научная статья по теме АНАТОМИЯ ЕГИПЕТСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ Экономика и экономические науки

Текст научной статьи на тему «АНАТОМИЯ ЕГИПЕТСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ»

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2014, № 8, с. 91-100

= БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

АНАТОМИЯ ЕГИПЕТСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ* © 2014 г. А. Коротаев, Л. Исаев

Произошедший в Египте 30 июня 2013 г. военный переворот, который его инициаторы именуют революцией, привел к тому, что на смену "Братьям-мусульманам " к власти снова пришли военные, осуществив тем самым контрреволюцию и вернув все на исходную позицию января 2011 г. Если успеху революции 2011г. способствовали внутриэлитный конфликт и образование оппозиционного альянса, то к 2013 г. ситуация изменилась с точностью до наоборот - представители мубараковской политической элиты вновь объединили свои силы против правящих исламистов, а внутри оппозиционного Хосни Мубараку "макроблока " наметился сильнейший раскол. Вышел наружу конфликт между Катаром, поддерживавшим "Братьев-мусульман", и Саудовской Аравией, "спонсировавшей" вместе с Кувейтом и ОАЭ военный переворот. Египетская контрреволюция обнажила соперничество между Дохой и Эр-Риядом в борьбе за влияние в регионе.

Ключевые слова: Египет, армия, "Братья-мусульмане", экономическая элита, революция, контрреволюция, ас-Сиси, Мурси, исламисты, Мубарак.

События последних месяцев в Египте все больше напоминают контрреволюцию - после свержения президента Мухаммеда Мурси к власти вновь возвращаются те политические силы, против которых была направлена Египетская революция 25 января 2011 г. При этом вряд ли стоит рассматривать контрреволюцию как нечто однозначно негативное, как это сейчас принято в среде египетской революционно настроенной молодежи. С нашей точки зрения, египетская контрреволюция имеет и много позитивных сторон (хотя она привела в последние месяцы к явному усилению авторитарных тенденций). Да, события эти вполне могут быть названы "контрреволюцией", так как вернули к власти тот самый блок военных, экономических и бюрократических элит, который правил страной до революции 2011 г. Но, как нам уже доводилось показывать это ранее, правил он Египтом очень даже эффективно, обеспечивая последние годы перед революцией весьма успешное (в особенности на общемировом фоне) экономическое и социальное развитие страны [8, 9, 10, 15, 17, 18, 19, 21].

Конечно же, нельзя сказать, что Египет вернулся сейчас в ту же точку, в которой он находился до революции. При этом ряд новых обстоятельств явно

КОРОТАЕВ Андрей Витальевич, доктор исторических наук, зав. лабораторией НИУ ВШЭ, 101000 Москва, ул. Мясницкая, д. 20 (akorotayev@gmail.com).

ИСАЕВ Леонид Маркович, старший преподаватель НИУ ВШЭ, 101000 Москва, ул. Мясницкая, д. 20 ^1еошё@ yandex.ru).

*Исследование осуществлено в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2014 г.

способствует дестабилизации режима. Речь идет прежде всего о радикализации движения "Братьев-мусульман" и появлении у них мощной медиа-поддержки в виде специального спутникового канала аль-Джазира "Мубашер Мыср". Однако еще больше новых (появившихся в ходе египетской революции и контрреволюции) моментов, напротив, способствуют скорее стабилизации режима.

БОРЬБА ДВУХ ЭЛИТНЫХ ГРУПП

Египетская революция в 2011 г. смогла одержать неожиданно легкую победу во многом благодаря следующим двум обстоятельствам.

Первое - сильнейший внутриэлитный конфликт. Прежде всего - это конфликт между военными ("старой гвардией") и экономической элитой ("молодой гвардией"), группировкой ведущих египетских бизнесменов во главе с Гамалем Мубараком [13]. Армейская верхушка контролировала (и контролирует) не только вооруженные силы Египта, но и значительную часть египетской экономики. Речь идет, помимо военных предприятий, и о больших земельных массивах, недвижимости, автозаправочных станциях, строительных и транспортных предприятиях, фабриках и заводах, выпускающих не только продукцию оборонного назначения, но и телевизоры, холодильники, макароны, оливковое масло, крем для чистки обуви и т.д.1 Доли египетской экономики, контроли-

1 При этом находящиеся в фактической собственности египетских военных предприятия обладают тем важным конкурентным преимуществом, что они могут пользоваться

руемой военными, оцениваются различными аналитиками в пределах от 10 до 40%2 [24, 27, 29]. Эту группировку египетской элиты очень пугало возвышение "молодой гвардии" ведущих египетских бизнесменов под руководством Гамаля Му-барака. Ведь "молодая гвардия" контролировала экономический блок египетского правительства, которое проводило начиная с 2004 г. эффективные реформы, приведшие к заметному ускорению темпов роста египетской экономики. В июле 2004 г. на пост премьер-министра Египта был назначен Ахмед Назиф, собравший вокруг себя достаточно грамотную команду экономистов, со-товарищей Гамаля Мубарака, в большинстве своем получивших образование на Западе. Так, пост министра финансов достался Юсефу Бутрусу-Гали, министра внешней торговли и индустрии - Рашиду Мухаммеду Рашиду, окончившему Гарвардскую бизнес-школу, портфель министра инвестиций получил в прошлом спецпредставитель президента при Всемирном банке Махмуд Мохи ад-Дин и т.д. Таким образом, финансово-экономический блок правительства постепенно переходил в руки "молодой гвардии", что не могло не беспокоить военных.

"Последние несколько десятилетий, - пишет американский социолог Непштад, - египетские военные не тратили все свое время лишь на обеспечение национальной безопасности; они также приобрели ценную недвижимость и многочисленные предприятия. По некоторым оценкам, военные контролируют 40% экономики. Перед событиями 2011 г. египетские генералы выражали озабоченность планом президента Мубарака назначить Гамаля своим преемником. Многие были уверены, что если Гамаль станет президентом, он начнет осуществлять политику приватизации, которая приведет к демонтажу экономической империи египетских военных" [27, р. 489]. Действительно, были все основания ожидать, что ведущие египетские бизнесмены из круга Гамаля Мубарака в случае его прихода к власти "наложат руку" на собственность военных - благо и обосновать это было бы совсем не сложно ссылками на (вполне реальную) неэффективность использования соответствующих объектов собственности.

Подобное развитие событий становилось еще более вероятным, учитывая откровенное засилье "молодой гвардии" в Совете Шура и Национал-демократической партии, где ключевой пост ру-

практически дармовым трудом египетских военнослужа-щих-срочников.

2 При этом последняя оценка представляется откровенно завышенной.

ководителя политического комитета с 2002 г. сохранялся за Гамалем Мубараком. Неудивительно, что как только у военных появилась возможность расправиться с молодыми бизнесменами, их гнев был направлен прежде всего против правящей Национально-демократической партии (НДП).

Египетский внутриэлитный конфликт позволяет понять многие обстоятельства египетской революции, которые, на первый взгляд, могут казаться загадочными. Например, в течение всей революции армия достаточно эффективно охраняла все важные государственные объекты, жестко пресекая любые попытки протестующих их захватывать. Однако уже в самые первые дни революционных событий (28-29 января 2011 г.) армия позволила оппозиционным манифестантам захватить, разгромить и сжечь штаб-квартиру Национально-демократической партии. Но, если разобраться, то ничего странного в этом не было -ведь реальным руководителем этой партии был именно Гамаль Мубарак, а значит армейская верхушка руками протестующих наносила мощный удар по элитарной группировке своего заклятого врага [16].

В контексте до сих пор модного толкования египетских событий января-февраля 2011 г. как "противостояния революционных народных масс и авторитарного режима" очень странно выглядела знаменитая "Битва на верблюдах". Напомним: протестующих на площади Тахрир пытались разогнать при помощи компании верблюжатников -работников туристических сервисов из района пирамид, занимавшихся прокатом для туристов лошадей и верблюдов. Верхом на верблюдах "всадники" атаковали протестующих, что и придало экзотический колорит как событиям 2 февраля, так и всей египетской революции.

Но если это и вправду было "противостояние народных масс и авторитарного репрессивного режима", то зачем было этому режиму прибегать к такого рода непонятной "самодеятельности", а не воспользоваться для разгона протестующих самым элементарным профессиональным репрессивным аппаратом? Все дело здесь как раз в том и состоит, что уже 2 февраля протестующим на Тахрире противостоял не профессиональный репрессивный аппарат, контролировавшийся "старой гвардией" и занявший скорее позицию доброжелательного нейтралитета по отношению к манифестантам, а группировка бизнес-элиты, которая данный аппарат не контролировала. Соответственно эта группировка была вынуждена бросить против манифестантов, которые требовали смещения ее лидера, полукриминальный эле-

мент, нанятый на личные деньги бизнесменов [6, 15, 16]. Если бы протестующие на Тахрире подверглись удару государственных репрессивных сил, а не нанятых бизнесменами люмпенов, вряд ли результатом конфронтации была бы столь легкая "победа революционных масс".

Спустя три дня после "Битвы на верблюдах", хотя Хосни Мубарак остался председателем НДП, новым генеральным секретарем партии был назначен Хусам Бадрави, представитель ее либерального крыла, известный своими связями с оппозицией. Но важнее всего было то, что Гамаль Мубарак и его сторонник Сафват аш-Шериф, генеральный секретарь НДП, были сняты со своих партийных должностей, как основные организаторы и инициаторы столкновений.

Эти же "заслуги" припомнили военные Гамалю и его команде уже после отставки Хосни Муба-рака, когда власть формально находилась в руках Высшего совета вооруженных сил под руководством Мухаммеда ат-Тантави. Так, уже в марте 2011 г. Следственный комитет при Высшем совете вооруженных сил Египта опубликовал отчет, переданный впоследствии Генеральному прокурору, относительно событий, развернувшихся на площади Тахрир 2 февраля 2011 г. В отчете было сказано, что "некоторые члены Национал-демократической партии во взаимодействии с бывшими членами парламента от НД

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Экономика и экономические науки»