научная статья по теме ДЗЕРЖИНКА: СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ НАРУЖНОСТЬ И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ УСТРЕМЛЕНИЯ В ГОРОДСКОМ РАЙОНЕ НОВОСИБИРСКА История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ДЗЕРЖИНКА: СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ НАРУЖНОСТЬ И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ УСТРЕМЛЕНИЯ В ГОРОДСКОМ РАЙОНЕ НОВОСИБИРСКА»

C. Humphrey. The Changing Significance of Remoteness in Contemporary Russia

Keywords: perception of space, remote area, cultural landscape, rural area, territorial structure, transportation

The meaning of the notion of "remoteness" in contemporary Russia has been undergoing transformations. Many of the areas that used to be dynamic and developing not long ago have deteriorated, have been partially or completely abandoned, and have become "remote" over the last decades. The significance of this remoteness has substantially transformed both for the people viewing it from afar and for the inhabitants of these areas. The author discusses the cases of rural Buryatia and Tatarstan's town of Sviyazhsk to demonstrate the ways in which perceptions of these places and meanings attached to them have changed.

ЭО, 2014 г., № 3 © Й.О. Хабек

ДЗЕРЖИНКА: СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ НАРУЖНОСТЬ И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ УСТРЕМЛЕНИЯ В ГОРОДСКОМ РАЙОНЕ НОВОСИБИРСКА

Ключевые слова: архитектура, городское пространство, самовыражение, Сибирь, Новосибирск, постсоциализм, социальная антропология, художественная деятельность

"Дзержинка" - неформальное название Дзержинского р-на г. Новосибирска. Дзер-жинка обладает внушительной архитектурой так называемого социалистического реализма и представляет собой сложное смешение индустриальных и жилых зон. В статье дается описание внешнего облика городского пространства и приводятся примеры того, как в биографиях жителей района воплощаются различные эстетические проекты, связанные с намерениями самореализации. За серой наружностью Дзержинки можно разглядеть большое разнообразие индивидуальных и совместных устремлений и планов, диапазон которых простирается от простого выживания до художественного самосовершенствования.

Твои серые дома не становятся красочными

Мы только изотрем кисти об тебя

Поэтому мы больше не смотрим на стены фасадов

Мы смотрим людям в лица и на руки

Потому, что у нас есть глаза

Которые не могут сбить с толку фасады

Поэтому мы не можем цепенеть от изумления

Нам всегда нужно смотреть, что скрывается дальше

Из песни "Хой Вой" (Герхард Гундерман, 1986)

Введение. Данная статья1 берет начало в убеждении автора, что его исследовательское поле - Дзержинский р-н г. Новосибирска - не вполне вписывается в широко

Йоахим Отто Хабек (Habeck) - Dr. habil., профессор Института этнологии Университета г. Гамбурга (Германия); e-mail: otto.habeck@uni-hamburg.de

Рис. 1. Дзержинский р-н г. Новосибирска: а - жилые дома; б - трамвай. Фото автора

применяемую периодизацию социализма и постсоциализма. Если посмотреть на архитектуру и инфраструктуру района, то можно увидеть признаки и социалистического, и переходного периода, и элементы современности. В чем состоит суть такой одновременности?

В статье использованы два ряда эмпирических данных: во-первых, фотографии городского пространства и наблюдения, сделанные автором во время повторных посещений района; во-вторых, фотоснимки, выбранные информантами, чтобы "описать себя с помощью фотографий" по просьбе автора, и интервью на основе снимков, проведенные в рамках исследовательского проекта (см. ниже). Фотографии автора расскажут об архитектуре района, которая может восприниматься как "серая", а снимки собеседников - об их собственных жизненных устремлениях, которые в значительной мере противоречат "серости" городского пейзажа. Иными словами, если внешний облик района изменялся незначительно и что-то отчетливо советское проглядывает в нем до сих пор, то люди - стали другими. Данный контраст лежит в основе статьи и вызывает следующий вопрос: насколько полезен термин "постсоциализм" для анализа того, что в настоящее время происходит в городах России?

Начнем с того, что такой район, как "Дзержинка", типичен для городов России и для всего постсоветского пространства. Он является местом проживания средних и более низких социальных слоев. Количество пожилых людей здесь относительно высоко (по наблюдениям автора); тем не менее, на улицах можно увидеть представителей всех возрастных групп. Расположенный к северо-востоку от центра города, район представляет собой сложное смешение индустриальных и жилых зон, возведенных в разные десятилетия с 1930-х по 1980-е гг. (рис. 1а). Жилые дома и социальная инфраструктура были построены местными заводами, и жители старшего поколения часто воспоминают "заводские" времена (ср.: Ечевская 2014). Количество зданий более позднего происхождения мало. Строительство новых домов и кварталов происходит не здесь, а в других частях Новосибирска. Данные наблюдения позволяют сделать вывод, что Дзержинский р-н является экономически периферийным, несмотря на то что отсюда за несколько минут пешком можно дойти до центра "столицы Сибири". Подобные ареалы (опять же по наблюдениям автора) можно увидеть во многих городах России и постсоветского зарубежья.

Социализм, постсоциализм, пост-постсоциализм. Поскольку данная статья берет начало в обсуждении термина "постсоциализм" и постсоциалистической повседневности, инициированном на недавно прошедшей конференции2, следует кратко рассмотреть понятие "постсоциализм": очевидно, что от объяснительной ценности, которую это понятие имело 20 лет назад, сегодня мало что осталось. На мой взгляд,

единственной причиной, по которой термин "постсоциализм" все еще не вышел из употребления, является то, что на смену ему пока не пришло иного более-менее убедительного термина, сумевшего бы отразить новую миссию или общественный проект. Период "перехода", широко обсуждавшийся в 1990-е гг., очевидно, подошел к концу и более не представляет интереса, так как завершился неким сложным и, судя по его "неопределенности" (Ечевская 2014), мало понятным социальным порядком. Пока трудно говорить о возникшей новой общепринятой миссии или социальном проекте, но, тем не менее, существуют институты, пытающиеся таковые создать. В частности, современное российское государство и Русская православная церковь пропагандируют патриотизм, моральную ответственность и здоровый, ориентированный на семью образ жизни. В сравнении с коммунистической идеологией нынешняя является скорее консервативной, чем прогрессивной, ибо ориентирована на закрепление державного и православного общественного строя.

Что касается материальной среды и инфраструктуры, то, казалось, некоторые вещи должны были исчезнуть вместе с периодом "перехода", но они все еще существуют и, очевидно, будут существовать в дальнейшем - например, памятники Ленину. Такие вещи создают впечатление, что социализм, постсоциализм и пост-постсоциализм (см. ниже) сосуществуют в стране одновременно. Поэтому более предпочтительным представляется определять "постсоциализм" не как эпоху или период времени, а как ощущение, мировоззрение или политически направленный проект: постсоциализм -это стремление к преодолению того, что представляет повседневную жизнь при социализме, стремление к тому, чтобы существование стало другим.

Термин "пост-постсоциализм", в свою очередь, в данной работе означает не четко ограниченный временной период или "этап", а, скорее, некоторый мыслительный подход, заключенный в отношении к реалиям нынешней жизни. Этот подход может выражаться двумя способами: во-первых, в ощущении покорности или безразличия, сопровождающемся осознанием того, что столь многие аспекты повседневной жизни остались без изменений. Такое ощущение разделяется многими моими собеседниками. Во-вторых, определенная часть людей в то же время склонна скорее положительно воспринимать возврат к ценностям старых и якобы добрых советских времен.

Принципиально новым данный термин, естественно, не является. Стивен Сэмпсон употреблял слово "пост-постсоциализм" - или ППС, как он его сократил, - еще в 2002 г., определив его как период и исторически сложившуюся ситуацию: "люди в мире ППС не столь запутаны, как они когда-то были. Теперь они становятся потребителями или же приобретают политизированные националистические взгляды. Они могут быть злы или подавлены, или просто утомлены. [...] Теперь люди знают, что [...] обретение чувства защищенности и смысла в жизни в гораздо большей степени зависит от них самих, и что винить систему или режим [...] не имеет более смысла" (Sampson 2002: 298)3.

Но если люди, как кажется, стали в какой-то мере другими, то большая часть городского ландшафта осталась внешне поразительно социалистической. Очевидно, что жизнь продолжается, но она как будто заключена в негибкую материальную форму как в раковину или скорлупу. Эта "раковина", эта наружность и есть то, что делает целые кварталы и районы российских городов и городков столь серыми и не особенно привлекательными - по крайней мере, с точки зрения посторонних (между прочими, западноевропейских) наблюдателей, которые, поскольку они не местные, обращают внимание в первую очередь на фасады зданий. Местные жители, наоборот, знают более подробно о том, что происходит за этими фасадами. Жизнь внутри "раковины" в гораздо большей степени отличается разнообразием индивидуальных (и частично индивидуалистических) интересов, развлечений, стремлений и жизненных планов.

Устойчивость символов, строений, моральных ценностей. Описанное выше представление городской наружности как "раковины" - это лишь первая, довольно беглая попытка описания феномена. Теперь можно предложить более точную формулировку: очевидно, существуют определенные условия, общественные структуры и социальные институты, которые не дают исчезнуть социалистическим и коллективистским ценностям. Одновременно можно констатировать, что другие институты функционируют скорее в иной реальности - в реальности капиталистической, ориентированной на потребление, где более не задается вопрос "Что делать?", относящийся к социально-экономическим или политическим проблемам, а ставится вопрос "Чем бы еще заняться?" (или "Что бы еще купить?"), касающийся наслаждения жизнью и приобретения всё новых символов статуса. Наглядный пример в этом отношении, который приводит Ольга Гурова (Оыгоуа 2012), - торговые центры (или так называемые шопинг-моллы), выросшие на окраинах городов; их посещение стало ч

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»