научная статья по теме АГРАРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ПОРЕФОРМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ: ДИСКУССИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «АГРАРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ПОРЕФОРМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ: ДИСКУССИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2015 ■ № 2

А.В. ОСТРОВСКИЙ

Аграрная эволюция пореформенной Европейской России: дискуссионные проблемы*

В статье показано, что в Европейской России к концу XIX в., с одной стороны, были исчерпаны возможности экстенсивного развития сельского хозяйства, с другой - на рубеже XIX-XX вв. происходило сужение возможностей его интенсификации, что создавало условия для обострения социальных противоречий.

Ключевые слова: сельское хозяйство, эксплуатация, доходность, социальная дифференциация, община, аграрная история России.

Непрекращающиеся споры о революции 1917 г. в России снова и снова возвращают нас к тому, что происходило в дореволюционной российской деревне. И хотя этому посвящена огромная литература, существует целый ряд не только дискуссионных, но и вообще неизученных проблем.

Проблемы сельскохозяйственного производства

В советской литературе было общепризнанно, что в основе аграрной эволюции лежала смена способов производства, однако при этом способ производства сводился главным образом к производственным отношениям. В результате у нас до сих пор нет истории сельскохозяйственного производства, а то немногое, что имеется на этот счет, дает не только фрагментарное, но и во многом искаженное представление об основных этапах его развития, об уровне, достигнутом им к началу ХХ в. Прежде всего это касается земледелия, составлявшего основу сельского хозяйства дореволюционной России.

В развитии земледельческого производства (имеется в виду пашенное неорошаемое земледелие) можно выделить три этапа, которым соответствовали три системы земледелия: переложно-залежная, трехполье и многополье. При использовании пере-ложно-залежной системы под посевом находилось менее 50% пашни, и она эксплуатировалась до тех пор, пока давала более или менее удовлетворительный урожай. При трехполье засевалось 67% пашни, а ее плодородие регулировалось с помощью удобрения. При многополье под посев использовалась почти вся пашня, а ее плодородие регулировалось как с помощью удобрения, так и с помощью рационального чередования высеваемых культур.

* Публикуемая статья представляет собою доклад, сделанный автором 17 сентября 2014 г. на семинаре по крестьяноведению в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ. Стенограмму обсуждения доклада см. [Крестьяноведение... 2014].

Островский Александр Владимирович - доктор исторических наук, и.о. профессора кафедры истории и регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича. Адрес: Большевиков просп., д. 22, корп. 1, Санкт-Петербург, 193232. E-mail: rector@sut.ru.

Считается, что в России уже к XVI в. утвердилось трехполье, которое в конце XVIII-первой половине XIX в. оказалось в состоянии кризиса, и под его влиянием начался переход к многополью [Огановский 1911, с. 258; Крохалев 1960, с. 18; Слободин 1952, с. 21; 1971, с. 281; Дружинин 1978, с. 150]. В основе этих представлений лежат материалы иллюстративного характера, причем относящиеся лишь к нечерноземным губерниям. Между тем обращение к материалам всех губерний Европейской России показало, что, хотя переход от переложно-залежной системы к трехполью начался в XIV-XV вв., он растянулся на несколько столетий и не завершился даже к началу ХХ в. [Островский 2013, с. 61-106].

Одно это свидетельствует, что: а) в действительности земледельческое производство Европейской России к началу ХХ в. отставало в своем развитии от того уровня, который приписывается ему, на целую эпоху; б) поскольку агрикультурный уровень земледелия - один из важнейших факторов, определявших общее развитие деревни, ошибка, допущенная в определении агрикультурного уровня российского земледелия, не позволяет понять многие процессы, происходившие в российской деревне в периоды как позднего феодализма, так и складывания и утверждения капитализма.

При этом ошибка была допущена не только в определении агрикультурного уровня пореформенного земледелия, но и в трактовке понятия "трехполье". Не учитывая разницы между понятиями "система земледелия" и "система севооборота" и сводя трехполье только к системе севооборота, подавляющее большинство историков-аграрников рассматривают трехполье как экстенсивную систему земледелия и считают, что вплоть до начала ХХ в. земледелие Европейской России развивалось экстенсивно. На самом деле экстенсивный характер оно имело только на стадии переложно-залежной системы, а переход к трехполью, открывшему возможность повышения плодородия земли с помощью удобрения, означал перевод земледелия на путь интенсивного развития.

В 1980 г. была сделана попытка обосновать мнение о том, что до начала ХХ в. развитие земледельческого производства Европейской России продолжало сохранять экстенсивный характер [Воскресенская 1980]. Однако использованный для доказательства этого критерий неустойчивости урожаев представляется неубедительным. Если же исходить из того, какую роль в производстве хлеба играли такие факторы, как увеличение площади посева и урожаев, то окажется, что в 1896-1915 гг. рост зернового производства на 60% определялся повышением производительности земли и только на 40% - расширением площади посевов [Островский 2013а, с. 226-227]. Иначе говоря, к концу XIX в. возможности экстенсивного развития земледелия на территории Европейской России были исчерпаны.

В связи с этим принципиальное значение имеет вопрос о динамике площади пашни. Долгое время на этот счет исследователи оперировали официальными данными о площади пашни на 1860-е, 1877, 1881 и 1887 гг. и не имели возможности судить о положении дел в этом вопросе на рубеже веков. В 1960-е гг. В. Яцунский сделал попытку определить площадь пашни на 1912 г. расчетным путем [Яцунский 1961, с. 116, 125-127], но допустил в расчетах ошибку. Имея возможность исправить эту ошибку, а также использовать почему-то оказавшиеся вне поля зрения исследователей данные о площади пашни за 1901 г., я получил следующую картину динамики площади пашни: 1860-е гг. - 88 млн дес., 1887 г. - 117 млн, 1901 г. - 120 млн, 1912 г. - 120 млн, 1955 г. -120 млн дес. [Островский 2013а, с. 62, 70].

Это означает, что к концу XIX в. распашка земель в Европейской России фактически прекратилась и дальнейшее расширение площади посевов происходило главным образом в результате перехода от переложно-залежной системы земледелия, возможности которой к началу ХХ в. находились на грани исчерпания даже в южных губерниях, к трехполью. Исходя из этого можно утверждать, что к концу XIX в. развитие сельского хозяйства Европейской России вступило в ту стадию, на которой дальнейший рост производства в соответствии с темпами роста численности населения был возможен главным образом за счет повышения урожайности, то есть за счет интенсификации сельского хозяйства, в том числе земледельческого производства.

4 ОНС, № 2

97

Решение этой задачи прежде всего зависело от состояния животноводства. Между тем имевшееся поголовье рабочего скота не позволяло обрабатывать пашню в соответствии с существовавшими при трехполье агротехническими требованиями. Поэтому даже там, где уже давно господствовала эта система земледелия, вместо трехкратной обработки парового поля производилась только двукратная. Общее поголовье скота не обеспечивало и удобрения парового поля в соответствии с существовавшими требованиями: при норме 2400 пудов на десятину пара вывозилось менее 1000 пудов навоза и в среднем удобрялось лишь около 40% пара [Островский 2013а, с. 99-105].

В результате если в первые пореформенные годы происходило медленное повышение обеспеченности населения хлебом, то на рубеже веков оно стабилизировалось примерно на одном уровне. Этот уровень позволял России обеспечивать необходимые продовольственные потребности, но не давал возможности удовлетворять потребности фуражные. А поскольку часть хлеба шла на экспорт, в результате остающегося хлеба не хватало даже для удовлетворения продовольственных потребностей. Именно в этом заключалась главная причина расширения употребления в пищу картофеля, а в качестве фуража - различного рода суррогатов, прежде всего соломы [Островский 2013а, с. 215-225, 228-269, 275-283].

Еще раньше были исчерпаны возможности экстенсивного развития животноводства. На протяжении по крайней мере двух столетий происходило сужение его кормовой базы. В начале XVIII в. площадь лугов составляла 4,5 дес. на душу населения, в середине XVIII в. - 2,6, в начале XIX в. - 1,8, в середине XIX в. - 1,2 дес., XX в. -менее 1,0 дес. [Островский 2013а, с. 54-55, 62]. Как предреформенные, так и пореформенные годы характеризовались сокращением обеспеченности населения скотом. По самым скромным расчетам после отмены крепостного права она уменьшилась примерно в полтора раза. Причем продуктивность крупного рогатого скота и овец имела явную тенденцию к снижению. В начале ХХ в. животноводство могло обеспечить потребности населения в мясе на 25%, в молоке на 20%, в яйцах на 10% [Островский 2014, с. 52-59, 308]. Остановить и переломить развитие этого процесса могло только ускорение темпов интенсификации сельскохозяйственного производства, то есть повышение производительности земли.

Проблемы эксплуатации крестьянства

Поскольку сельскохозяйственное производство в основном было сосредоточено в крестьянских хозяйствах, имевших около 90% всех посевов и 95% рабочего и продуктивного скота [Предварительные... 1916], решение проблемы интенсификации сельского хозяйства прежде всего зависело от состояния, в котором находилось крестьянство. А возможности крестьянства в этом отношении зависели не только от того, что, сколько и как оно производило, но и от того, какая часть производимого им прибавочного продукта оставалась в его руках, какая отчуждалась за пределы его хозяйства, то есть от масштабов и степени эксплуатации.

В советской литературе доминировало мнение, что, начиная с Киевской Руси, эксплуатация населения постоянно увеличивалась. На абсурдность подобных представлений в свое время обратил внимание А. Шапиро, который высказал совершенно верную мы

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»