научная статья по теме «ИЗЛОЖИТЬ ПРЕДМЕТ СЦИЕНТИФИЧЕСКИ»: РУССКИЕ ВРАЧИ И ИХ ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX В.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««ИЗЛОЖИТЬ ПРЕДМЕТ СЦИЕНТИФИЧЕСКИ»: РУССКИЕ ВРАЧИ И ИХ ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)»

Лица и взгляды

«Изложить предмет сциентифически»: русские врачи и их полевые исследования (первая половина XIX в.)

Елена Вишленкова, Зарина Гатина

«То state the subject scientifically»: Russia's physicists' field research in the first half of the nineteenth century

Elena Vishlenkova, Zarina Gatina (National Research University Higher S^ool of Economics, Moscow, Russia)

«Ни в каком государстве нет таких преимуществ и выгод для врачей, как в России», - писал в 1833 г. в медицинской газете «Друг здравия» педиатр К.И. Грум-Гржимайло1. И это не было чистой воды риторическим заявлением или уверением в политической лояльности. Автор имел в виду обучение на медицинских факультетах за государственный счёт, предоставление мест службы, гарантированного казённого жалованья, систему поощрений за экстра-работу во время эпидемий, а также возможность ускоренного продвижения в чинах и должностях посредством получения учёных степеней. И если с финансовым поощрением врачебной работы всё более или менее понятно, то опыт использования академической аттестации как средства государственного управления «медицинским сословием» (термин того времени) мало изучался историками.

Такая практика появилась в России в середине XVIII в. как часть государственной политики просвещения. В социальной сфере она включала в себя задачу взращивания «медицинских чиновников» (или «медицинских чинов»)2. Замысел верховной власти реализовывался с помощью различных административных ресурсов, в том числе заимствованных из иной политической и культурной среды. Этим можно объяснить тот факт, что проводить аттестацию поступающих на службу иностранных и российских лекарей и ранжировать их посредством академических званий было поручено государственной структуре - сначала Медицинской канцелярии, а затем её преемнице - Медицинской коллегии3.

Только с появлением на рубеже XVIII-XIX вв. сети высших медицинских школ государство стало делегировать функцию академической аттестации самому врачебному сословию. Московский университет обрёл такие полномочия в 1791 г.4, а в 1798 г. Коллегия распространила подобное право на вновь уч-

© 2015 г. Е.А. Вишленкова, З.С. Гатина

Статья подготовлена при поддержке Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2014/2015 гг., проект № 14-01-0041.

1 Взгляд на состояние медицины в России // Друг здравия. 1833. № 3. С. 17.

2 Подробнее об этом см.: RennerA. Russische Autokratie und Europaische Medizin: Organisierter Wissenstransfer im 18. Jahrhundert (Medizin, Gesellschaft und Geschichte - Beihefte). Wiesbaden, 2010.

3 ПСЗ-I. Т. 16. № 12179.

4 Там же. Т. 23. № 16988.

реждённые Московскую и Петербургскую медико-хирургические академии5. По уставу 1804 г. врачебные отделения вновь открытых университетов тоже получили право присуждать учёные степени. Государство обязывалось поддерживать их статус чинами, пенсионами и жалованьями6. Впрочем, провинциальные университеты долгое время не пользовались этой привилегией в силу недостатка учёных врачей7.

Лишь после того, как медицинские факультеты получили техническое и кадровое оснащение и стали выпускать сотни специалистов, процедура научной аттестации врачей обрела организационные особенности, отразившие государственную заинтересованность в развитии медицины. Например, во всех «науках» учёные степени, выданные профессорскими советами, утверждало (или не утверждало) Министерство народного просвещения (МНП), и только во врачебных мнение профессорского совета являлось окончательным8.

Данная ситуация может свидетельствовать о складывании в изучаемое время так называемого регулятивного соглашения9 между государством и довольно значительной в количественном отношении профессиональной группой врачей10. Подтверждением тому служат попытки правительства воспрепятствовать вмешательству представителей дворянских корпораций и ведомств в дела медиков. В ситуациях, когда местные администраторы или председатели дворянских собраний протаскивали «своих» людей во врачебные управы, столичные сановники защищали медицинское самоуправление. «Правильное суждение о способностях и познаниях врачей, - напоминал указ Сената 1843 г., - должно быть предоставлено только медицинскому их начальству»11.

5 Михневич А.В. Правовое регулирование присуждения медицинских, фармацевтических и ветеринарных учёных степеней в России (1747-1918): Дис. ... канд. юрид. наук. Пятигорск, 2004. С. 102.

6 Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Т. 1. СПб., 1864. № 6. Стб. 17-18.

7 Например, в Казанском университете разделения на факультеты не было вплоть до 1814 г., а в 1808 г. в Харькове прекратилось преподавание медицины из-за отсутствия слушателей (РГИА, ф. 733, оп. 49, д. 138, л. 1 об.).

8 Гатина З.С., Вишленкова Е.А. Система научной аттестации в медицине (Россия, первая половина XIX века) // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2014. № 1(18). С. 177-178.

9 Базовыми для исследований профессий и «регулятивного соглашения» с государством являются труды: Goode W.J. Encroachment, Charlatanism and the Emerging Profession: Psychology, Sociology and Medicine // American Sociological Review. 1960. Vol. 25. P. 902-914; Barter B. Some Problems in the Sociology of Professions // Daedalus. 1963. Vol. 92. P. 669-688; Arney W.R. Power and Profession of Obstetrics. L., 1982; Nettleton S. Power, Pain and Dentistry. Buckingham, 1992; Johnson T. Governmentality and the Institutionalization of Expertise // Health Professions and the State in Europe / Ed. by G. Larkin and M. Saks. L., 1995; Мансуров В.А., Юрченко O.B. Профессиональная идеология альтруизма российских врачей // Вестник Института социологии. 2010. № 1. С. 397-410; Антропология профессий, или посторонним вход разрешён. М., 2011. См. также обзоры: Волков В.А., Чириков Е.П. Профессия и профессионализм как предмет отечественных и зарубежных исследований // Научные труды Северо-Западного института управления. 2011. Т. 2. № 1. С. 32-42; Poманов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Три типа знания в социологии профессий // Социальная динамика и трансформация профессиональных групп в современном обществе / Под ред. В.А. Мансурова. М., 2007. С. 12-32.

10 В 1837 г. в Российской империи и Царстве Польском насчитывалось 6 768 лекарей, а в 1846 г. их стало 8 726. Треть из них служили по военному ведомству (Ханьков Я.В. Очерк истории медицинской полиции в России. СПб., 1851. С. 86).

11 Медико-статистические известия. 1843. Январь. С. 1.

Вероятно, делегированное политической властью право на саморегулирование создало условия для формирования во врачебном сообществе таких принципов дисциплинирования и оценивания, которые превратили учёные степени из средства государственного поощрения в способ уже не корпоративной, а профессиональной самоорганизации. Мы предполагаем, что оценочная работа факультетов, медицинского совета МВД и медицинского департамента Военно-сухопутного министерства способствовала формированию экспертного сообщества, способного верифицировать результаты индивидуальных исследований, концептуализировать их и затем транслировать (посредством журналов и учебных занятий) созданные на их основе частные и обобщающие теории.

Эту гипотезу мы рассчитываем проверить, комплексно анализируя аттестационную деятельность медицинских факультетов двух российских университетов - Московского и Казанского. Их выбор определяется географическим положением (позволявшим контролировать Московскому университету центральный, а Казанскому - огромный восточный учебные округа), а также состоянием их архивов (сохранивших делопроизводственную документацию за первую половину XIX в.). Реконструкция рутинных процедур академической жизни позволяет определить объём профессиональной автономии, изменчивые критерии ранжирования коллег по цеху, условия соглашений о качестве исследовательских результатов.

В данной статье мы сосредоточили внимание на одном аспекте этого проекта - на выявлении условий исследовательской работы учёных врачей, поступавших после окончания университетов на государственную службу, причём опирались на синхронные документальные свидетельства, а не на воспоминания12. Эти свидетельства мы надеялись найти в аттестационном делопроизводстве (в диссертациях и в прошениях на проведение испытаний), т.е. в университетских архивах. Наши предшественники утверждали, что такие документы вряд ли уцелели; что «о реальном содержании экзаменов судить трудно, поскольку их протоколы за начало XIX в. не сохранились (и можно сомневаться, что при таком потоке экзаменуемых там детально фиксировались их ответы)»13; что экземпляры опубликованных текстов диссертаций в «фондах многих, особенно провинциальных библиотек отсутствуют» и их не удаётся обнаружить в министерском и университетских архивах14.

Следствием этого убеждения стало то, что сегодня история научной аттестации XVIII - первой половины XIX в. предстаёт в основном как история

12 См. исследования по социальной истории российской медицины первой половины XIX в.: Русская литература и медицина. Тело, предписания, социальная практика: Сборник статей / Под. ред. К. Богданова, Ю. Мурашова, Р. Николози. М., 2006; Михель Д.В. Медицинская антропология: история развития дисциплины. Саратов, 2010; он же. Социальная антропология медицинских систем: медицинская антропология. Саратов, 2010; Афанасьева А. «Освободить... от шайтанов и шарлатанов»: дискурсы и практики российской медицины в Казахской степи в XIX веке // Ab Imperio. 2008. № 4. С. 113-150; Afanasyeva A. Russian impérial medicine: the case of the Kazakh steppe // Crossing Colonial Historiographies / Ed. by A. Digby, W. Ernst, P.B. Mukharji. Newcastle, 2010. P. 57-76; ВишленковаЕ.А. Медико-биологические объяснения социальных проблем России (вторая треть XIX века) // История и историческая память: Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. А.В. Гладышева. Вып. 4. Саратов, 2011. С. 37-66.

13 Российские университеты XVIII - первой половины XIX веков / Ред. А.Ю. Андреев, С.И. Посохов. М., 2013. С. 365.

14 Алеврас Н.Н., Гришина Н.В Диссертационная культура российских ис

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»