научная статья по теме АЛТАЙ В СЕРДЦЕ ЯПОНЦА: ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В Г. БИЙСКЕ В 1946-1947 ГГ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «АЛТАЙ В СЕРДЦЕ ЯПОНЦА: ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В Г. БИЙСКЕ В 1946-1947 ГГ»

ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ

В конце апреля 2008 г. в Санкт-Петербурге проходил 17-я Всероссийская научная конференция старшеклассников и студентов «Интеллектуальное возрождение». По приглашению ее организатора А.А. Троня мне пришлось быть председателем жюри по секции истории. В ходе заседания ребята делали краткие доклады, отвечали на вопросы. Среди участников были юные историки из многих уголков России. Сегодня нередко слышны жалобы на якобы упадок культуры, на чуть ли не дебилизм учащихся. Прошедшая конференция, как и многие другие мероприятия, вновь убеждают, что у нас немало великолепных молодых людей, любящих историю и прекрасно использующих новые возможности интеллектуального творчества.

Первое место жюри единодушно присудило школьнику из г. Бийска, выпускнику 11 класса Саше Головачу. Это действительно самостоятельная исследовательская работа. Редакция журнала «Клио» решила опубликовать ее на своих страницах. Мы благодарим Сашиного учителя истории и его научного руководителя С.Ю. Исупова. Поздравляем Сашу с первой научной публикацией и желаем ему успешного продолжения профессиональных занятий историей.

В. С. Измозик, д.и.н., профессор, заместитель главного редактора журнала «Клио»

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ГОЛОВАЧ

(Бийск),

ученик 11-го класса Бийского лицея Научный руководитель: учитель истории Исупов Сергей Юрьевич АЛТАЙ В СЕРДЦЕ ЯПОНЦА:

ЯПОНСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В Г. БИЙСКЕ В 1946-1947 ГГ.

Впервые о японских военнопленных, содержащихся в Бийске, я услышал от своих родителей, когда они рассказывали мне историю нашей семьи. Чебачевы Петр Родионович и Александра Ивановна, мои прадедушка и прабабушка по линии отца, поженились в 1922 г. Они жили в Оренбургской области, в небольшом городке Абдулино. Петр служил дьяконом в местной церкви и растил вместе с женой двух дочерей, но 9 октября 1937 г. он был арестован. Моя прабабушка, испугавшись за детей, ночью сбежала с ними из города. На поезде они доехали до г. Бийска в Алтайском крае, дальше поезда не ходили. Так прабабушка спасла своих детей от клейма «дочерей врага народа», потому что прадедушку по сфабрикованным материалам следствия обвинили в контрреволюционной деятельности и приговорили тройкой УНКВД к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 17 октября 1937 г.

Поселившись в Бийске, Александра Ивановна устроилась на мясокомбинат, где в 1946 г. работала бок о бок с пленными японцами. Мужчин после войны на предприятии работало немного, поэтому пленных нередко выделяли в помощь работницам. Так моя прабабушка - русская женщина - вместе с пленным японцем брала подводу и без охраны безбоязненно направлялась в близлежащий лес заготавливать дрова для заводской столовой1.

История, услышанная мной от родителей, заинтересовала своей правдивостью, сделав мне эту тему более близкой и причастной к истории моей семьи. Больше всего меня удивило и порадовало теплое отношение к пленным японцам. Дело в том, что мои дедушка и бабушка по материнской линии - немцы. В августе 1941 г. они были депортированы с Поволжья в Сибирь и также в Алтайский край. К немцам, всю жизнь прожившим в России, отношение было гораздо хуже, чем к японским солдатам, попавшим в плен в ходе войны и после капитуляции2.

Позднее я заинтересовался не только историей своей семьи, но и такой мало изученной темой, как пребывание в Бийске японских военнопленных. Полагаю, что эта тема является крайне актуальной по той простой причине, что никаких исследовательских работ или сведений из официальных архивов не публиковалось. На мой взгляд в жизни народов России и Японии сейчас наступило такое время, когда изучение прошлых и пересмотр настоящих отношений неизбежен и необходим.

Прибытие в город и размещение в лагере

Проведенная с 9 по 19 августа советскими войсками совместно с Тихоокеанским флотом, Амурской военной флотилией и войсками Монгольской Народной Республики так называемая Маньчжурская операция завершилась пленением более чем шестисоттысячной Квантунской армии. Японские военнопленные были размещены на огромной территории: от Украины, Подмосковья и Казахстана до Магадана, Находки и Сахалина. Согласно шифровке Генштаба Красной армии от 1 сентября 1945 г., в Алтайский край было отправлено 14 тыс. человек. Пленных распределили следующим образом: Наркомстрою на возведение тракторного завода в Рубцовске и заводов № 7 и 77 в Барнауле определили 6 тыс. человек; НКПС и Барнаульскому вагоноремонтному заводу - 1 тысячу человек, Золотушинскому рудоуправлению - 3 тыс. человек, Наркомтяжмашу для завершения строительства Барнаульского и Бийского котельных заводов - 4 тыс. человек3.

Первые составы с японскими военнопленными начали прибывать в Бийск в конце 1945 г. Очевидец вспоминает: «Однажды в конце сентября - начале октября 1945 года, придя утром на работу, я увидел стоящий на заводской железнодорожной ветке состав, охраняемый солдатами. В нем находились пленные японцы. В тот же день их из вагона перевели в землянки, ставшие лагерем военнопленных.. ,»4.

Предположительно в город прибыло около 4 батальонов, т.е. 1200-1500 солдат и офицеров. Большая их часть была размещена в лагере, расположенном между Бийской спичечной фабрикой и маслоэкстракционным заводом. Территория лагеря имела форму прямоугольника, по периметру обнесенного колючей проволокой, по сторонам и углам стояли сторожевые вышки с автоматчиками. Военнослужащие охраны и штаб находились в двух или трех бараках со стороны позднее построенной ограды Котельного завода. За оградой, над склоном лога, был высокий густой лес, несколько одиночных бараков и рубленая баня для заключенных, около которой располагался сруб колодца. Это место находилось немного выше моста, выходящего к поликлинике Котельного завода5. Здесь и разместили прибывших японцев. Теперь они должны были тут жить, работать и, может быть, умереть.

До наших дней от лагеря почти ничего не сохранилось. После 1948 г. лагерь был снесен, а территория его использована для частной застройки. Сейчас эта территория полностью занята частными домами и частично - элеватором. Лагерную баню сначала использовали как жилой дом, а позже перестроили под складское помещение.

Другая, меньшая группа пленных, примерно в 150-200 человек, была размещена на территории Бийского сахарного завода в построенных ими же деревянных бараках. Эти бараки называли «японским Бухенвальдом»6. После японцев здесь располагалась тюрьма, а затем - общежитие. До сих пор цело одноэтажное здание, в котором жили японские военнопленные. Несколько бараков японцев сохранилось на Спичечной улице и в Заячьем переулке.

Еще одна группа военнопленных, около 100-150 человек, зимой 1945-1946 гг. находилась в так называемой «лесозаготовительной командировке», в лагере, расположенном в с. Боровлянка. Она занималась изготовлением деревянных срубов для городского стройтреста № 57. Позже срубы превращали в жилые дома в районе Бийского

котельного завода. Строили надежно, надеясь, что дома переживут строителей. Бийчане и сегодня живут в них, не задаваясь вопросом, кто возводил эти строения...

Работа пленных японцев на городских предприятиях

В послевоенные годы в Бийске велось интенсивное строительство. Война унесла жизни значительной части работоспособного мужского населения, поэтому рабочих рук не хватало. Чтобы восполнить дефицит кадров, использовался подневольный труд военнопленных. Они привлекались для различного малоквалифицированного труда и подсобных работ. Как пишет В. Агалков в своей книге «Японцы в Сибири», «самым тяжелым испытанием для военнопленных стал подневольный труд.»8. Можно совершенно точно сказать, что они работали практически на всех действовавших в то время предприятиях: на лесозаводе, мясоконсервном заводе, нагорной нефтебазе, заводе № 5 «Главпищемаш», заводе «Механлит», заводе № 479 «Молмаш», на сахарном заводе и на строящемся Бийском котельном заводе. Им приходилось строить дома, лить из шлака ограды, дробить щебень, мостить дороги, расчищать от снега железнодорожные пути, носить шихту, делать отливки, пилить дрова, таскать грузы, потрошить туши мертвых животных и многое другое9.

Многие пленные японцы обладали рабочими специальностями, по которым они и работали. По имеющимся данным среди всего контингента размещенных в Советском Союзе японских военнопленных около 30% были рабочими, поэтому такой труд для них был привычен; кроме того, были и специалисты редких квалификаций10. Так, на сахарном заводе в кузнице трудились кузнец и молотобоец из пленных, а на Котельном заводе работали несколько высококвалифицированных сварщиков и электриков из числа пленных японцев. Многие русские рабочие отмечали их удивительное прилежание и трудолюбие11.

Японцы оставили после себя в Бийске построенные ими жилые дома, производственные здания, дороги, мостовые и кладбища.

Условия жизни пленных японцев

К тяжелому труду пленных прибавлялись и тяжелые жизненные условия. Если жизнь обычных горожан тогда была очень тяжелой, то говорить о пленных не приходится. В 1992 г. Бийск посетила японская делегация, в составе которой было несколько бывших пленных. Руководитель делегации, буддийский священник Каруба-сан, испытавший все невзгоды плена, сказал: «Те времена были для нас нелегкими, но и вы жили тогда тяжело»12.

Японцы располагались в плохо обогреваемых землянках, в то время как мороз зимой 1946 г. доходил до -45°, а японцы к тому же еще зачастую работали на открытом воздухе. Землянка пленных офицеров имела следующий вид: по обе стороны центрального прохода находились двухъярусные нары. На них были застланные байковыми одеялами матрасы и подушки, набитые соломой13. Если так выглядела землянка офицерского состава, всегда пользующегося привилегиями, то рядовые солдаты жили в гораздо худших условиях.

Одежда рядового японского военнопленного представляла собой следующий комплект: шапка-ушанка из обезьяньего меха, армейская утепленная куртка с отстегивающимися у локтей рукавами, трехпалые рукавица с тесемками, ватные штаны и валенки. Но и в такой одежде японцы, не привыкшие к суровому климату, страдали от холода. Многие, имевшие шерстяные свитера,

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»