научная статья по теме III ЛИТОВСКИЙ СТАТУТ И ЕГО ПРОЕКЦИИ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «III ЛИТОВСКИЙ СТАТУТ И ЕГО ПРОЕКЦИИ»

Славяноведение, № 2

© 2010 г. Ю. БАРДАХ

III ЛИТОВСКИМ СТАТУТ И ЕГО ПРОЕКЦИИ

Выдающийся польский историк права В.А. Мацейовский в середине XIX в. в «Истории славянских законодательств» характеризовал III Литовский статут (далее - ЛС) 1588 г. как великий памятник законодательства своего времени. Тогдашняя Европа подобного не знала. Статут похож на «растение, которое, извлекая соки из растущих рядом деревьев, обогатилось ими и, переработав, снова отдало этим же деревьям как лучшие и более питательные» [1. S. 207]. Ма-цейовский также отметил органическую связь статута с правовым окружением, происходивший в этой сфере процесс инкультурации, под которым понимается многостороннее взаимодействие в противоположность акультурации - односторонней рецепции образцов, созданных вышестоящей культурной группой.

Указание Мацейовского на тесную связь права с культурой побуждает к анализу этого памятника права с точки зрения его проекций на политическую, социальную, правовую сферу, а также культуру не только Великого княжества Литовского (далее - ВКЛ), но и соседних регионов. Понятие «проекция» обозначает реально действующие, хотя не обязательно оформившиеся юридически нормативов взаимосвязи. Эти проекции, очень длительные по времени (ведь III ЛС сохранял обязательную силу вплоть до 1840 г.), затрагивали широкий политико-географический регион. Не следует забывать и о причинах притягательности этой модели.

1. III ЛС возник на завершающем этапе кодификационных работ, результатом которых первоначально был I Статут 1529 г., а затем II ЛС 1566 г., принятый литовским вальным сеймом и утвержденный Сигизмундом Августом накануне Люблинской унии 1569 г. (см. [2]). II ЛС в области права санкционировал политическую эмансипацию шляхты ВКЛ, которая добилась - по образцу польской щляхты - правового равноправия с могущественной литовско-русской магнате-рией. Уния укрепила позиции шляхты, санкционировала такие ее общественно-политические завоевания, как сеймики и шляхетские суды, но одновременно поставила на повестку дня проблему охраны государственно-правовой самостоятельности ВКЛ в пределах федеративной Речи Посполитой. В связи с этим и III ЛС должен был - в общественно-правовой проекции - выполнить две дополнительные задачи: упрочить позиции шляхты и усилить государственную и общественно-правовую самостоятельность Литвы.

Выполнение первой задачи облегчалось составом подготавливавшей проект III ЛС кодификационной комиссии, состоявшей из девяти представителей шляхты (по одному от каждого воеводства), двух сенаторов, а также секретаря и одновременно эксперта в лице доктора права Августа Ротундуса. Этому способствовал и

Бардах Юлиуш - академик ПАН.

процесс работы над проектом, который обсуждался на сеймиках и вальных съездах ВКЛ. Хотя в работе по подготовке III ЛС значительную роль играли руководители господарской канцелярии Остафий Волович, а позднее Лев Сапега, последний в помещенном во вступлении к опубликованному изданию - посвящении королю Сигизмунду III Вазе писал, что монарх утвердил статут, «поправленный мудрыми людьми, знавшими законы и избранными для этого нашим народом»1. Так Сапега оценил участие шляхетских делегатов в создании статута. Можно считать, что эта формулировка, отражающая соотношение общественных сил в момент утверждения статута, представляла его политическую проекцию.

Другая задача заключалась в подчеркивании политической самостоятельности ВКЛ. В статуте не говорится об унии, объединившей ВКЛ и Польское королевство, называемое обычно Короной. Это позволило некоторым исследователям, внесшим значительный вклад в историографию законодательства ВКЛ (И.И. Лап-по, А. Шапоке), выдвинуть тезис, будто III ЛС отменил акт унии. Это мнение бездоказательно, поскольку в статуте говорилось об общем сейме, а в привилее, утверждавшем статут, выданном 28 января 1588 г. Сигизмундом III, ясно выражено предварительное условие, что «этот вновь принятый статут не должен ни в чем противоречить союзу, ничем не должен вредить или унижать содержание унии». Это положение подтверждало акт унии, но одновременно указывало на усиление государственной самостоятельности Литвы. Это не значит, что III ЛС изолировал ВКЛ от Польши, что полностью отказывался от польских образцов. Напротив, выборочной рецепции подверглись те институты, которые укрепляли шляхетскую демократию, как созданный вслед за Коронным Литовский трибунал (судей в которые с 1581 г. ежегодно выбирали шляхетские сеймики), или модель мирного сосуществования разных вероисповеданий. С этой целью в статут был занесен полный текст Варшавской конфедерации о мире между «разноверцами» (pax inter dissidentes in religione). Одновременно III ЛС реализовал предложения А. Фрыча-Моджевского о смертной казни за преднамеренное убийство независимо от социального положения убийцы и жертвы. Это правило, распространенное в Литве горячим пропагандистом реформации Андреем Воланом и внесенное в III ЛС, было обязательным и тогда, когда убийца был шляхтичем, а жертва - плебеем [4. S. 217-241, 272-273]. Несмотря на процедурные ограничения, ослаблявшие реализацию этого правила, не следует недооценивать этот шаг в преодолении сословных барьеров в уголовном праве - ради установления справедливости, единой для всех. Почти через два века после этого - в 1768 г. польское право в свою очередь рецепировало этот принцип с прямой ссылкой на III ЛС. Это обратное воздействие также представляет проекцию III ЛС одновременно во времени и в пространстве.

2. К упрочению самостоятельности ВКЛ по отношению к Короне Польской вело также совершенствование правовых норм, высокий уровень законодательства, которое с очевидностью должно было доказать «тубыльцам» ВКЛ (как официально литовское законодательство определяло жителей исторической Литвы), что их система права находится на наивысшем уровне. Начиная со II ЛС 1566 г. это достигалось внедрением в литовскую систему права принципов классического римского права путем широкого использования так называемого ученого права эпохи Возрождения, а также принятием положения, согласно которому

1 Текст III ЛС цитируется по [3]. Введение - в переводе с польского издания 1614 г., которое отсутствует в[3].

«где бы чого в том статуте недоставало, тогды суд, прихиляючся до ближшое справедливости водле сумненья своего и прикладом инших прав хрестьянских то отправовати и судити маеть» (Разд. IV, арт. 54). «Справедливость водле сумненья своего» - обращение к естественному праву, римскому праву, известному в то время под названием «цесарского», «имперского права». В признании римского права, как вспомогательного, видим проекцию, связывавшую III ЛС с ius commune. Это означало его включение в круг европейского ученого права. В связи с этим следует отметить применение III ЛС как вспомогательного права в юридической практике Короны XVII в. Наряду с признанием высокого качества литовской кодификации это облегчало восприятие, притом без сопротивления, ряда романистических институтов шляхетской Польшей, настроенной негативно к римскому праву как носителю идеологии абсолютизма.

3. В науке III ЛС иногда называется кодексом, однако это неточно, так как наряду с судебным правом он включал основные принципы государственного права, закреплявшего основы общественного строя Великого княжества (Разд. III «О вольностях шляхетских и о размножении Великого княжества Литовского»), организацию военных сил, центральной и местной власти и вместе с тем выдвинутую на первый план организацию судопроизводства (Разд. IV «О судьях и судах»). Таким образом, в статуте в сущности изложена вся система права ВКЛ.

Стоит подчеркнуть, что система статутового права не ограничивалась «шляхетским народом», но включала также и непривилегированные сословия. За разделом XI «О гвалтех, о боех, о головщихнах шляхетских» следует раздел «О головщинах и о навязках людей простых». Положения уголовного права, хотя и различные в зависимости от личности виновника и пострадавшего, затрагивали все население ВКЛ, что подчеркивало также название последнего, XIV, раздела «О злодействе всякого стану». Равным образом, части, посвященные частному праву, регулировали и правовую жизнь непривилегированных сословий. Так, в разделе VIII «О тестаментах» особый артикул (9) говорил о том, как «кождый слуга путный и мещанин мест неупривильеваных и теж чоловек простый, як те-стамент чынити маеть».

Статутовое право распространялось не только на мещан непривилегированных белорусских и великорусских городов, не располагавших привилеями на магде-бургское право. III ЛС подчеркивал, что виленские мещане, обладавшие особыми привилеями, имели право - по своему желанию - письменно зафиксировать правила, согласно которым имущественные отношения регулировались бы маг-дебургским правом либо статутом, положения которого были обязательны при решении споров между шляхтой и мещанством (Разд. III, арт 35). На практике в некоторых частных (приватных) городах, несмотря на пожалование магдебург-ского права, судьи судили по статутовому праву.

Эту практику применительно к городу Слуцку (за исключением наследственных дел) утвердил устав князя Богуслава Радзивилла от 1662 г. Аналогичным образом, в радзивилловских Биржах замковый суд судил в конце XVII в. жителей города в соответствии с предписаниями III ЛС. Здесь явно обнаруживается проекция статута на правовую сферу привилегированных городов, стремление утвердить его как межсословное общегосударственное право [5. S. 112-117].

4. Высокий уровень системы литовского права укреплял политическую самостоятельность ВКЛ [6], позволяя литовской и белорусской шляхте действенно противостоять унификаторским тенденциям в области права, а, следовательно, и унитарной концепции права, существовавшим в шляхетском обществе эпохи

Возрождения и возродившимся в эпоху Просвещения. Сопротивление литовских сеймиков унификации права стало, в значительной мере, причиной неудачи проекта кодификации Анджея Замойского 1780 г. [7. S. 318]. Стараясь нейтрализовать это сопротивление, законодатели времени Четырехлетнего сейма 17881792 гг. приняли III ЛС как основу

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»