научная статья по теме BЫСТУПЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ РАН: АКАДЕМИКОВ Ж.И. АЛФЁРОВА, Ю.С. ОСИПОВА, В.Е. ЗАХАРОВА, С.М. РОГОВА, А.Г. ЛИСИЦЫНА-СВЕТЛАНОВА, А.Л. АСЕЕВА, ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ РАН В.П. КАЛИНУШКИНА, ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ РАН А.Л. КОТЕЛЬНИКОВА, АКАДЕМИКОВ В.И. СЕРГИЕНКО, С.М. СТИШОВА, А.Н. СКРИНСКОГО, ИНОСТРАННОГО ЧЛЕНА РАН В.Л. ЗЕЛЬМАНА, АКАДЕМИКА В.А. РУБАКОВА, ЧЛЕНА-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН В.В. АРИСТОВА, АКАДЕМИКОВ Р.И. НИГМАТУЛИНА, А.Р. ХОХЛОВА, Н.Л. ДОБРЕЦОВА, ЧЛЕНА-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН А.К. МУРТАЗАЕВА, АКАДЕМИКОВ А.Д. НЕКИПЕЛОВА, Г.В. НОВОЖИЛОВА, И.А. СОКОЛОВА, Б.С. КАШИНА, М.Я. МАРОВА, Ю.А. ИЗРАЭЛЯ, Е.А. ФЕДОСОВА, А.Г. АРБАТОВА, В.Е. ФОРТОВА Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук

Текст научной статьи на тему «BЫСТУПЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ РАН: АКАДЕМИКОВ Ж.И. АЛФЁРОВА, Ю.С. ОСИПОВА, В.Е. ЗАХАРОВА, С.М. РОГОВА, А.Г. ЛИСИЦЫНА-СВЕТЛАНОВА, А.Л. АСЕЕВА, ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ РАН В.П. КАЛИНУШКИНА, ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ РАН А.Л. КОТЕЛЬНИКОВА, АКАДЕМИКОВ В.И. СЕРГИЕНКО, С.М. СТИШОВА, А.Н. СКРИНСКОГО, ИНОСТРАННОГО ЧЛЕНА РАН В.Л. ЗЕЛЬМАНА, АКАДЕМИКА В.А. РУБАКОВА, ЧЛЕНА-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН В.В. АРИСТОВА, АКАДЕМИКОВ Р.И. НИГМАТУЛИНА, А.Р. ХОХЛОВА, Н.Л. ДОБРЕЦОВА, ЧЛЕНА-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН А.К. МУРТАЗАЕВА, АКАДЕМИКОВ А.Д. НЕКИПЕЛОВА, Г.В. НОВОЖИЛОВА, И.А. СОКОЛОВА, Б.С. КАШИНА, М.Я. МАРОВА, Ю.А. ИЗРАЭЛЯ, Е.А. ФЕДОСОВА, А.Г. АРБАТОВА, В.Е. ФОРТОВА»

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2014, том 84, № 2, с. 105-131

^ ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

БО1: 10.7868/80869587314020029

BЫСТУПЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ РАН

АКАДЕМИК Ж.И. АЛФЁРОВ

Главная задача нашей страны чётко сформулирована Президентом РФ В.В. Путиным: к 2020 г. необходимо создать 25 млн. рабочих мест в секторе высокотехнологичной экономики.

Когда я выставлял свою кандидатуру на должность президента Российской академии наук, я не преследовал цели занять это почётное место, я баллотировался, беспокоясь прежде всего о будущем нашей страны, которое определяется и всегда определялось её научно-техническим развитием. Я многократно цитировал и готов повторить снова слова профессора Чикагской школы экономики Джеймса Хекмана, который, когда мы получали Нобелевские премии (я по физике, а он по экономике), сказал: "Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось".

В своей предвыборной программе я подчёркивал, что сегодня главная проблема нашей науки, в том числе и Академии наук, — это невостребованность научных результатов экономикой и обществом. В настоящее время внутренний высокотехнологичный рынок, не говоря о зарубежном, полностью принадлежит иностранным компаниям. Поэтому нужно развивать новые технологии, в том числе в наших сырьевых отраслях, там, где сегодня Газпром, скажем, на порядок уступает в производительности труда компании "Эксон". От внедрения новых технологий в сырьевые отрасли зависит повышение доходности экономики государства, а использование дополнительных средств должно прежде всего идти на развитие науки.

Нам удалось сохранить структуру Академии наук, большинство научных институтов. Академическое научное сообщество пострадало меньше, чем отраслевая и промышленная наука. Поскольку Российская академия наук в основном была сосредоточена на территории РСФСР, её не удалось растащить на 15 "кусков".

Для решения задачи, поставленной Президентом РФ, мы должны развивать научные исследования, грамотно ставить задачи на ближайшее будущее. Мы неоднократно это обсуждали с академиком А.Л. Асеевым, председателем Сибирского отделения РАН, а также с организаторами в обла-

сти космической энергетики, где раньше мы были абсолютными лидерами, в том числе на высоких орбитах, на гетероструктурах. Новые задачи нужно выдвигать и применительно к системе образования. Академия наук всегда отвечала на вызовы времени, пример тому — и физико-технический факультет МГУ, и Новосибирский госуниверситет, для этих целей я создавал наш Академический университет. Академическое сообщество может и должно самым активным образом участвовать в решении современных задач. Неслучайно мы проводим сегодня форум в Петербурге под лозунгом "Новые технологии — для новой экономики России". Конечно, на современном этапе Академия наук должна быть иначе организована. Но подобные изменения должны диктоваться реальными задачами развития науки и технологий в России. Однако предлагаемые ныне структурные изменения, называемые реформами, выбивают нас из нормального рабочего функционирования, при том, что вообще речи не идёт о какой-то конфронтации с руководством страны.

Сегодня мы ознакомились с убедительным докладом академика С.М. Рогова, основой которого послужил фактический материал. С 2009 по 2012 г. финансирование академии сократилось на 24%, а её доля в финансировании гражданской науки упала с 40 до 20%! О каком богатстве и огромных средствах академии можно говорить, если 400 её институтов получают 2 млрд. долл., — вот и всё финансирование Академии наук! Оно должно быть резко увеличено.

Мы — коллеги и союзники руководства страны, но мы говорим о том, что нуждаемся не в формальной реформе академии, а в законе о развитии науки и Академии наук тоже. Конференция в Петербурге прошла успешно, её резолюция с определёнными добавлениями могла бы стать основой для резолюции нашего Общего собрания. Но ещё раз хочу подчеркнуть, что главным сегодня является не просто будущее академии, а будущее России, поэтому не следует академическому сообществу вступать в конфронтацию с властью, нужно подсказывать власти наилучшие пути и вместе идти к решению основных экономических проблем нашей страны, но при этом стоять на принципиальных позициях. В этом отношении, с моей точки зрения, закон нуждается в серьёзных изменениях. Лучшим вариантом было бы вернуть его в первое чтение, приняв многие поправки.

АКАДЕМИК Ю.С. ОСИПОВ

Так получилось, что я снова оказался в центре событий нашей жизни после внесения в Правительство РФ пресловутого закона о реформировании Академии наук. Не скрою: в первые дни ситуация представлялась мне просто катастрофической, потому что всё было сделано в тайне, без каких-либо консультаций и содержательных обсуждений, в самом худшем виде, какой можно только представить.

С Президентом страны я встречался 3 июля накануне обсуждения законопроекта во втором чтении в Думе. В содержательном, конструктивном разговоре участвовали также академики Е.М. Примаков, В.А. Садовничий, И.И. Дедов и доктор Л.М. Рошаль. Мы были едины во мнении, что недопустима сама постановка вопроса о ликвидации Российской академии наук и о том, чтобы наукой в стране командовали чиновники, не разбирающиеся в научных проблемах.

Повторю, разговор был весьма конструктивный, и В.В. Путин достаточно чётко высказал свою позицию. Но, как говорится, тучи сгущались. Поправки были внесены в Думу 3 июля, а 4 июля они уже рассматривались и были учтены таким образом, что в одном месте вроде бы эти поправки есть, а во всех других местах их нет. Невнятица в содержании закона потребовала дальнейшего обсуждения с Президентом страны сложившейся ситуации и внесения поправок.

Президент РАН и Президиум академии проделали очень большую работу в этот короткий период. Был проведён тщательный анализ текста законопроекта, предложены поправки, которые спасают ситуацию по существу. Обсуждение этих поправок у Президента страны — несомненный успех в деятельности Академии наук, прежде всего в деятельности президента РАН. Поверьте, это очень сложное дело. Сейчас начат диалог, идёт обсуждение, и есть надежда, что поправки будут приняты.

Подготовлен проект решения нашего собрания. Думаю, он отражает суть дела, и мы его должны поддержать. Очень надеюсь, что сейчас ситуация коренным образом меняется к лучшему, и мы не должны упустить этот момент.

Реплика академика Ж.И. Алфёрова. В ходе конференции в Петербурге, о которой уже упоминалось, обсуждался и вопрос о несоответствии предлагаемых реформ Конституции РФ: 72-я статья Конституции требует 30-дневного обсуждения подобных вопросов с субъектами Федерации. А в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. и последующем постановлении Правительства РФ говорится о 60 календарных днях для обсуждения общих вопросов развития науки. Я обязательно обращу внимание депутатов Думы на это упущение.

АКАДЕМИК В.Е. ЗАХАРОВ

Сегодня я буду говорить и от своего имени, и от имени оргкомитета Конференции научных работников РАН, которая состоялась 29—30 августа 2013 г. в Москве, в новом здании Президиума РАН, в котором мы с вами сейчас находимся. Мне бы хотелось начать несколько издалека.

Если спросить себя, каким был главный результат реформ, проводившихся в нашей стране с середины 1980-х годов, то ответ, на мой взгляд, очевиден: деиндустриализация России. Одним из важнейших этапов этого процесса стало практически полное уничтожение прикладной науки. До перестройки у нас было 5.5 тыс. конструкторских бюро, проектных и прикладных институтов, сегодня их число не достигает и тысячи.

Е.Т. Гайдар как-то сказал, что его цель — сломать хребет военно-промышленному комплексу. Цель была достигнута, и сейчас перед нами стоит проблема реиндустрализации страны, в частности, восстановления системы предприятий, обеспечивающих технический и технологический базис обороноспособности России. Чтобы решить поставленные задачи, придётся преодолеть препятствие, представляющее собой второе по значимости последствие происходивших в нашей стране изменений, последствие идеологического характера. Я имею в виду возникший в последние десятилетия миф об "эффективном менеджере". Суть лежащей в его основе идеи, которой многие фанатично придерживаются и которую воплощают на всех уровнях управления государством, заключается в том, что любую проблему может решить человек, владеющий чем-то вроде правильной теории управления и необязательно являющийся профессионалом в той области, где данная проблема возникла. Такие люди напоминают комиссаров времён Гражданской войны, но, в отличие от коммунистов, их никак не назовёшь бессребрениками. Я считаю, что эффективные менеджеры не способны провести реиндустрализацию России. Сделать это могут только профессионалы.

Что касается Российской академии наук, то минувшие два с половиной десятилетия были трудным временем, скажу больше: академия пережила настоящий "голодомор", потеряв многих уехавших за границу специалистов. О том, насколько высоким был научный уровень академии на конец 1980-х — начало 1990-х годов, можно судить, зная, какие позиции занимают наши бывшие соотечественники в зарубежных университетах, каких успехов добиваются на международной арене, получая престижные награды и мировое признание.

Несмотря на это, академия не утратила свой потенциал. Она потеряла многое, но она выжила. Если область прикладных исследований и разработок сильно сузилась, лишившись более двух

третей из числа всех своих институтов, то нам удалось практически все институты сохранить. Сотрудники РАН продолжали работать в сложнейших условиях нищенской оплаты труда, отсутствия необходимого финансового сопровождения исследований, нарастающего износа оборудования, потому что занятие наукой является их биологической потребностью.

Но, как оказалось, перечисленные трудности не стали единственной бедой. Во властных структурах в течение указанного периода утвердилось представление, что наука стране не нужна. Я помню слова А.Л. Кудрина, произнесённые в 2005 г.: наука — это роскошь бо

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук»