научная статья по теме АКАДЕМИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ (ЛИКВИДАЦИЯ ПАРИЖСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «АКАДЕМИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ (ЛИКВИДАЦИЯ ПАРИЖСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ)»

Социальная история науки

И. С. ДМИТРИЕВ

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ (ЛИКВИДАЦИЯ ПАРИЖСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК В ЭПОХУ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ)

В статье анализируется история ликвидации Парижской академии наук в августе 1793 г., причины и следствия этого события, а также воздействие якобинского террора на французскую науку. Также рассмотрены факторы, способствовавшие выходу французского научного сообщества из кризиса и последующим успехам науки в постреволюционной Франции.

Ключевые слова: Французская революция, Парижская академия наук, якобинский террор, Политехническая школа.

Нет оснований ожидать, что какой-либо предмет шерстяной одежды будет сделан в совершенстве в обществе, где астрономия игнорируется, а моралью пренебрегают.

Д. Юм

В годы Французской революции революционеры, прежде всего радикально настроенные якобинцы, хотели создать не только новое общество и государство, но и новую структуру организации науки, структуру, основанную на принципах эгалитаризма, свободы, эффективности и патриотизма. Иными словами, они надеялись, что демократические политические принципы могут служить основанием для построения здания новой науки, что придаст научным теориям политическую корректность. Но оказалось, что между демократическим идеалом революционеров и научной методологией существует глубокое противоречие (fundamental tension) 1, не устранимое ни политическим упрямством, ни хитроумной игрой слов и понятий. Якобинцы полагали, что научные знания могут быть доступны всем и получать их в принципе может любой, поэтому всякая иерархия в организации науки - не более чем пережиток ancien régime. Более того, члены научного сообщества исходили из совершенно неприемлемого для революционеров убеждения, что истина важнее политических и идеологических предписаний. Как заметил один из депутатов Конвента,

чтобы быть счастливым, французскому народу требуется науки не больше, чем добродетели [...] Рим был счастливейшим государством и достиг

1 Donovan, A. Antoine Lavoisier: Science, Administration, and Revolution. Oxford (UK); Cambridge (USA), 1993. P. 286.

© И. С. Дмитриев. ВИЕТ. 2014. № 3. С. 44-81

наивысшего процветания в те времена, когда там было только сельское хозяйство 2.

Ликвидация в августе 1793 г. лучшей научной академии Европы стала одним из самых драматических, даже трагических эпизодов в истории науки. Далее я рассмотрю ход событий, приведших к закрытию академии и их причины.

«Мы не должны платить за то,

что кто-то хочет стать образованным человеком»

Критика науки и научных институтов во Франции XVIII столетия началась еще до революции. К примеру, Ж. Л. Д'Аламбер (J. Le Rond D'Alembert; 1717-1783), ясно понимая, какие «великие выгоды» может принести наука обществу и государству, с горечью писал о том, что на выборах в академию можно наблюдать «все типы злоупотреблений, интриги и протекционизм, а это может привести к тому, что академия, если в ней не будет наведен порядок, заполнится посредственностями» 3.

После революции нападки на академию усилились, а главное, изменился характер критики.

Академик, - писала «Меркюр де Франс» (Mercure de France) в октябре 1790 г., - ест в бархатном кресле, и на него одного идет пропитание, которого хватило бы на сорок сельских хозяйств [...] Академии всегда были потайными фонарями (les lanternes sourdes) тиранов 4.

Взятая как коллектив, - утверждал Марат в одном из своих холерических писем об «академическом шарлатанстве» (charlatanisme académicien), -академия должна быть рассматриваема как общество людей суетных [...] Она делится на несколько групп, из которых каждая бесцеремонно ставит себя выше других и отделяется от них 5.

Другой пример. В январе 1790 г. Комитет по финансам Учредительного собрания представил проект госбюджета на грядущий финансовый год. Бюджет был весьма жесткий, в нем, в частности, были существенно урезаны традиционные расходные статьи по разделу «Дом короля» (Maison du Roi) 6, в

2 Цит. по: Baker, K. M., Smeaton, W. A. The Origins and Authorship of the Education Proposais Published in 1793 by the Bureau de Consultation des Arts et Métiers and Generally Ascribed to Lavoisier // Annals of Science. 1965. Vol. 21. P. 34. Народный представитель не учел, что для высказывания подобной мысли ему потребовалось кроме республиканских добродетелей еще и кое-какое (пусть даже не вполне корректное) знание древней истории.

3 Цит. по: Barthélemy, G. Les savants sous la Révolution / Préface du prof. Jean Dorst. Le Mans, 1988. P. 56.

4 Там же. P. 55.

5 Марат Ж. П. Памфлеты / Ред., вступ. ст. и комм. Ц. Фридлянда. М.; Л., 1934. С. 529 (серия «Иностранные мемуары, дневники, письма и материалы»).

6 «Дом короля» - военная, гражданская и духовная администрация (министерство) монарха в дореволюционной Франции и в эпоху Реставрации Бурбонов (1814-1830), руководимая госсекретарем (Secrétaire d État à la Maison du Roi).

коем значились и ассигнования на академии, в том числе и на Академию наук. Правда, расходы на последнюю уменьшать не предполагалось, она должна была получить свои «законные» 93 158 ливров и 10 су плюс 1200 ливров на награды за крупные научные открытия и лучшие монографии. Дебаты по этим статьям бюджета начались только в середине августа. И тут один из депутатов - Ж.-Д. Ланжюине (J.-D. Lanjuinais; 1753-1827), профессор гражданского права и адвокат, «непреклонный, проницательный и доблестный бретонец», как охарактеризовал его В. Гюго, - заявил, что он категорически против выделения государственных денег на содержание каких бы то ни было научных организаций, ибо все они, особенно академии, представляют собой корпорации, а всякого рода корпоративный дух (esprit de corps) в свободном обществе следует пресекать.

Посмотрите на Англию, - вещал Ланжюине, - там академии не получают (от правительства. - И. Д.) ни денег, ни знаков отличия и тем не менее процветают, и их академики отличаются не меньшей ученостью, нежели наши, а пользы, смею утверждать, приносят даже больше наших 7.

Впрочем, вовсе не обязательно было обращаться к опыту Англии и Германии. Ланжюине в своих выступлениях напоминал об успешной деятельности Общества открытий и изобретений (Société des inventions et découvertes), Общества натуральной истории (Société d'histoire naturelle) и других «свободных обществ» (sociétés libres). Наконец, он указывал на издание «Энциклопедии» как на пример удачного коммерческого предприятия 8. Ланжюине был не одинок, аналогичные доводы приводились на страницах «Журналь де физик» (Journal de physique), издаваемом Ж.-К. Деламетри (J.-Cl. Delamétherie; 17431817), не говоря уж об изданиях типа «Л'ами дю пёпль» (L'ami du peuple). В собрании в поддержку Ланжюине выступил депутат Л.-С. Мартино (L.-S. Martineau), заявивший с солдатской прямотой: «Мы не должны платить за то, что кто-то хочет стать образованным человеком», а депутат П.-Ш.-Н. Деделе д'Ажье (P.-C.-N. Dedelay d'Agier) предложил создать аж специальный комитет, который должен будет изучить состояние дел во всех академиях и научных обществах королевства и заняться их реорганизацией, чтобы «дух деспотизма не препятствовал расцвету гения» 9.

Тогда, в августе 1790 г., все обошлось отчасти благодаря выступлениям аббата А. Б. Грегуара (H. B. Grégoire; 1750-1831). Академия наук по-

7 Archives parlementaires de 1787 à 1860 // Recueil complet des débats législatifs et politiques des chambres françaises / Fondé par MM. Mavidal et E. Laurent. Continué par l'Institut d'Histoire de la Révolution Française, Université de Paris I. Sér. I (1787-1799). 82 vols. Paris, 1867-1966. 14 août 1790. T. 18. P. 69.

8 Правда, Д. Дидро, закончив это издание (1765) и оставшись таким же бедным, как и ранее, сказал о своих издателях: «Мы помогли им составить состояние, а они позволили нам жевать листья от лавровых венков».

9 Archives parlementaires... I-ère série (1787-1799). 15 août 1790. T. 17. P. 87.

лучила свои 93 458 ливров и 10 су (что на 300 ливров больше, чем планировалось финансовым комитетом) плюс 1200 ливров «наградных», а выступления ее критиков были пока (!) оставлены без внимания. Но спектр мнений в собрании относительно судьбы академий и научных обществ («оставить все как есть» - «реорганизовать» - «закрыть») определился вполне. Кроме того, всем обществам и академиям предписано было в течение месяца представить новые уставы, т. е. по сути самореформироваться.

Следует упомянуть также о том, что 31 июля 1790 г. Учредительное собрание заслушало доклад Л.-М. Ревельера-Лепо (L.-M. La Reveillère-Lépaux или La Revellière Lépeaux; 1753-1824), ботаника и политического деятеля, о вознаграждении труда ученых, писателей и людей искусства. Ревельер настаивал на том, что государство должно платить людям науки и искусства достойное вознаграждение, ибо их труд способствует росту просвещения во всем мире и, кроме того, по этой же причине оно должно поддерживать и соответствующие институты 10. Более того, предлагалось выплачивать компенсации тем, кто рисковал своей жизнью и здоровьем в длительных путешествиях, имевших важное значение для национальной экономики и развития науки. (Примером могла служить трагическая история Жана-Франсуа Гало, графа де Лаперуза (J. F. Galaup, comte de La Pérouse; 1741-1788), погибшего со всем составом возглавленной им морской кругосветной экспедиции у атолла Ва-никоро (Соломоновы острова). Депутаты в большинстве своем поддержали докладчика, однако после длительных дискуссий, касавшихся того, как и в каком размере выплачивать соответствующие вознаграждения, было решено установить три категории выплат: до 3000 ливров (при этом нижний предел не оговаривался), от 3000 до 6000 и от 6000 до 10 000. При этом было решено, что эти выплаты должны иметь единовременный характер, а не быть ежегодным пожизненным пособием и присуждать их следует в том случае, когда работа над проектом будет полностью завершена и ценность полученных результатов станет очевидной 11.

Критика Академии наук во многом была, разумеется, заслуженной. Действительно, академия выказывала явную тенденцию к монополизации научных исследований в стране, за которой я

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»