научная статья по теме ИНСТИТУТЫ В СОЦИОЛОГИИ, ПОЛИТОЛОГИИ И ПРАВОВЕДЕНИИ: ВЗГЛЯД ЭКОНОМИСТА Комплексные проблемы общественных наук

Текст научной статьи на тему «ИНСТИТУТЫ В СОЦИОЛОГИИ, ПОЛИТОЛОГИИ И ПРАВОВЕДЕНИИ: ВЗГЛЯД ЭКОНОМИСТА»

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

2015 • № 1

МЕТОДОЛОГИЯ

В.Л. ТАМБОВЦЕВ

Институты в социологии, политологии и правоведении: взгляд экономиста

Цель статьи - попытка помочь взаимопониманию исследователей, изучающих институты в рамках различных социальных дисциплин, а также реализующих междисциплинарный подход. Проанализированы сходства и различия в понимании термина "институт" в таких областях знаний, как экономическая теория, социология, политология и правоведение. Показано, что наиболее общее понимание институтов, которое облегчает нечеткие рассуждения, однако затрудняет строгий анализ соответствующих феноменов, присуще социологии.

Ключевые слова: институты, политология, социология, правоведение.

The paper is aimed to help mutual understanding among scholars researching institutions in the framework both of different social sciences and interdisciplinary one. Similarities and differences in the term "institution" treatment are analyzed in economics, sociology, political sciences, and legal studies. It is shown that most general conception of institutions exists in sociology. This conception facilitates ambiguous discourse but aggravate rigorous analysis of the associate phenomena.

Keywords: institutions, political science, science of low, sociology.

В короткой врезке "Определяя (неформальные) институты" в объемистом сборнике статей, опубликованном Центром развития ОЭСР по материалам конференции, посвященной влиянию неформальных институтов (НФИ) на экономическое развитие, Ж. Парлевлье [Parlevliet, 2007] выделяет три "строительных блока" возможных пониманий институтов: (А) поведенческие практики (behavioural practices), (Б) правила поведения (rules of the game) и (В) организации, отмечая, что социология опирается на понимание (А), новая институциональная экономическая теория склоняется к (А+Б), а традиционный институционализм использует понимание (А+В). Полностью соглашаясь с подобным подходом и отдавая должное его продуктивности, не могу не отметить также и неполноту состава предложенных блоков. Дело в том, что среди них отсутствует блок, который можно было бы назвать "факторы принятия решения о поведении" (Г), с разграничением на внутренние факторы (Г1), такие как убеждения, эвристики, установки, ценности и т.п., и внешние факторы (Г2): стимулы, определяемые внешней социальной средой, такие как социальное давление, официальные санкции и т.д.

Там б о вце в Виталий Леонидович - доктор экономических наук, профессор, заведующий лабораторией институционального анализа экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Введение такого блока позволяет более точно охарактеризовать различия в понимании институтов, существующие между разными теориями. Например, традиционный институционализм явно предпочитает опору на блок Г11, в то время как новый - на блок Г2 (исключая при этом блок В); социология основывается на трактовке А+Г2, социальная психология - на формуле института (точнее, нормы) А+Г, и т.д.

Далее я более подробно сопоставлю различные трактовки понятия института, здесь же еще раз подчеркну важность разделения поведенческих практик и правил поведения, использованное Парлевлье. Дело в том, что методологически оно близко к разграничению речи как процесса и языка как системы, введенному в начале ХХ в. Ф. де Соссюром [Соссюр, 2004, с. 38], во многом определившему последующее развитие всей сферы лингвистических исследований. Кроме того, введение названных (или иных) компонентов содержания понятия института позволяет формировать различные теоретические типологии его понимания посредством полного перебора сочетаний содержания этих компонентов (в данной публикации я не буду приводить и обсуждать здесь получающуюся типологию).

Экономические теории

Поскольку я рассматриваю понимание институтов в социологии, политологии и правоведении с позиций экономиста, очевидно, сначала следует охарактеризовать эти позиции. В настоящее время понятие института активно прорабатывается в рамках двух направлений: (1) традиционного (или старого) институционализма (ТИ) и (2) новой институциональной экономической теории (НИЭТ), причем внутри последней конкурируют, как минимум, два подхода к трактовке институтов - институты-как-рав-новесия (ИкР) и институты-как-правила (ИкП).

В отличие от ТИ начала-середины ХХ в., в рамках современной версии ТИ предпринято несколько попыток четко определить, что понимают под институтами его последователи [Searle, 2005; Morgan, Olsen, 2011; Dequech, 2013 и др.]. Я остановлюсь здесь лишь на одной из них, сделанной Дж. Ходжсоном, который в начале своей статьи справедливо отмечает: "Невозможно проводить эмпирический или теоретический анализ работы институтов или организаций, не имея некоторой адекватной концепции того, что они собой представляют". Его общее определение формулируется так: Институты - это "системы установленных и широко распространенных социальных правил, которые структурируют социальные взаимодействия. Язык, деньги, право, системы мер и весов, застольные манеры, фирмы (и другие организации) - все, следовательно, являются институтами" [Hodgson, 2006, p. 1]. Понимание института как системы правил он противопоставляет при этом такому, например, определению, как "предписанные паттерны скоррелированного поведения" [Foster, 1981, p. 908], замечая: "...определение институтов как поведения ведет нас к неверному предположению, что институты перестают существовать, если ассоциированное с ними поведение прекращается" [Hodgson, 2006, p. 2-3]. Такая критика, однако, несправедлива, поскольку программы (паттерны) поведения вовсе не тождественны своим реализациям, то есть поведению как таковому. Очевидно, что если программа какое-то время не исполняется, это вовсе не означает, что она перестала существовать.

Важный момент, подчеркиваемый Ходжсоном, - долговечность институтов. По его мнению, существование систем нормативных правил создает у индивидов устойчивые ожидания относительно поведения других людей, что и обусловливает долговечность институтов. Здесь важно заметить, однако, что такие ожидания, придающие институтам долговечность, не должны иметь характера ожиданий причинения ущерба субъекту. Если институт таков, что группе субъектов при следовании ему систематически нано-

1 Например, В. Ефимов утверждает: «Недостаточно определить институты просто как совокупности правил, как делают многие авторы. Это должны быть "опривыченные" правила...» [Ефимов, 2007, с. 61]. Аналогично, А. Караяннис и А. Хатзис пишут: "Формальные институты не могут функционировать без ин-тернализации гражданами и без надежной опоры на социальные нормы" [Кагау1апшэ, Hatzis, 2012, р. 622].

сится ущерб, то у каждого из них возникают стимулы к изменению такого института, либо, как минимум, к уклонению от следования соответствующим правилам.

Это замечание относится и к другому моменту, выделяемому Ходжсоном: тесной связи институтов и привычек: "...Институты работают только потому, что входящие в них правила укоренены в разделяемых (shared) привычках мышления и поведения. Веблен и философы-прагматики трактуют привычку как приобретенную склонность или способность, которая может как выражаться, так и не выражаться в текущем поведении. Для установления привычки важно повторяющееся поведение. Но привычка и поведение - не одно и то же. Если мы приобрели привычку, мы не обязательно используем ее все время. Привычка - это установка заниматься тем, что ранее было усвоено или приобретено в сфере поведения или мышления" [Hodgson, 2006, p. 6]. С моей точки зрения, для приобретения привычки важно не просто повторяющееся, но успешное для индивида повторяющееся поведение, повышавшее значение его функции полезности. Тогда выработка привычки тождественна формированию условного рефлекса: опознание ситуации ведет к действию (или мысли), приносившему успех ранее.

В другой статье Ходжсон уточняет: "Привычка - это психологический механизм, который формирует основания для следования правилам. Привычки суть конституирующий материал для институтов, обеспечивая их повышенной долговечностью, силой и нормативной властью. В свою очередь, посредством воспроизведения разделяемых привычек мышления, институты создают мощный механизм конформизма и нормативного согласия" [Hodgson, 2007, p. 107].

Приведенные рассуждения вызывают серьезные сомнения. Во-первых, как отмечалось, только те институты, следование которым повышает благополучие (как бы его ни понимать, - сугубо эгоистически или с учетом интересов других) индивида, могут породить у него привычку (условный рефлекс) следовать им. Институты с другими последствиями могут выработать только привычку избегать при возможности руководствоваться ими. Во-вторых, отказ от привычки и отказ следовать институту вызывают разные последствия: в первом случае их просто нет (если, конечно, привычное поведение данного индивида не сопровождалось ощутимыми внешними эффектами), во втором - они могут быть весьма значительными. В-третьих, полагать привычки "конституирующим материалом" институтов затруднительно и по той причине, что первые лишены нормативности, они, в отличие от институтов, ничего не предписывают и не запрещают.

Характеризуя рассмотренный подход в целом, нужно отметить, что, в отличие от нечеткого (и потому неоперационального) подхода классиков ТИ начала-середины ХХ в., у Ходжсона понятие института становится гораздо более определенным. Другой вопрос - насколько обоснованны уточнения структуры института и выводы из его определения, связывающие институт с привычками, установками, правилами и т.п.

В рамках НИЭТ сосуществуют и конкурируют два понимания институтов - (1) как равновесий в некоторой игре (ИкР) и (2) как правил в единстве с механизмами принуждения их к исполнению (ИкП)2. Соотношение названных пониманий было подробно проанализировано в [Тамбовцев, 2013], поэтому здесь я приведу только основные положения и выводы этого анализа.

По мнению М. Аоки, эти подходы разграничиваются, как минимум, по двум позициям. Первая предполагает, что в ИкР институты суть "агрегиро

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексные проблемы общественных наук»