научная статья по теме АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ПРАВОВЫХ ПАМЯТНИКОВ РОССИИ ПЕРИОДА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ ПРАВОВЫХ ПАМЯТНИКОВ РОССИИ ПЕРИОДА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ»

УДК 340.113.1(091)

Анализ некоторых правовых памятников России периода средневековья с точки зрения законодательной техники

Е.О. Чинарян,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой трудового, социального и семейного права Российского государственного социального университета

Россия, Москва

berendeevaeo@mail.ru

Ошибка в законотворчестве приводит к негативному результату деятельности в правовой сфере, препятствует достижению законодательно определенных целей и содержит в себе потенциальные возможности наступления вредных, а в отдельных случаях опасных для общества, личности и государства последствий. В процессе совершенствования качества законодательства России необходимо учитывать допущенные в прежние исторические периоды ошибки и просчеты, связанные с законодательной техникой, чтобы не повторять их в современных условиях.

Рассматривается этап становления и развития отечественной традиции в законодательной технике. Его характеризуют господство обычного права и постепенное становление отечественного закона, а также архаичная техника систематизации права. Данная техника состояла, главным образом, в придании письменной формы нормам обычного права, объединении в рамках систематизированного акта разрозненных норм закона, судебной практики и обычая.

Ключевые слова: законодательство, техника, нормативный акт, право, судебник, статья, норма, преамбула, понятие, правовая система.

Понимание особенностей развития современной законодательной техники должно опираться на исследование исторического опыта и особенностей ее развития на разных этапах существования отечественной государственности и правовой системы. Анализируя памятники российского права, которые считаются наиболее типичными для той или иной эпохи с точки зрения средств, приемов и правил подготовки законодательных актов, необходимо отметить ряд их особенностей, которые позволяют проследить динамику совершенствования законодательной техники.

Во-первых, относительная обособленность Российского государства от западноевропейских стран определила тот факт, что правовая система России испытывала весьма незначительное влияние со стороны правовых систем европейских государств, и это не могло не способствовать выработке оригинальных подходов к законодательной технике нормативных актов. Во-вторых, с XI века начинаются сложные процессы формирования национального русского языка. В-третьих, ни один из юридических памятников XI—XII вв. в своем первоначальном, первозданном виде до нас не дошел. Мы имеем только те источники, которые сохранились до наших времен лишь в списках, самые ранние из которых датируются XIII—XIV столетиями.

Наиболее крупными нормативными актами периода русского средневековья были Судебники 1497, 1550, 1589 годов.

Небезынтересно обратиться к свидетельствам иностранных дипломатов и путешественников, побывавших в России в XV—

XVI вв. и характеризующих право как самобытное и обладающее внутренним определенным единством. Павел Новий Новокомский говорил о простоте норм Судебника 1497 года [4, с. 271]. Ричард Ченслер, находившийся при московском дворе в 1553—1554 годах, отмечал преимущество русского законодательства перед английским законодательством [1, с. 62]. В отличие от многочисленных английских статутов русские законы были кодифицированы, это выгодно отличало русское право XV—XVI вв. от права ряда западноевропейских стран.

Язык судебников отличался простотой изложения и логической последовательностью. Судебник 1497 года являлся первым опытом составления единого для всей Руси законодательного сборника. Создатели судебников не ограничились компиляцией законодательного материала, а подвергли его соответствующей переработке, причем важно подчеркнуть, что отбор и переработка правовых норм носили всецело сознательный, целенаправленный характер. Они были подчинены интересам укрепления государственной власти, усиления централизации общественной жизни. Во введении к Судебнику 1497 года утверждалось, что он являлся первым в Европе крупным кодифицированным актом. Возможно, этот нормативный акт побудил к созданию в Германии «Каролины», так как о Судебнике 1497 года в Западной Европе сообщил посол германского императора Сигизмунд Герберштейн.

Судебник 1497 года существует в одном списке и имеет заголовок: «Лета 7006-го месяца септембриа уложил князь великий Иван

Васильевич всея Руси с детми своми и с бояры о суде» [5, с. 339—416]. Этот нормативный акт не имеет деления на статьи, оно было произведено при первой публикации текста М. Вла-димирским-Будановым. Поскольку в тексте есть киноварные инициалы, автор предложил свое, основанное на них деление на статьи. В Судебнике 1497 года воспринято введенное в пространной редакции Русской правды употребление заголовков, эти заголовки показывают, что в документ включены четыре ранее изданных указа: о наместниче, о езду, наместником о суде городскым, о татях. Все указы включены в Судебник 1497 года без предварительной переработки, и заголовки и содержание некоторых статей повторяются. Предложения построены так же, как в Русской правде, однако в Судебнике 1497 года не употребляются выражения «если... то...», а в основном фразы начинаются с союза «а».

Язык Судебника 1497 года содержит в основном уголовно-правовые и процессуальные термины. Широко используются дефиниции «истец» и «ответчик», но четкой грани между понятиями уголовного и гражданского процесса еще нет, и поэтому они применяются и по уголовным делам. Текст Судебника 1497 года еще требует перевода в отличие от следующего нормативного акта — Судебника 1550 года.

Судебник 1550 года был принят Земским собором, текст его нашел в 1714 году историк В.Н. Татищев. Он опубликован без перевода, потому что язык этого памятника близок к современному языку. Преамбула Судебника 1550 года не слишком обширна, однако она удовлетворяет всем требованиям, которые предъявляются к преамбуле современных законодательных актов: она не содержит собственно правовых норм и излагает основные цели законодательного акта («.как судити бояром, и околничим, и дворецким, и казначеем, и дъя-ком, и всяким приказным людем, и по городским наместником, и по волостем волостелем, и тиуном и всяким судьям») [5, с. 477].

Судебник 1550 года является, безусловно, нормативным актом значительно более высокого уровня с точки зрения законодательной техники по сравнению с Судебником 1497 года — он стал первым законодательным актом, разделенным на статьи и имеющим преамбулу. Статьи обозначены арабскими цифрами, хотя нет заголовков статей или групп статей, хотя авторы явно пытались сгруппировать их по содержанию. «Особо следует отметить статью 98, которая устанавливает правило — включать каждый новый законодательный акт в общерусский свод законов. Эта, по существу, первая известная нам в русском праве норма, отображающая непосредственный процесс выработки законов. Все последующее русское законодательство на протяжении около 100 лет

вырабатывалось именно таким путем» [5, с. 231—232].

В основу Судебника 1550 года положен текст Судебника 1497 года, но переработанный. Очень часто переработка законодательного материала шла путем замены отдельных терминов или фраз. Так, при формулировании ст. 16 Судебника 1550 года было повторено основное содержание ст. 48 Судебника 1497 года, но фраза «ино судити на то волю, на ком ищут» была заменена более определенной «ино судити на ответчикову волю». При составлении ст. 55 Судебника 1497 года, где регламентировался порядок ответственности купца в случае утраты данных ему в кредит товаров, за основу была взята ст. 54 Русской правды (пространная редакция), которая была подвергнута весьма значительной переработке. Русской правдой просто устанавливалась обязанность купца платить, а Судебник 1497 года ввел правило о расследовании случая представителем государственной власти. Примечательно то, что содержание нормы изложено в Судебнике 1497 года в более императивной, категоричной форме, чем в Русской правде. Видимо, полагая, что всякое религиозное обоснование в новых условиях излишне, составители Судебника 1497 года исключили слова «зане же пагуба от бога есть».

Вместо термина «обида», который употреблялся в Русской правде, в судебниках уже присутствует новое словосочетание «лихое дело». Уголовное право в отличие от гражданского в данный период претерпело существенные изменения, отражая обострение противоречий феодального общества. Если по Русской правде считались преступными только такие деяния, которые наносили непосредственный ущерб конкретному человеку — его личности, имуществу, то теперь под «преступлением» стали пониматься также всякие действия, которые угрожали государству или правящей верхушке. Впервые слово «преступление» встречается в летописных рассказах XIV века в связи с событиями 1398 года: «...а у Двинян за их преступление и за их вину ... взяша 2000 руб., 3000 конев» [6, с. 99]. Аналогичная терминология характерна для церковного законодательства конца XIV—XVI века, где наряду с «лихими» и «душегубцами» встречаются термины «ослушники», «злые», «законопреступники».

Хотя русское правотворчество отличалось ясностью и доступностью нормативного текста, несложными языковыми конструкциями, практически не требующими толкования, уже в середине XV века можно было найти примеры необъясненных понятий. Видимо, это было сделано с определенной целью — защитить интересы знати и всех тех, кто стоял у власти. Так, перечисляя такие известные виды преступлений, как татьба, разбой, ябедничество,

ст. 8 Судебника 1497 года вводит новое понятие «лихое дело». То, что этот термин заменял старый термин «обида», его содержание не раскрывалось, а наказание зависело от показаний «добрых», т. е. зажиточных, благонадежных людей, давало правящей верхушке возможность подводить под понятие «лихого дела» любое деяние, нарушающее интересы знати, избавляться таким образом от неугодных людей.

Можно совершенно определенно утверждать, что к концу XVII века уже сложилась достаточно четкая юридическая терминология. В ее массиве можно выделить два пласта: исконная терминология и заимствованная.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»