научная статья по теме АНТРОПОЛОГИЯ ЦИФРОВОГО ГОРОДА: К ВОПРОСУ О ВЫБОРЕ МЕТОДА История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «АНТРОПОЛОГИЯ ЦИФРОВОГО ГОРОДА: К ВОПРОСУ О ВЫБОРЕ МЕТОДА»

ЭО, 2015 г., № 4

© О.Н. Запорожец, Е.Г. Лапина-Кратасюк

АНТРОПОЛОГИЯ ЦИФРОВОГО ГОРОДА: К ВОПРОСУ О ВЫБОРЕ МЕТОДА

Ключевые слова: антропология цифрового города, техноцентризм, мобильность, цифровые медиа, городское пространство

Дигитализация городской среды ставит перед исследователем города ряд новых задач, связанных не только с появлением медиатизированных объектов изучения. Эпистемологические проблемы изучения гибридной среды цифрового города связаны прежде всего с необходимостью пересмотреть исследовательский инструментарий, найти междисциплинарный компромисс между городскими исследованиями и исследованиями новых медиа. В статье рассматриваются два основных подхода к изучению взаимопроникновения цифровой культуры, мобильных гаджетов, сетевых феноменов и городской среды: техноцентрический и антропологический. Уделено внимание и проблемам изучения мобильности в городе, затрагиваемым как представителями первого, так и второго подхода; обосновывается выбор антропологии цифрового города в качестве адекватной методологической основы для изучения актуальных городских изменений.

"Дигитализация", или существование информации в виде цифрового кода, -процесс, в последние десятилетия радикальным образом изменивший как городскую жизнь, так и городские исследования, вынужденные оперативно реагировать на стремительно изменяющуюся структуру городского опыта. Теоретики единодушно признают, что дигитализация создает новые качества и измерения городской жизни: ранее не существовавшие виды пространств, повседневных практик, материальных объектов, символическую среду. Интенсивность и масштаб проникновения цифровых технологий в городскую жизнь позволяют британским географам Шону Фрэнчу и Найджелу Трифту говорить о "цифровой рутине" или "цифровом бессознательном" современного города (Thrift, French 2002: 309). В этом случае лучшим свидетельством степени инкорпорирования технологий в повседневность выступает их невидимость: "Наиболее значимы исчезающие технологии. Они вплетаются в ткань повседневной жизни и со временем становятся неразличимы" (Weiser 1991: 94).

Радикальный аналитик цифрового общества Лев Манович предложил в качестве универсального понимания цифровой культуры новую форму технологического де-

Оксана Николаевна Запорожец - к.соц.н., ведущий научный сотрудник ИГИТИ им. А.В. Полетаева НИУ "Высшая школа экономики", научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС (г. Москва); e-mail: ozaporozhets@hse.ru; Екатерина Георгиевна Лапина-Кратасюк - кандидат культурологии, доцент департамента медиа НИУ "Высшая школа экономики", зам. заведующего Лабораторией историко-культурных исследований РАНХиГС (г. Москва); e-mail: elapinakratasyuk@hse.ru; статья подготовлена в рамках проекта "Медиа и технологии в современном городе" Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС.

терминизма, согласно которой все политические, социальные и культурные процессы следует рассматривать сквозь призму логики компьютерных программ: "Программы (software. - Авт.) - это интерфейс между нашим воображением и миром: универсальный язык, на котором говорит весь мир, и универсальный двигатель, приводящий мир в движение" (Manovich 2014: 25). Эту мысль Манович развивает с помощью понятия cultural transcoding как в книге "Язык новых медиа" (Manovich 2001), так и в недавно вышедшей работе "Программное обеспечение берет управление на себя" (Manovich 2013), само название которой, по мнению автора, однозначно указывает на главную движущую силу современной культуры. Не разделяя "компьютерного детерминизма" во всей его полноте, мы разделяем мнение Мановича, что слияние как пространственных, так и человеческих процессов с цифровыми технологиями становится важнейшим объектом изучения в городских исследованиях. Это мнение разделяет и множество аналитиков (как уже названных, так и упоминаемых ниже): именно цифровые основания города должны стать предметом современных городских исследований, а также служить поводом для их теоретической ревизии. Таким образом, цифровой поворот в области городских исследований со всей остротой обозначает вопрос, что и как следует изучать в современном городе. Неотделимым от него является и вопрос, как именно следует рассматривать современную городскую среду. Последний особенно актуален в связи с очевидным фактом, что большинство аналитических инструментов и методов исследования городской жизни были созданы в доцифровую эпоху и обладают ограниченной способностью улавливать новые реалии.

В этой статье мы сосредоточимся на основных теоретических подходах к анализу цифрового города, сложившихся к настоящему времени в англоязычных дискуссиях. Это позволит нам не только избавиться от иллюзии покорения "цифровой" целины, но и получить представление о проблемах и сложностях полевого исследования. Говоря о подходах к изучению городской цифровой среды, мы выделяем два основных направления в ее исследованиях: "техноцентрическое" и "антропологическое". Сразу следует отметить, что авторы статьи отдают предпочтение антропологическому подходу и именно его выбирают в качестве методологической основы.

Первый подход, условно обозначаемый нами как "цифровой техноцентризм", разрабатывается преимущественно британскими социальными географами Мартином Доджем и Робертом Китчином (Kitchin, Dodge 2011), Майком Крэнгом и Стефаном Грэхемом (Crang, Graham 2007) и исходит из положения о принципиальном изменении структуры городского опыта под влиянием цифровых технологий. Основанием изменений является инкорпорирование цифрового кода в различные области повседневности. Такое проникновение цифровых логик, по мнению исследователей, создает уникальные объекты и пространства. Квинтэссенцией цифрового прорыва Додж и Китчин считают создание особого рода объектов - логъектов (logjects) и соответствующих им пространств (code/space). Предложенный ими неологизм - логъект - образован двумя составляющими: to log - фиксировать, записывать; и object - объект. Логъекты - это объекты, способные фиксировать и сохранять следы своей деятельности и обладающие способностью к самонастройке и самообновлению. Они являются частью более широких информационных систем (Интернета в целом, отдельных баз данных и пр.). В современном городе в их роли выступают и индивидуальные гаджеты (мобильные телефоны, планшеты), и публичные информационные системы (экраны, табло и пр.). Логъекты своим функционированием генерируют огромные объемы информации о множестве аспектов повседневной жизни, практически превращая ее в сплошной объект фиксации, автоматически образуя цифровой архив повседневности. Именно логъекты и соответствующие им пространства, формируемые информационными следами логъектов и поддерживающими их инфраструктурами, и должны, по мнению Доджа и Китчина, выступать основным объектом современного знания о городе.

Второй подход к исследованию дигитализации можно обозначить как "цифровую антропологию". К числу авторов, активно разрабатывающих этот подход, следует отнести американских исследователей технологий Адриану де Соуза-и-Сильва и Эрика Гордона (de Souza e Silva 2006; Gordon, de Souza e Silva 2011), канадских медиа-социологов Барри Веллмана и Ли Рэйни (Rainie, Wellman 2012) и др. Отправной точкой антропологического подхода является сомнение в способности цифровых технологий выступать самостоятельными агентами действия и создавать особые типы городской реальности (тезис, являющийся ключевым для сторонников "цифрового техноцент-ризма"). "Цифровые антропологи" полагают, что разговоры о "дегуманизации" современного города и городских исследований, связанные с возрастанием роли технологий, преждевременны. На передний план они предсказуемо выводят пользователей технологий и культурные контексты, полагая, что креативность пользователей (их способность творчески адаптировать технологии под свои нужды), а также культурные контексты и социальная ткань общества образуют специфические сценарии использования современных технологий, не заложенные в них изначально. Таким образом, "цифровые антропологи" во многом основывают свои выводы на положениях, противоположных тезисам Мановича: для них дигитализация является не универсальной логикой, а универсальным катализатором коммуникативных процессов.

Внимание "цифровых антропологов" к социальным и культурным контекстам действия технологий основано на убежденности, что их инкорпорирование в общественную жизнь и повседневность происходит не в вакууме, но в ситуации сложившихся институтов, социальных и культурных конвенций: правил коммуникации в различных социальных группах, публичного этикета и пр. Признание важности культурных и социальных контекстов обращает внимание исследователей на локальные порядки и практики использования цифровых технологий. Именно изучение специфики пользования цифровыми технологиями в определенных культурах, городских и социальных средах, а также изучение особенностей производства локальных пространств и конвенций их освоения образует одно из приоритетных направлений исследований цифрового города. Так, уже ставшие классическими исследования дигитализации раскрывают специфику пользования мобильными устройствами в Японии (Ito, Matsu-da, Okabe 2005), городах Юго-Восточной Азии (Rheingold 2002), формирование технологической структуры и культуры пользования мобильными устройствами в городах Бразилии (Duarte, de Souza e Silva 2014) и т.п.

Для современных исследований дигитализации не менее важно понимание того, как пользование цифровыми устройствами создает особый локальный порядок, образует значимость отдельных городских мест (Gordon, de Souza e Silva 2011). Этот интерес к производству локальности в дисциплине "Digital Studies" конца 2000-х годов значительно отличается от приоритетного направления исследований, отчетливо обозначившегося в начале 2000-х. Основной идеей последнего было рассмотрение цифровых технологий как инструмента "де-территоризации", способствующего созданию глобального информационного пространства, в котором свободно циркулируют образы и идеи.

Важной аналитической проблемой цифровых исследов

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»