научная статья по теме «БЮРО ЗАЩИТЫ»: К ИСТОРИИ ПЕРВОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ПРАВОЗАЩИТНОМ ОРГАНИЗАЦИИ В РОССИИ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««БЮРО ЗАЩИТЫ»: К ИСТОРИИ ПЕРВОЙ ЕВРЕЙСКОЙ ПРАВОЗАЩИТНОМ ОРГАНИЗАЦИИ В РОССИИ»

Факты и преломления

«Бюро защиты»: К истории первой еврейской правозащитном организации

в России

Виктор Кельнер «Defense Bureau»:

On the history of the first Jewish civil rights advocacy organization in Russia

Victor Kelner (Saint-Petersburg State University, Russia)

В истории развития гражданского общества в России есть организации, деятельность которых по тем или иным причинам не получила должного историографического осмысления. Во многом это произошло в силу их особого статуса. «Бюро защиты» никогда не было официально оформленной структурой, не имело единого руководящего органа, не проводило ни съездов, ни пленумов, ни конференций. Его члены не подвергались репрессиям, по крайней мере в качестве правозащитников. Фактически о его существовании свидетельствуют только воспоминания участников тех событий. Казалось, что Бюро находилось на периферии развития отечественного правозащитного и еврейского национального движений. Тем не менее из его рядов вышла целая когорта общественных и политических деятелей, оставивших в дальнейшем яркий след в работе как общерусских, так и еврейских политических партий и организаций.

Во второй половине XIX в. в результате реформ конца 1850-1860-х гг. в России начался процесс становления русско-еврейской интеллигенции. Он проходил на фоне стремительной эволюции еврейской общины от религиозного сообщества к сообществу национальному1. Значительная часть еврейства надеялась на равноправное вхождение, по крайней мере образованных и состоятельных его представителей, в состав российского общества. Однако события начала 1880-х гг. продемонстрировали всю тщетность этих иллюзий. Еврейская интеллигенция пережила моральную и политическую трагедию, связанную с погромами, сопровождавшимися усилением массового общественного и государственного антисемитизма2. В то же время в силу ряда экономических и социальных причин представители именно этого поколения всё же заняли прочные позиции в профессиональных сообществах и общественных кругах страны. Ведь в 1860-1870-х гг., воспользовавшись прогрессивными изменениями в законодательстве, тысячи евреев сумели обучаться в отечественных высших учебных заведениях3. В то же время в Россию стали возвращаться

© 2015 г. В.Е. Кельнер

1 Барталь И. От общины к нации: Евреи Восточной Европы в 1772- 1881 гг. Иерусалим; М., 2007. С. 219-250; VitalD. A People Apart: The Jews in Europe, 1789-1939. Oxford, 1999.

2 Klier J.D. Russians, Jews, and the Pogroms of 1881-1882. Cambridge, 2011.

3 Иванов A.E. Еврейское студенчество в Российской империи начала XX в. Каким оно было. М., 2007. С. 31-50.

2* 35

и евреи, получившие образование за рубежом. За годы, проведённые в Германии, Франции и Швейцарии, они восприняли разнообразные европейские политические идеи, познакомились с общественной и национальной жизнью европейского еврейства4. Именно это поколение евреев стало движущей силой русско-еврейской интеллигенции5. Оказавшись в крупных городах и живя, как правило, национальной, но не строго религиозной жизнью, став частью больших секуляризованных общин, они остались верны своему еврейству. Это во многом и предопределило направленность их общественной деятельности. К концу 1890-х гг. эта интеллигенция составила активное ядро еврейских общественных организаций: Общества просвещения среди евреев в России (ОПЕ), Еврейского колонизационного общества (ЕКО), Общества ремесленного и земледельческого труда среди евреев в России (ОРТ).

Именно представители этого поколения встали у истоков сионистского движения в России. Им пришлось преодолевать процентную норму, введённую в 1887 г. для евреев, поступающих в высшие учебные заведения. Они испытывали на себе особый характер ограничительных мер, направленных против евреев - обладателей дипломов о высшем образовании6. При этом они не могли не замечать и равнодушия со стороны подавляющего большинства русского общества к их проблемам. Одновременно это поколение уже не могло быть сторонним наблюдателем антисемитской политики власти и пассивной, а то и прямо одобрительной реакции на неё русской печати и общества, что способствовало идейной радикализации русско-еврейской интеллигенции. В то же время, данная часть российского еврейства не могла не испытывать огромной тяги к общероссийскому общественному движению. В силу своих профессиональных занятий и личных общественных пристрастий значительная группа еврейской интеллигенции входила в круг либерально и народнически настроенной русской интеллигенции7. Еврейская интеллигенция не только «заражалась» теми же болезнями, которыми «болела» русская интеллигенция и всё русское общество, но и подчас привносила в него и свои национальные особенности, свой темперамент и свои проблемы.

Главенствующее место среди еврейских общественных организаций занимало ОПЕ. В 1891 г. под его эгидой была создана Историко-этнографическая комиссия. Как признавался позднее один из её основателей и идеологов, будущий депутат I Государственной думы и член ЦК партии кадетов М.М. Вина-вер, «новое поколение искало национальную идею не в пределах религиозной традиции, а в исторической судьбе российского еврейства»8. В этой работе они

4 Wertheimer J. Between Tsar and Kaiser. The Radicalization of Russian-Jewish University Students in Germany // Leo Baeck Institute Year Book. 1983. № 28. P. 329-349; Перельман А.Ф. Воспоминания. СПб., 2009.

5 Натанс Б. За чертой: евреи, русские, «еврейский вопрос» в Петербурге (1855-1880) // Вестник еврейского университета в Москве. 1994. № 2(6); Кельнер В.Е. Русско-еврейская интеллигенция: генезис и проблемы национальной идентификации // Там же. 1996. № 3(13); Клиер Дж. О русско-еврейской интеллигенции // Труды по иудаике Петербургского еврейского университета. Вып. 3. СПб., 1995. Первыми еврейскими учёными, обратившими внимание на историю русско-еврейской интеллигенции, были С.М. Дубнов и С.М. Гинзбург (см.: Дубнов С.М. Русско-еврейская интеллигенция в историческом аспекте // Еврейский мир на 1939 год: Ежегодник. Париж, 1939. С. 11-17; Гинзбург С.М. О русско-еврейской интеллигенции // Там же. С. 33-40).

6 Натанс Б. За чертой. Евреи встречаются с позднеимперской Россией. М., 2007. С. 356-358; Иванов А.Е. Указ. соч. С. 50-64.

7 Евреи и русская революция: Материалы и исследования / Ред.-сост. О.В. Будницкий. М.; Иерусалим, 1999; Haberer Е. Jews and revolution in nineteenth-century Russia. Cambridge, 1995.

8 Винавер М. Как мы занимались историей // Еврейская старина. 1909. Вып. 1.

прямо следовали по пути, указанному их современником, историком, общественным деятелем и публицистом С.М. Дубновым9. Призывая к созданию трудов по еврейской истории, Дубнов писал: «Работа наша будет происходить на почве прошедшего, но жатва её всецело будет принадлежать настоящему и будущему»10. За короткий период комиссия подготовила и выпустила в свет несколько сборников документов11. Группа энтузиастов создала библиографический справочник по евреям и еврейскому вопросу12. Таким образом воплощалась в жизнь идея Дубнова о том, что в новых условиях перехода российского еврейства от религиозного сознания к национальному, изучению истории принадлежит важнейшая роль13. В рамках Комиссии сотрудничали выпускники различных университетов: Винавер, Л.М. Брамсон, братья Б.Д. и Ю.Б. Бруцкусы, М.И. Кулишер, В.Л. Берман, Л.О. Зайденман, А.Г. Горнфельд, С.Л. Цинберг, М.Г. Сыркин, Л.А. Сев, С.М. Гольдштейн, С.Е. Винер, Г.А. Гольдберг, братья М.В. и В.В. Познеры и другие. Вокруг участников этих групп концентрировалось значительное число еврейской интеллигенции. Основной состав группы принадлежал примерно к одному и тому же поколению. Старшими по возрасту были Кулишер и Гольдштейн. Позднее Винавер признавал, что занятия историей стали для них тем, «что для Антея прикосновение к матери-земле. Прошедшее невольно сплеталось с настоящим, в старом мы увидели новое, в новом старое, и жизнь во всей своей яркости, многообразии и жестоковатой непосредственности охватила нас со всех сторон»14. Собственно говоря, «чистым» историком среди членов комиссии был только Гольдштейн, работавший в Петербургском Археологическом институте. Остальные являлись представителями самых разных профессий. К работе с источниками и многочисленными периодическими изданиями привлекалось большое число еврейской молодёжи, в основном студентов московских и петербургских высших учебных заведений15. Несмотря на базовое юридическое или медицинское образование, многие сотрудники комиссии имели совершенно иные индивидуальные пристрастия: М.Г. Сыркин писал работы по теории искусства, в том числе еврейского, Л.А. Сев был признанным специалистом в области философии. В то же время практически все они, прекрасно владея пером, выступали в еврейской и еврейско-русской печати в качестве публицистов. В 1880-1890-х гг. многие из них печатались на страницах единственного тогда русско-еврейского периодического издания - журнала «Восход». Особое место среди членов этой группы занимал рано ушедший из жизни (1896) В.Л. Берман. В отличие от большинства остальных соратников, он уже с начала 1880-х гг. участвовал в палестинофильском движении и был

9 Кельнер В. «Миссионер истории»: Жизнь и труды С.М. Дубнова. СПб., 2008. С. 200.

10 Дубнов С.М. Об изучении истории русских евреев и об учреждении русско-еврейского исторического общества. СПб., 1891. С. 60.

11 Регесты и надписи: Свод материалов для истории евреев в России. Вып. 1-2. СПб., 1896— 1897; Регесты и надписи: Свод материалов для истории евреев в России. (80 г. — 1800 г.). Т. 1 (до 1670 г.). СПб., 1899; Русско-еврейский архив: Документы и материалы для истории евреев в России. СПб., 1903.

12 Систематический указатель литературы о евреях на русском языке со времени введения гражданского шрифта (1708 г.) по декабрь 1889 г. СПб., 1892.

13 Кельнер В. «Миссионер истории»... С. 228.

14 Винавер М. Как мы занимались историей. Вып. 1. С. 19.

15 Среди них был и один из будущих основателей израильской историографии БенЦион Кац. В тот период он учился на Восточном факультете Петербургского университета (Gassenschmidt Ch. Jewish Lib

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»