научная статья по теме ИДЕАЛ РУССКОГО МОНАШЕСТВА В МОНАСТЫРСКИХ УСТАВАХ XV-XVI ВЕКОВ Общественные науки в целом

Текст научной статьи на тему «ИДЕАЛ РУССКОГО МОНАШЕСТВА В МОНАСТЫРСКИХ УСТАВАХ XV-XVI ВЕКОВ»

Философия религии и религиоведение

Павлов П.А., аспирант Московского государственного университета технологий и управления им. К.Г. Разумовского (Первого казачьего университета)

ИДЕАЛ РУССКОГО МОНАШЕСТВА В МОНАСТЫРСКИХ УСТАВАХ ХУ-ХУ1 ВЕКОВ

Статья посвящена истории развития представлений составителей русских монастырских уставов ХУ-ХУ1 вв. об идеале монаха и монастыря, реконструируемой на основании самих этих уставов, а также агиографической литературы и других документов той эпохи. Рассматривается мнение общежительных и скитских уставов о следующих вопросах: отношение монастыря и мира, отношения внутри монастыря, духовное делание отдельного инока.

Ключевые слова. Православие, монашество, иосифляне, нестяжатели, монастырские уставы, аскетизм, киновия, скит.

Со второй половины XIV века на Руси приобретает невиданное доселе распространение отшельничество. Вслед за анахоретами в отдалённые и труднодоступные пустыни направляются люди, ищущие полной трудностей жизни вдали от мира. Так возникают скиты, первым в ряду которых становится обитель, основанная Сергием Радонежским. Его более поздние современники, в большинстве своём испытали явное влияние преподобного Сергия [11, с.122]. Говоря о стремлениях подвижников, стоит отметить, что они уходили не только от людского общества, но и от литургии - богослужение в радонежской обители совершал изредка приезжавший монах [2, с.30]. Такая пустыня была не местом, где не преследовали страсти, а где они разгорались много сильней чем в городах - путь анахорета считался опасным. Именно борьба со страстью и преодоление её видится, таким образом, главной целью пустынножителей, выбиравших отшельничество как путь, полный испытаний.

Очищая от леса небольшой участок земли, отшельники сооружали собственноручно часовню, разбивали огороды. Узнав о подвижниках, претерпевавших в лесах, верующие стремились помочь их пропитанию, видя в этом богоугодное дело. Следом за монахами во вчерашнюю пустыню приходили крестьяне, устраивавшие вокруг обители собственные поселения со своим хозяйством. Со смертью основателей монастыри всё больше богатели, обрастали каменными стенами и обретали как окрестные селения, составлявшие теперь посад укреплённых городов, так и отдалённые деревни, полученные в качестве "вклада", то есть завещанные прежними владельцами ради вечного поминовения их души в монастыре. Так возникли города Сергиев Посад и Кириллов, несущие имена градообразующих монастырей и, соответственно, своих святых основателей. Отшельничество здесь теперь было невозможно и желающие его уходили прочь, пытаясь повторить подвиг своих предшественников во всё ещё необитаемых местах. Читая житие святого, почитаемого в обители, инок, видя несоответствие между происходящим вокруг и описанном в предании, желал проследовать по стопам основателя и, даже не будучи лично с ним знакомым, удалялся в леса, ища там того, что видели на страницах житий и слышали от братии. Так возникают по всей северо-восточной Руси обители, созданные отшельниками. Жизнь первых русских подвижников-анахоретов повторяется в их последователях, это относится и к судьбе обителей, являющихся сперва пу-стынножитиями, затем проводниками освоения прежде необитаемых земель и, наконец, богатейшими землевладельцами. Так Павел Обнорский жил в дупле дерева, стремясь достигнуть совершенства в нестяжании, основанная же им обитель владела к середине XVI века 45 деревнями и починками [12, с.233].

Возникавшие в ходе описанных перемен в каждой отдельной обители противоречия приводили их настоятелей к необходимости упорядочить жизнь иноков в соответствии со святоотеческим Преданием и заветами святых основателей. В том же нуждались создатели новых монастырей, осознавая неизбежность их разрастания. Должное устройство обители описывалось у таких церковных писателей как Василий Великий и Пахомий Великий, а также в распространённом на Руси сочинении Никона Черногорца "Пандекты". Собственно русские иноческие уставы, уделявшие основное внимание не богослужебной практике, а внутреннему устройству монастыря появляются в XV веке - это уставы Кирилла Белозерского (сохранившийся частично), Ефросина Псковского, Нила Сорского, Иосифа Волоцкого и Корнилия Комельского. Те же надежды возлагались на жития святых основателей, пример которых, как предполагалось, должен был побудить иноков вести праведную жизнь. Уставы могут быть разделены на скитские и общежительные, по свойствам обители, ими описываемой. Единственным выразителем скитского идеала, оставившим след в русской книжности является преподобный Нил Сорский, предусматривавший меры для недопущения превращения своего скита в общежитие через препятствие разрастанию братии и приобретения земли и другого ценного имущества. Остальные известные иноческие уставы являются общежительными, самый подробный из них написан преподобным Иосифом Волоцким. И в тех и в других уставах выражалась точка зрения их составителей на должное 1) отношение обители и мира, 2) внутреннее устройство монастыря и 3) духовное делание отдельного инока, выражающееся в противодействии страстям.

Общежительные монастыри вели усиленную хозяйственную деятельность, используя совместный труд братии и, по мере приобретения земель и сёл, подвластных крестьян. Это позволяло обители не зависеть от подателей пожертвований, особенно землевладельцев, рассматривавших поддерживаемые ими монастыри как часть своей вотчины. Прирост богатства монастыря предполагалось обратить в источник благотворительности и, действительно, волоколамская обитель кормила множество нуждающихся в неурожайные годы [12, с.283]. Именно таковое оправдание богатства, совместно приобретаемого монастырём, наряду с требованием обеспечения великолепия богослужения является ключевым в иосифлянском взгляде на должное для общежительного монастыря существование. Монастырь является не нуждающейся в постоянной заботе игрушкой благочестивых, а источником процветания всех окрестных земель, вселяющим людям уверенность в завтрашнем дне посредством вспомоществования так же, как надежду на лучшую долю в будущей жизни. Обеспечении братии и покрытие расходов на благотворительность могло происходить за счёт взимания податей с подвластных селений, ростовщичества [3, с.105], промыслов наподобие солеварения, а также торговли. Важным источником доходов могла быть выделяемая великокняжеской казной " руга", как единовременная, так и постоянная, включавшая в себя денежные и товарные (продовольственные) пособия. Таким образом, связь с великокняжеской властью усиливалась одновременно с противодействием покушениям местных владетелей на самостоятельность обители.

Скитское житие видится преподобному Нилу средним, " царским" путём между уединённым отшельничеством и общежитием, наиболее пригодным для ведения "духовной брани". В скит принимаются, по воззрениям, только монахи, постриженные и прожившие некоторое время в общежительном монастыре, это говорит о том, что преподобный не отрицает необходимость последнего. Общежительный монастырь, являясь местом начала монашеского подвига, служит воспитанию начинающего инока. Для подвизающегося же во скиту необходимо иное отношение как к труду, так и к приобретению богатств, его вмешательство в жизнь "мира" весьма ограничено, а заботы касаются, преимущественно, духовного созерцания и борьбы с помыслами, приближающих к необходимому духовному совершенству. Как пишет Е. В. Романенко: "Хозяйственная жизнь Нило-Сорского скита была организована так, чтобы не нарушать «безмолвия» и созерцания иноков" [8, с.164]. Средства для поддер-

жания жизни иноков предполагалось получать посредством рукоделия, недостающее - запрашивать в качестве руги (в пределах необходимого).

Огромное значение в общежительных уставах имеет вопрос равенства игумена и братии, с одной стороны (имеется в виду недопустимость наличия внутри обители различия в богатстве и знатности - всё это должно оставлять в миру и, следовательно, невозможность владения любыми личными вещами) и необходимости смиренного послушания иноков и радения настоятеля о них, проявляющегося в наблюдении и решительном исправлении. Настоятель ответственен лично за праведную жизнь подчинённых ему иноков, за их грехи в обители будет посмертно страдать именно он [10, с.124-125]. Посему никак нельзя попустительствовать распущенности братии, узнавая о всяких недочётах в их деятельности и пресекая их, сперва личным советом, а затем, если проявится упорство и "любопрение", наказаниями от поклонов и " затвора" до изгнания из обители.

Понять цель этих трудов по благоустройству обители можно, обратившись на руководящий ею совет "соборных старцев" в составе игумена, иконома, келаря и прочих различных по роду деятельности начальствующих лиц, число которых стремится по святоотеческим заветам к двенадцати [10, с.128]. Объяснение этого числом апостолов разъясняет стремления преподобного Иосифа и его единомышленников. Говоря о недопустимости вражды, зависти и тому подобного среди братии, а также необходимости послушания духовному отцу, Во-лоцкий заявляет от том, что обитель является образом Небесного Царства, и монахи, стремясь к ангелоподобию, должны воспринимать настоятеля, каков бы он ни был, как подобие Бога на Земле, воля которого, пусть и не всегда ясна, но священна и потому непременно должна быть исполняема. Игумен же обязан не почивать в таком качестве на лаврах, а действовать, приближая подобие к образцу, насколько это возможно, помня, что его "царство" временно и на входе в Царство вечное ему предстоит ответить как за все свои дела, так и за порядок, наведённый им среди своих "ангелов" и "апостолов".

Житие во скиту, несомненно, менее подчинено чёткому порядку, нежели оное в общежитии. Не явиться вовремя на общее богослужение вполне возможно, более того, можно вовсе пропускать их, предаваясь духовному деланию в одиночестве. Строгость трапезы, как в еди-новременности, так и в объёмах принимаемой пищи куда важнее в киновии. Основное внешнее отличие устройства скитского, таким образом, заключается в отсутствии общеобязательного расписания и, по-видимому, вн

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Общественные науки в целом»