научная статья по теме АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ КАК УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ ДОЛЖНОСТНОГО ХАРАКТЕРА Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ КАК УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ ДОЛЖНОСТНОГО ХАРАКТЕРА»

тштшшшттт

Ибрагимова Х.А.

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ КАК УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ ДОЛЖНОСТНОГО ХАРАКТЕРА

данная статья посвящена вопросам разграничения злоупотреблений должностными полномочиями как уголовного преступления от иных правонарушений должностного характера, разграничения преступлений от дисциплинарных проступков и необходимости выработки перечня служебных нарушений во всех сферах деятельности.

Ключевые слова: злоупотребление должностными полномочиями, дисциплинарные проступки и правонарушения, кодекс дисциплинарных проступков.

Ibragimova H.A.

TOPICAL ISSUES OF DELIMITATION OF THE ABUSE OF POWER AS A CRIMINAL OFFENSE BY OTHER OFFENSES OFFICIAL CHARACTER

This article is devoted to the issues of delimitation of the abuse of power as a criminal offense by other official nature of the distinction between crimes of misconduct and the need for a list of service violations in all spheres . Keywords: аbuse of power, and disciplinary offenses, disciplinary code.

Истории российского уголовного законодательства известно весьма широкое определение должностного преступления, каковым охватывались и такие деяния, которые ныне таковыми не признаются. Совершение любого правонарушения по службе, в том числе и должностного проступка, формально влекло за собой ответственность в рамках группы составов должностных преступлений. Вместе с тем развитие уголовного законодательства в России, и особенно принятие нового Уголовного кодекса РФ, значительно сузило понятие должностного преступления, что сказалось на актуализации выработки критериев отграничения должностного преступления от дисциплинарного проступка.

Теоретическое освещение этого вопроса не отличается единством мнений в юридической литературе.

Долгое время позиция многих ученых основывалась на том, что общественная опасность — это признак, присущий лишь преступлению, что позволяло им заключать, что дисциплинарный проступок в отличие от должностного преступления является нарушением внутреннего распорядка или правил службы, не повлекших за собой общественно-опасных последствий.

К примеру, В. Ф. Кириченко, который придерживался мнения, что общественная опасность - это основной материальный признак, критерий только преступлений, отмечал следующее: «В практическом отношении указанная позиция затрудняет проблему разграничения преступления и проступка ввиду полной неясности того, какая же степень общественной опасности присуща преступлению, а какая проступку, в силу неопределенности критерия «степень общественной опасности», при котором отсутствует та грань, тот указатель качественного перехода проступка в преступление и, наоборот, -преступления в проступок»1.

А. Я. Светлов, не соглашаясь с этим мнением, отмечает, что в теории уголовного права разработан ряд критериев, благодаря которым можно определить степень общественной опасности того или иного деяния. Если говорить применительно к должностным преступлениям, отмечает автор, что степень общественной опасности, а через нее границу отграничения преступления от проступка можно провести до-

1 Кириченко В.Ф. Ответственность за должностные преступления по советскому уголовному праву . - М., 1956. - С.152-170.

вольно четко, поскольку многие нормы об ответственности за должностные преступления сконструированы таким образом, что для наличия состава преступления требуется наличие вредных последствий или преступных мотивов или того и другого одновременно. Поэтому, как отмечает он, «отсутствие любого из обязательных признаков преступления является одним из основных критериев отграничения должностного преступления от дисциплинарного (должностного) проступка»2.

Среди обязательных признаков данного состава выделяют следующие:

а) использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы;

б) совершение деяния из корыстной или иной личной заинтересованности;

в) наступление конкретных последствий деяния - существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

г) наличие причинной связи между действием либо бездействием должностного лица и указанными последствиями.

Определенного рода продолжение, развитие данной позиции мы видим у Н. Ф. Кузнецовой, которая отмечает, что «преступления отличаются от непреступных правонарушений:

• по общему объекту, более широкому и разнообразному, чем во всех иных отраслях права;

• по антисоциальности, которая в преступлениях наивысшая и именуется общественной опасностью, а в других непреступных правонарушениях содержит определенную долю вредоносности в соответствующих сферах отношений;

• по тому, что внутри общественной опасности ведущим разграничительным признаком, элементом выступает вред (ущерб) охраняемым интересам личности, общества, государства;

• среди других криминообразующих признаков, которые позволяют провести границу между преступлениями и непреступными нарушениями, УК предусматривает низменные мотивации, опасные способы совершения деяний, с использованием должностного положения субъекта, с применением

2 Светлов А.Я. Ответственность за должностные преступления, -Киев, 1978. - С.47.

Евразийский юридический журнал

№ 5 (84) 2015

оружия»3.

Дисциплинарные поступки посягают на государственную и служебную дисциплину. Таким образом, объектом служебного проступка, который является разновидностью дисциплинарных проступков, является действующий порядок служебных отношений, а также правила внутреннего распорядка. По мнению В. Н. Ширяева, природа служебной провинности исчерпывается нарушением служебного долга. Содержание его слагается из совокупности различных обязанностей, возлагаемых службой. Следовательно, всякое поведение, заключающееся в неисполнении обязанностей службы или нарушении их, должно быть признано несогласным с долгом службы, ибо последний требует, прежде всего, точного соблюдения служебных обязанностей. По мнению В. Н. Ширяева, «понятие служебного долга, равно как и начало закономерности в отправлении службы, могут быть объектом дисциплинарных провинностей, но едва ли будет целесообразно рассматривать их в качестве специфических объектов должностных преступлений»4.

Объект должностных злоупотреблений в Уголовном кодексе обозначен как «интерес службы». Представляется, что данное понятие несколько шире обозначенного выше объекта дисциплинарного проступка, т.к. интересы службы, очевидно, не исчерпываются интересами дисциплинарного характера. В этом смысле, думается, правильно выделять в понятии служебный долг узкое и широкое значение.

Далее, правоприменителю при разграничении преступных должностных злоупотреблений и дисциплинарных проступков следует исходить, кроме как из объекта, также и из общественной опасности правонарушений.

В литературе утвердилось мнение, что общественная опасность выступает социальным свойством исключительно преступлений. И, несмотря на то что непреступные правонарушения тоже в определенной степени вредоносны, характер и степень этой антисоциальности не достигает степени криминальной, именуемой в законодательстве общественной опасностью. Как было отмечено Н. Ф. Кузнецовой, «преступления при прочих равных условиях всегда причиняют больший вред, их вина антисоциальнее, мотивация низменнее, способы совершения более дерзки»5.

Должностные злоупотребления являют собой такое действие, активное использование должностным лицом своих полномочий, или бездействие, когда должностное лицо сознательно не исполняет своих обязанностей (например, попустительствует правонарушению), которое направлено против установленного порядка несения службы и выражается в нарушении лицом возложенных на него служебных обязанностей.

Далее, объективную сторону служебного проступка, в отличие от преступного должностного злоупотребления, составляют не только действия или бездействие служащего, связанные с нарушением возложенных на него по службе обязанностей, но и использование, к примеру, своего авторитета, ибо последнее, следуя букве закона, есть деяние аморальное, порицаемое, могущее повлечь меры дисциплинарного воздействия, но уголовную ответственность оно не влечет, поскольку должностное лицо своими правами и обязанностями не злоупотребляет.

3 Курс уголовного права. Общая часть. Т.1. Учение о преступлении / Под ред, Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. - М., 1999,- С. 167.

4 Ширяев В.Н. Должностные преступления и проступки. — М., 1989.- С.167, 177.

5 Курс уголовного права / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой.

- М, 1999.- С.160.

Обязательным признаком ст. 285 УК РФ является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо государственных и общественных интересов, охраняемых законом. Только при условии наступления этого последствия злоупотребление должностными полномочиями будет оконченным преступлением. Что же касается дисциплинарного проступка, то он будет иметь место и тогда, когда противоправные деяния могли, но фактически не наступили, так как диспозиция ст. 285 УК РФ предусматривает не возможность наступления вредных последствий, а их реальное причинение и наступление.

В этой связи мы считаем правильным мнение ученых, которые предлагают оговорить точный размер материального ущерба или ориентировочные его пределы при фактах злоупотребления должностными полномочиями.

Что касается психического отношения к совершаемому должностным лицом правонарушению как критерию разграничения должностных злоупотреблений на преступления и проступки, то проще и практически легко, как нам представляется, это делать от противного. В диспозиции ст.285 УК РФ указаны конструктивные признаки субъективной стороны: наличие корыстного мотива или иной личной заинтересованности, что само по себе подразумевает умышленную вину. В связи с чем отсутствие этих признаков при прочих условиях позволяет рассматривать должностное злоупотребление в рамках дисциплинарной ответственности.

Существуют массовые факты того, как корыстные мотивы и иная личная заинтересованность умышленно вуалируется провин

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»