмета куда-либо и удаления его оттуда?

Чтобы получить ответы на эти вопросы, исследователи использовали единый набор стимулов, состоящий из 60 коротких видеоклипов, посвященных ситуациям помещения и удаления, каждый длиной в 3-4 секунды (доступны по адресу: http://fieldmanuals.mpi. nl). Согласно исследованиям [Talmy 1985; 1991; Jackendoff 1990], для ситуаций помещения / удаления основными являются четыре семантических компонента: каузация, движение, место и путь. Соответственно, при создании видеоклипов под прототипическими ситуациями помещения/удаления понималось намеренное помещение объекта куда-либо или

удаление его откуда-либо под агентивным контролем. При этом для выявления параметров межъязыкового варьирования потребовалось привлечь более тонкие противопоставления, такие как перемещение относительно контейнера или опорной поверхности (положить яблоко в миску /на стол), вертикальная или горизонтальная ориентация основной оси объекта после перемещения (поставить / положить книгу на полку) и т.д.

Для того чтобы, с одной стороны, не упустить значимые параметры, а с другой, не перегрузить задачу излишним числом ситуаций и не сделать ее не выполнимой в обозримые сроки, составители клиповой анкеты постоянно консультировались с полевыми исследователями различных языков. Это позволило создать набор стимулов, основанный на противопоставлениях, которые повторяются в разных языках, а не являются плодом умозрительных рассуждений о том, что в принципе могло бы быть значимо для изучаемого поля. Результирующий список ситуаций учитывает следующие проти

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»