научная статья по теме ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ИДЕИ «ВЕЛИКОЙ АЛБАНИИ» Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ИДЕИ «ВЕЛИКОЙ АЛБАНИИ»»

Славяноведение, № 5

© 2012 г. П.А. ИСКЕНДЕРОВ ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ИДЕИ «ВЕЛИКОЙ АЛБАНИИ»

Статья посвящена анализу исторических корней идеи так называемой Великой Албании. Впервые она была сформулирована участниками Албанской (Призренской) лиги 1878-1881 гг., делегаты которой потребовали объединения всех албанонасе-ленных земель Османской империи в рамках единого вилайета. Позднее данная идея стала ключевым элементом албанского национально-освободительного движения. Сегодня создание «Великой Албании» является основной целью албанских радикальных движений в различных балканских государствах.

The article analyses the historical roots of the concept known as Great Albania. First it was formulated by the members of the Albanian (Prizren) League in 1878-1881. Its delegates demanded to gather all the Albanians-populated lands of the Ottoman Porte in the framework of one vilayet (administrative unit). Later this concept became the key element of the Albanian national liberation movement. Nowadays the making of «Great Albania» is one of the primary aims of Albanian radical movements in different Balkan states.

Ключевые слова: Албания, Сербия, Россия, Балканы, этничность, национализм, международные отношения

На протяжении последних полутораста лет идея создания на Балканах «Великой Албании» переживает перманентный подъем. Как отмечал еще в 1982 г. -во времена социалистической власти Э. Ходжи - один из правительственных чиновников тогдашней Албании Бечир Хоти, «албанские националисты имеют платформу, состоящую их двух пунктов [...] первый - создать то, что они называют этнически чистой албанской республикой, и затем объединиться с Албанией для того, чтобы создать Великую Албанию» [1].

В 1999 г. тогдашний посол США в Македонии Кристофер Хилл озвучил справедливую мысль: «Мы провели 1990-е годы в беспокойстве о "Великой Сербии". С этим покончено. В следующее столетие мы уверенно вступим, испытывая беспокойство из-за "Великой Албании"» (подробнее см. [2]).

Сами албанцы в лице, в частности, интеллектуальной элиты предпочитают не использовать термины «Великая Албания» и «паналбанизм», чтобы не тревожить лояльное к ним мировое общественное мнение. Вместо этого активно применяется термин «албанский национальный вопрос», получивший всестороннее рассмотрение в обнародованном в 1998 г. в Тиране меморандуме Албанской академии наук под названием «Платформа для решения национального албанского вопроса». В документе данное понятие определялось как «движение за освобож-

Искендеров Петр Ахмедович - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках исследовательского проекта РГНФ («"Великая Албания": прошлое, настоящее, будущее»), проект № 11-01-00259а.

дение албанских земель от иностранной оккупации и их объединение в отдельное национальное государство» [3. Р. 5]. Обсуждению современного состояния «албанского национального вопроса» была посвящена и прошедшая в 1976 г. в Тиране с большой помпой Национальная конференция этнографических наук. На ней отмечалось, что около пяти миллионов албанцев продолжают оставаться за пределами собственно Албании [4. Р. 19].

Впрочем, далеко не все в самой Албании согласны со столь расширительной трактовкой албанской национальной идеи. Среди скептиков - видный албанский интеллектуал Ф. Любонья, заявивший в апреле 2002 г., что «мечта албанцев об объединении являлась частью их коллективного сознания, не становясь политической программой по причине того, что албанцы всегда были очень слабыми» [5. Р. 2].

Обнародованные в 2007 г. результаты исследования, проведенного Программой развития ООН в октябре - декабре 2006 г., показали, что лишь 2.5% косовских албанцев считают объединение Косово с Албанией наилучшим способом решения косовского вопроса. И наоборот, 96% из них выступили за то, чтобы Косово стало независимым в своих нынешних границах [6. Р. 16].

Однако согласно итогам опроса, проведенного агентством «Гэллап Балкан Монитор» уже в январе 2010 г., подавляющее большинство граждан Албании и края Косово, в одностороннем порядке провозгласившего в феврале 2008 г. независимость от Сербии, уже выступали за создание «Великой Албании». На вопрос о поддержке этой идеи утвердительно ответили 74.2% респондентов в Косово и 70.5% - в Албании. При этом 47.3% участников опроса в Косово и 39.5% в Албании считают, что появление великоалбанского государства в его самых широких этнических границах возможно уже в ближайшем будущем. На протяжении 2010 г. уровень симпатий к идее «Великой Албании» в Косово еще больше вырос и достиг 81%. Кроме того, эту идею поддерживают свыше половины македонских албанцев (53%) [7. Р. 48].

Данные наглядно свидетельствуют о происходящей в умах албанского населения Балкан опасной «переоценке ценностей». Так что вряд ли стоит особо доверять нынешним заклинаниям ведущих международных организаций об «уникальности» косовского случая и твердом намерении руководства ООН и Европейского союза противостоять дальнейшему дроблению Балкан. В опубликованном в феврале 2004 г. докладе «Международной кризисной группы» утверждалось, что «представления о паналбанизме гораздо более многоплановые и сложные, чем привычные черновые характеристики этнических албанцев, которым природно присущи наклонности к созданию "Великой Албании" или "Великого Косово". Поучительно, что и Армия освобождения Косово (АОК), и Национально-освободительная армия (НОА - албанское вооруженное формирование, действовавшее в Македонии в 2000-2001 гг. - П.И.) начали завоевывать народную поддержку соответственно в Косово и Македонии как раз тогда, когда они отошли от своих первоначальных паналбанских националистических целей и сконцентрировались на достижении больших прав для своих собственных народов. Албанской национальной армии (АНА - нелегальное вооруженное формирование в Косово, возникшее на базе АОК. - П.И.), которая публично защищала идею "Великой Албании", никогда не удавалось завоевать народное доверие. Насилие в целях создания "Великой Албании" или любого изменения границ не является ни политическим популярным, ни морально оправданным» [5. Р. 1].

Между двумя полюсами оценок - о неизбежности насильственной реализации на Балканах идеи создания «Великой Албании» и о надуманности самого албанского вопроса в его общебалканском контексте - лежат многочисленные публикации, в которых делается попытка понять специфику развития сербо-албанских отношений на протяжении веков, выявить узловые точки противостояния сербов

и албанцев, наметить пути их сближения и взаимодействия. Количество подобных статей значительно возросло после самопровозглашения независимости Косово. «За неточностью терминов "косовар", "албанец" или "албаноговорящий" стоят века неспокойной истории постоянного переустройства Балкан», - указывает, к примеру, авторитетный швейцарский публицист Жан-Арно Дерен. По его весьма справедливому мнению, «за терминологической неточностью скрываются важные споры о национальной идентичности и переустройстве в соответствии с этой идентичностью албанского мира на Балканах». «На Балканах государственные границы - старые и новые - никогда не совпадали с границами проживания разных народов, что привело к появлению значительных национальных меньшинств. В этой конфигурации Косово занимает особую позицию, потому что это крайне исторически нагруженная территория, где сталкиваются антагонистические национальные притязания», - указывает автор. Именно поэтому, по словам Дерена, «когда сербы говорят о своих монастырях в Косово, албанцы отвечают, что они были построены на руинах более древних албанских католических монастырей, но этот факт труднодоказуем и не имеет большого значения: по меньшей мере до XIII в. этот регион находился под влиянием то Византии, то Рима, а в Косово вместе живут различные народы, в том числе сербы и албанцы [...] Один из наиболее употребительных балканскими националистическими движениями аргументов -утверждение о древности и даже автохтонности своего народа» [8].

Так рассуждают сегодняшние политики и политологи. Насколько их оценки, сомнения и прогнозы отвечают исторической правде?

Первыми документами, в которых было закреплено требование лидеров албанского национального движения об объединении всех албанонаселенных районов тогдашней Османской империи в единое государственно-административное целое, стали программы Призренской лиги - политического объединения албанцев, возникшего летом 1878 г. в качестве реакции местных лидеров на попытки великих держав прочертить в Балканском регионе новые государственные границы. Принятый в июле 1878 г. документ под названием «Карарнаме» («Книга решений») выдвинул такие цели, как «борьба до последней капли крови против какой-либо аннексии албанских территорий» и «объединение всех населенных албанцами территорий в одну провинцию» [9. S. 18]. Кроме того, в решениях Призренской лиги подчеркивалось негативное отношение албанцев к планам территориальных приращений соседних албанских государств за их счет: «Имея перед глазами балканскую землю, мы не позволим ни за что, чтобы иностранные войска топтали нашу землю». Программа предусматривала и возможное территориальное расширение Лиги за пределы первоначально обозначенных районов: «Представители других краев (земель), которые хотят присоединиться к Лиге, будут охотно приняты, и мы их внесем в список Лиги как друзей власти и страны» [10. С. 40]. Столицей объединенного албанского вилайета предполагалось сделать город Охрид в силу его центрального географического положения [11. Р. 33].

Эксперты в целом сходятся во мнении, что данная петиция «стала первым свидетельством того, что албанцы стремятся к территориальному объединению» [5. Р. 33]. Албанская историография и национально-государственная традиция отводят этому политическому объединению албанцев из различных районов Балканского полуострова роль организатора борьбы за освобождение и объединение албанских земель, за отстаивание национального суверенитета албанцев и противостояние попыткам великих держав и сосе

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»