научная статья по теме G. HENTSCHEL, O. TARANENKO, S. ZAPRUDSKI (HRSG.). TRASJANKA UND SURZYK - GEMISCHTE WEIFIRUSSISCH-RUSSISCHE UND UKRAINISCH-RUSSISCHE REDE. SPRACHLICHER INZEST IN WEIFIRUSSLAND UND IN DER UKRAINE? FRANKFURT AM MAIN: PETER LANG, 2014 Языкознание

Текст научной статьи на тему «G. HENTSCHEL, O. TARANENKO, S. ZAPRUDSKI (HRSG.). TRASJANKA UND SURZYK - GEMISCHTE WEIFIRUSSISCH-RUSSISCHE UND UKRAINISCH-RUSSISCHE REDE. SPRACHLICHER INZEST IN WEIFIRUSSLAND UND IN DER UKRAINE? FRANKFURT AM MAIN: PETER LANG, 2014»

136

ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

1 Voprosy Jazykoznanija

2015. № 5

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ / BIBLIOGRAPHY. REVIEWS РЕЦЕНЗИИ / REVIEWS

G. Hentschel, O. Taranenko, S. Zaprudski (Hrsg.). Trasjanka und Surzyk — gemischte weißrussisch-russische und ukrainisch-russische Rede. Sprachlicher Inzest in Weißrussland und in der Ukraine? Frankfurt am Main: Peter Lang, 2014. 394 S.

Михаил Львович Котин

Институт германистики Зеленогурского университета, Зелена-Гура, 65-001, Польша; Институт германистики Университета им. А. Мицкевича, Познань, 61-874, Польша michailkotin1@gmail.com

Michail L. Kotin

Instytut Filologii Germanskiej Uniwersytet Zielonogörski, Zielona Göra, 65-001, Polska; Instytut Filologii Germanskiej Uniwersytet im. Adama Mick-iewicza, Poznan, 61-874, Polska michailkotin1@gmail.com

В языковедении едва ли можно найти более яркое доказательство правомерности впервые в 1958 г. предложенного Э. Косериу разграничения системы и нормы в языке, чем возникновение и судьба смешанных диалектов в ареалах интенсивных языковых контактов. 19 статей рецензируемого сборника, написанных на немецком (13) и английском (6) языках, рассматривают разные аспекты структуры и функционирования двух таких феноменов — белорусской «трасянки» (в первоначальном значении — малоценной смеси разных видов сена, полученной при его «перетряхивании») и украинского «суржика» (производного от названия хлеба, в состав которого входит мука разных злаков). Возникновение таких явно оценочных названий, которые редакторы тома предлагают заменить на нейтральные «белорусско-русская смешанная речь» (БРСР) и «украинско-русская смешанная речь» (УРСР) (см. с. 4), подчеркивает исконную отрицательную коннотацию языковой смеси, содержащей элементы соседствующих говоров и/или литературных языков в условиях диглоссии, стремящейся к билингвизму (ср., в частности, статью Х. Бидера в рецензируемом сборнике, в особенности с. 101). Такая оценка вполне ожидаема по причинам, относящимся к области широко понимаемой языковой нормы и господствующих представлений о том, каким должен быть некий абстрактный «хороший» язык. C другой стороны, с точки зрения языковой органики контакты всегда ведут к реализации дремлющих в автономно существующих диалектах тенденций, ускорению процессов языковых изменений, «выравниванию» форм, спонтанной селекции, а в конечном итоге к возникновению весьма жизнеспособных структур. Однако их дальнейшая судьба во многом зависит от внешних факторов. Чем, если не своего рода «суржиком», первоначально являлся, например, лежащий в основе современного немецкого литературного языка Германии восточносредненемецкий диалект, возникший в результате интенсивных контактов переселенцев из ее «старых» западных, юго-восточных, а отчасти и северо-западных территорий [Frings 1936]? Очевидно, что ни БРСР ни УРСР, с чисто системной точки зрения, возможно, обладающие вполне сравнимым потенциалом, никогда не станут литературными языками ввиду отсутствия у них необходимого для этого социокультурного, политического и прочего ресурса, который наличествовал в Саксонском Курфюршестве в XV—XVIII вв. Ожидать следует скорее обратного — оба смешанных диалектных варианта будут все больше вытесняться на периферию коммуникативного поля, уступая место «традиционным» языковым формам соседствующих языков в области их автономного функционирования, то есть вдали от территорий соприкосновения их носителей. Это объясняется выраженными центростремительными тенденциями и как сознательным,

так и стихийным снижением интенсивности интеграционых процессов в восточнославянских языковых ареалах. Таким образом, спонтанные процессы языковой интеграции в значительной степени подавляются возрастающим престижем национальной и языковой самоидентификации, внеположенной тому, что можно отнести к сфере «языковой органики».

Рецензируемый сборник состоит из работ, рассматривающих обе составляющие описанной выше проблемы — «естественную» (внутрисистемную) и «искусственную» (социокультурно-нормативную). Г. Хентшель в обширной вступительной статье, где представлены главные направления исследования БРСР и УРСР и дано краткое описание каждой из опубликованных работ, признает, что статьи отличаются высокой степенью гетерогенности, которая касается прежде всего теоретических основ и вытекающей из них методологии анализа языкового материала (с. 25). Само по себе разнообразие концепций, пусть в рамках одного сборника, можно было бы только приветствовать. К сожалению, в рецензируемом сборнике методологический разнобой зачастую достигает критической отметки, а целый ряд тезисов, не только выдвигаемых авторами отдельных статей, но и в известной мере пронизывающих книгу в целом, нельзя рассматривать иначе, как лингвистические курьезы. Так, едва ли не в половине работ обсуждается вопрос о том, относятся ли оба рассматриваемых феномена к языку или к речи (большинство авторов, ставящих данный вопрос, склонны утверждать второе), причем открыто указывается, что имеется в виду именно классическая соссюровская дихотомия langue vs. parole (ср. статьи Н. Мечковской, Г. Цыхуна, Л. Масенко и др.) [Saussure 1916]. Как внутри данной дихотомии речь может существовать без языка и зачем в этом случае сам Ф. де Соссюр вводит столь ясный методологический интеграл, как langage, остается за рамками этой необычной теоретической дискуссии. Робкие попытки поставить под сомнение саму возможность функционирования бессистемной и «безузусной» речи, предпринимаемые, в частности, Г. Хентшелем, С. дель Гаудио, отчасти И. Климовым (ср. с. 17—18, 165—168, 291—292), при всей их обоснованности, не сформулированы как методологический императив, а следовательно, могут толковаться как точка зрения, альтернативная якобы столь же приемлемой гипотезе, расщепляющей сос-сюровскую дихотомию. Впрочем, статья дель Гаудио, содержащая целый ряд существенных положений, касающихся структуры и функций УРСР, в частности, абсолютно правомерный перенос акцента на исторический и диахронический аспекты проблемы, так и называется: «Альтернативная интерпретация суржика [...]», хотя по целому ряду параметров предлагаемый автором анализ является методологически единственно приемлемым. К счастью, вопрос о том, как вообще возможно общение носителей идиолекта при отсутствии узуса, все же ставится в достаточно категоричной форме в обширной и теоретически выверенной статье Х. Бидера (с. 116). В этой же работе выдвигается целый ряд существенных и подкрепленных детальным анализом материала положений, из которых следует особо выделить тезис о разных типах (вариантах) белорусской трасянки (с. 105—107).

Другим «новшеством» является отождествление узуса и нормы среди прочих в статье Н. Мечковской, причем как трасянке, так и суржику в наличии узуса отказано (с. 54) и они определяются как «хаотично русифицированные субстандартные идиолекты» (с. 55). Подобная точка зрения характерна и для работы С. Запрудского, в которой на с. 119, по-видимому, из-за невольной ошибки автора, сказано, что в предложении желательна зделать савьяш-чанне и исчарпач 'еци вапросы, каб саздач упечатленне «почти все лексемы являются русскими (или скорее церковнославянскими (разрядка моя. — М. К.))». Трудно себе представить, что может быть дальше от церковнославянского языка, чем столь явный набор советских канцеляризмов из полуабсурдного по содержанию текста 1928 г.

Норма, как известно, присуща в полной мере лишь литературным языкам и характеризуется такими признаками, как кодифицированность на основе сознательного отбора из различных вариантов, стилистическая дифференцированность, высокий уровень функциональной стратификации и т. п. (ср. [Coseriu 1958; 1979; Семенюк 1970; Горбачевич 1978]). В рамках узуса «нормирование», если данное понятие здесь вообще уместно, носит всегда более или менее спонтанный и хаотичный характер, относясь скорее к сфере языковой

органики, нежели к сознательной и целенаправленной языковой селекции. Однако это ни в коей мере не означает асистемности узуса, поскольку системность присутствует везде, где есть любой языковой код, сколь хаотично бы он ни выглядел на первый взгляд. Задача лингвиста как раз и заключается в том, чтобы выявить системные закономерности, стоящие за видимым хаосом смешанных языковых форм, и определить тенденции дальнейшего развития полудиалектов и койне разного происхождения и характера.

Следует отметить, что с этой задачей многие авторы сборника справляются достаточно успешно. В особенности это следует отнести к статьям, возникшим в результате проведенных в соответствующих языковых ареалах экспериментальных исследований в рамках так называемого Ольденбургского проекта, реализуемого немецкими учеными из Ольден-бургского университета в кооперации с их украинскими и белорусскими коллегами. Жанр сравнительно краткой рецензии не позволяет подробно рассмотреть все или хотя бы большинство выводов, которые представлены в отдельных статьях сборника. Ограничимся поэтому важнейшими вопросами, которые, на наш взгляд, выходят за рамки изучения БРСР и УРСР, обогащая представления и методологический и терминологический инструментарий современной ареальной лингвистики и исследования языковых контактов.

Одной из центральных статей сборника, рассматривающих системность БРСР и УРСР на примере дистрибутивного анализа белорусских и русских вариантов служебных слов, выступает работа руководителя Ольденбургского проекта Г. Хентшеля. Теоретической базой работы являются как классические дихотомии Ф. де Соссюра (langue — parole) и Н. Хомского (competence — performance) в их строго синхроническом понимании, так и исключительно продуктивная концепция П. Гардера [Harder 2003], разграничивающая долговременные (органические) и краткосрочные (социокультурные) механизмы диахронических процессов (с. 193—194). Методологически безупречно проведено также центральное с точки зрения исследовательских задач статьи и проекта в целом разграничение между системой и нормой, в основу которого положена концепция Э. Косериу [Coseriu 1979]. Проблемам языковой вариативности отводится при этом основное место (с. 19

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»