научная статья по теме «ГЛАСНОСТЬ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ»: НЕКОТОРЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В КИТАЕЯЗЫЧНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««ГЛАСНОСТЬ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ»: НЕКОТОРЫЕ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В КИТАЕЯЗЫЧНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ»

«Гласность с китайской спецификой»: некоторые современные тенденции в китаеязычном информационном пространстве

© 2015 А. Карнеев

Автор рассматриваетя постепенно меняющийся на глазах ландшафт публичной полемики в китаеязычном информационном пространстве, которое в условиях развития новых информационных технологий становится все более глобальным. Анализируется роль некоторых зарубежных китаеязычных СМИ, впервые ставших широко известными в период скандала с Бо Силаем.

Ключевые слова: зарубежные СМИ, китаеязычные сайты и издания, борьба с коррупцией, Си Цзиньпин, Бо Силай, Чжоу Юнкан, идейно-политическая борьба, цензура в КНР.

Отправной точкой для наблюдений и выводов, содержащихся в данной статье, стала начавшая раскручиваться особенно интенсивно с весны 2012 г. эпопея с известным китайским политиком-популистом Бо Силаем, вызвавшая в свое время колоссальный интерес в самом Китае и далеко за его пределами и совпавшая по времени со сменой высшей партийной власти в КНР. Беспрецедентный характер громких разоблачений и многих подробностей, связанных с фигурой Бо Силая и характером его деятельности, не мог не привлечь повышенного внимания публицистов и профессиональных китаеведов, получивших возможность заглянуть в обычно плотно закрытое от постороннего взгляда «нутро» китайской политической кухни.

Дело Бо Силая, начавшееся еще при прежнем руководстве КНР (Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао)1, явилось началом последующих событий, которые мы наблюдали уже при нынешнем, пятом поколении китайских руководителей во главе с Си Цзиньпином. Именно в последние два с лишним года в стране развернулись не имевшая аналогов прежде кампания по борьбе с коррупцией в рядах государственных служащих, затронувшая даже функционеров самого высокого уровня, а также кампания по «исправлению стиля», чем-то напомнившая массовые кампании идеологического перевоспитания эпохи классического китайского социализма.

Конечно, коррупционные скандалы случались и раньше. При этом, как отмечают некоторые китайские наблюдатели, именно скандал с Бо Силаем, потрясший Китай, послужил детонатором процессов, подлинные масштабы и смысл которых, видимо, можно будет осмыслить и проанализировать спустя определенное время.

В этом смысле «чунцинское дело», начиная с того рокового момента, когда Ван Лицзюнь переступил 6 февраля 2012 г. порог американского консульства в Чэнду, дейст-

Карнеев Андрей Ниязович, кандидат исторических наук, заместитель директора ИСАА при МГУ. Тел.: 8 (916) 651-93-75.

вительно стало «ящиком Пандоры», так как открыло эпоху практически непрекращающегося скандала, когда едва ли не каждый новый день появляются новые сведения о снятых с постов партийных и государственных деятелях, вскрываются данные о серьезных, а в ряде случаев — поражающих воображение масштабах взяточничества, казнокрадства, торговли протекцией и должностями, «сексуальной коррупции», а также о деятельности целых групп чиновников и близких к ним бизнесменов, не гнушающихся в ряде случаев прямым устранением конкурентов и неугодных2.

Среди множества разнообразных аспектов всех этих процессов, достойных отдельного изучения, наблюдатели выделяют также фактор, имеющий отношение к информационной сфере и делающий упомянутую выше атмосферу постоянного скандала особенно чувствительной с учетом традиционного для политической культуры Китая стремления держать публичную полемику и саму возможность распространения политической информации под строгим контролем.

В последние годы китаеведами в России и других странах опубликовано немало работ, посвященных контролю за информацией в КНР, эволюции китайских государственных и коммерческих СМИ и пространства публичной полемики в условиях экономической глобализации и стремительного развития информационных технологий. Тем не менее, многие важные особенности информационного фронта борьбы за будущее Китая остаются недостаточно изученными. В частности, наблюдателями был подмечен своеобразный феномен: те или иные детали политической интриги с Бо Силаем, а затем с Чжоу Юнканом, Гу Цзюньшанем, Сюй Цайхоу, Лин Цзихуа и другими высокопоставленными фигурами, да и вообще информация о том, что следующим «падшим тигром»3 станет такой-то руководитель, становились известными задолго до официальных сообщений информагентств и газет — из Интернета, Вэйбо4, блогов и зарубежных китаеязычных СМИ, причем поражала степень достоверности всей этой информации, циркулировавшей сначала в качестве «гипотез» и «слухов», а затем подтверждавшейся официальными заявлениями дисциплинарных органов.

По сложившейся традиции, издающиеся за пределами КНР на китайском языке газеты и журналы, которые не являются частью официальных информационных ресурсов китайского правительства или не относятся к небольшой группе пропекинских изданий, считаются «враждебными зарубежными или реакционными СМИ», стремящимися нанести ущерб имиджу и интересам страны или подорвать власть Коммунистической партии Китая. Такие информационные издания в КНР, как правило, блокируются, и при отсутствии специальных знаний по использованию VPN, прокси-серверов и других продвинутых технологий обычный китайский пользователь не может зайти на их сайты. Например, на протяжении многих лет блокируются сайты китайских служб «Голоса Америки», Би-Би-Си, Радио «Фри Эйша», не говоря о некоторых действительно яро враждебных КПК эмигрантских китаеязычных ресурсах, таких например, как сеть созданных религиозной организацией «Фалуньгун» сайтов и газет5. Селективно блокируются и ведущие западные информационные издания на английском языке. Один из относительно недавних примеров — блокирование «Нью-Йорк таймс» в Китае после появления серии публикаций, сообщавших о наличии у членов семей ряда высших руководителей КНР крупных активов (в частности, о наличии у семьи экс-премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао активов на сумму 2,7 млрд долл.)6. По некоторым сообщениям, в КНР практикуются кратковременные блокировки сайтов «дружественных СМИ». Например, сингапурская газета «Ляньхэ цзаобао», считающаяся довольно лояльной к позициям Пекина, подвергалась блокировке в тех случаях, когда на страницах газеты критиковались те или иные просчеты и ошибки китайского правительства7.

Тянь Лу в перечне «реакционных сайтов», блокируемых властями КНР, выделяет следующие группы: сайты сепаратистов разных мастей (помимо тайваньских, уйгурских и тибетских, упоминаются еще и организации, выступающие за независимость «Южной Монголии», Гуанси, Сычуани и др.); сайты неконвенциональных религиозных организаций («Фалуньгун» и нелегальные христиане); сайты тайваньских политических партий и ведущих СМИ; китаеязычные редакции западных государственных СМИ типа «Голоса Америки», Радио «Свободная Азия» и др.; коммерческие западные СМИ типа CNN, «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон пост», гонконгские издания типа «Кайфан цзачжи» и «Эппл дейли», американские «Босюнь синьвэнь», «Довэй синьвэнь»; сайты диссидентствующих политических групп, например, созданной еще в 1990-е годы «Демократической партии Китая», троцкистского «Чрезвычайного комитета КПК» и пр.8

В самом начале эпохи Интернета китайское правительство, не жалея сил и средств, постаралось оперативно «оседлать» новые технологические возможности для того, чтобы не прозевать распространение нежелательных настроений и взглядов посредством виртуального пространства, инфильтрации антикоммунистической идеоло-гии9. Не случайно КНР считается в мире страной, где создана «Великая китайская стена Интернет-цензуры» и усилиями властей поддерживается целая армия штатных и внештатных проправительственных комментаторов (умао дан), призванных направлять общественное мнение пользователей в «правильное русло». На кону крайне важные вещи и очень большая, жадная до политических новостей аудитория. В конце концов, в КНР в настоящее время насчитывается свыше 400 млн пользователей Интернета, включая 346 млн пользователей широкополосного доступа и 233 млн пользователей мобильного Интернета10.

Но в случае с разоблачением таких «коррупционеров», как Бо Силай, Чжоу Юн-кан и другие, парадоксальным оказалось то, что тональность официальных комментариев была практически неотличима от материалов «враждебных» и «реакционных» сайтов, находящихся в Гонконге или в других странах. На это неоднократно обращали внимание некоторые деятели левого течения в КНР, те кто постоянно публикуется на страницах «Утопии», «Хора красных песен» и других подобных сайтов. Ван Хуэй, ведущий ученый из лагеря «новых левых», в частности, писал о своеобразном сговоре китайских официальных СМИ с западными «капиталистическими медиа» по вопросу Бо Силая. Примечательно, что рассуждения о «враждебных СМИ» всерьез воспринимаются в основном лишь этой частью политического спектра. Именно деятели леворадикального и левопат-риотического направлений постоянно призывают быть начеку относительно информационной войны, которую ведут против КПК базирующиеся на Западе китаеязычные СМИ. В других же частях политического спектра внешне также демонстрируется отношение к зарубежным СМИ как к «враждебным», но на деле данная риторика воспринимается скорее как дежурная фраза, как дань прошлому. Видимо, в этом коренится причина того, что идеи и мнения, публикуемые в неподцензурной части китаеязычного Интернета (то есть за границей и в Гонконге) могут в настоящий момент более или менее свободно проникать в страну и влиять на определенное количество пользователей внутри Китая.

Характерен в связи с этим эпизод с бывшим секретарем парткома г. Нанкина Ян Вэйцзэ. Как известно, Ян был арестован дисциплинарными органами в январе 2015 г. и стал таким образом «первым крупным тигром-коррупционером 2015 года». Но еще в сентябре 2014 г, когда в Интернете широко распространились «предположения» и «версии» о его предстоящем снятии с должности и расследовании, Ян Вэйцзэ, как и многие другие руководители, оказавшиеся в сходной ситуации, принялся активно «опровергать ложные слухи» (в китайском языке существует для этого специальный термин — пи яо). В частности, в веерной СМС-рассылке он написал: «Сейчас Интер-

нет в Китае хуже ч

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»