научная статья по теме К ВОПРОСУ О ФОРМЕ СЕМЬИ У ДРЕВНИХ ТЮРКОВ В СВЯЗИ С ЕЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ ФУНКЦИЯМИ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «К ВОПРОСУ О ФОРМЕ СЕМЬИ У ДРЕВНИХ ТЮРКОВ В СВЯЗИ С ЕЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ ФУНКЦИЯМИ»

МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ

ЭО, 2012 г., № 4 © В.В. Тишин

К ВОПРОСУ О ФОРМЕ СЕМЬИ У ДРЕВНИХ ТЮРКОВ В СВЯЗИ С ЕЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ ФУНКЦИЯМИ

Ключевые слова: древние тюрки, нуклеарная семья, ставка, домохозяйство, кочевники

Современными специалистами по номадизму, главным образом, признается, что основной социально-экономической единицей кочевнического общества была нуклеарная семья. Исследователи приходили к этому выводу путем изучения общих закономерностей развития кочевников, опираясь, в основном, на богатые этнографические источники, касающиеся преимущественно кочевников Нового времени, попутно приводя данные письменных источников о более ранних кочевниках. Древнетюркский материал, видимо, в связи со скудностью и малоразработанностью источниковой базы, также привлекался учеными избирательно. Данная статья посвящена исследованию древнетюркской семьи на основе преимущественно конкретно-исторического материала, недостаток которого компенсируется данными сравнительно-исторических и этнографических источников.

Вопрос о формах семьи у кочевнических обществ оставался актуальным на протяжении всего периода изучения кочевничества, представления о формах семьи у кочевников эволюционировали по ходу расширения источниковой и методологической базы по их изучению.

Под влиянием марксизма в историографии утвердился эволюционистский стадиальный подход к изучению общественно-экономических отношений у кочевников, форма хозяйства и структура общества которых рассматривались как один из вариантов в контексте единой схемы исторического процесса. Ф. Энгельс полагал, что для кочевых общностей была характерна патриархальная семья, но со значительными пережитками парной семьи (Энгельс 1961: 58-59). Такое же мнение относительно древних тюрков высказал А.Н. Бернштам. Он полагал, что у древних тюрков основной хозяйственной единицей была патриархальная семья, переходящая затем в малую (Бернштам 1946: 88, 94). Подобной точки зрения позже придерживались и другие исследователи (Абрамзон 1951: 152-155; Лашук 1967: 119; и др.). С.П. Толстов писал о "крупных патриархальных семьях, характеризуемых многоженством, развитым институтом адопции и... сильно развитой клиентелой" (Толстов 1938: 32; Толстов 1948: 264). Ю.А. Зуев также выдвинул мнение о патриархальной семейной общине (История КазССР 1977: 331; История Казахстана 1996: 302). С.Г. Кляшторный придерживается традиционной точки зрения, что "основную производственную ячейку любого кочевого общества", в том числе древнетюркского, составляло именно "семейное хозяйство", которое ученый, однако, характеризует как патриархальное (Кляшторный

Владимир Владимирович Тишин - студент 5-го курса Исторического факультета Владимирского государственного университета; e-mail: tihij-511@mail.ru

1985: 165; Кляшторный 1986: 333; Кляшторный, Султанов 1992: 148; Кляшторный, Султанов 2000: 148; Кляшторный, Савинов 2005: 157; и др.). Л.Н. Гумилев полагал, что древним тюркам была присуща парная семья (Гумилев 1993: 70, 74). Э. Эчеди считала минимальной экономической единицей у древних тюрков большую семью, обозначаемую в китайских источниках термином чжан [1]1 'палатка', 'юрта' (Ecsedy 1972: 262). О. Прицак оценивал численность одного домохозяйства в 5-7 чел. (Pritsak 1983: 361). В турецкой историографии со времени выхода фундаментальной работы С. Максуди (Арсала) в 1947 г., где он рассматривал древнетюркскую семью как патриархальную (Максуди 2002: 270), мало что изменилось: в современных исследованиях историки, как правило, придерживаются понимания семьи у древних тюрков как близкой к расширенной, традиционно рассматривая, в основном, ее социальные функции - вне экономического контекста (Saritaç 2000: 363; Taçagil 2003b). Впрочем, такой методологический подход, подкрепленный ссылками на стадиальную концепцию Ф. Энгельса и теорию "кочевого феодализма" Б.Я. Владимирцова, объясняется скорее стремлением официальной турецкой исторической науки показать развитие социальных институтов - с древнейших времен, когда тюрки были кочевниками, до султаната Османлы - как один непрерывный поступательный процесс (Berktay, Ôdekan, Hassan 1995: 75-86), хотя И. Кафесоглу в своем фундаментальном труде отмечал, что древним тюркам была присуща малая форма семьи, близкая к расширенной, так как бытование большой семьи невозможно в условиях кочевнического хозяйства (Kafesoglu 1997: 220). Л. Базен также писал о большой семье, близкой к патриархальной ("famille étendue, de type patriarchal") у тюрко-монгольских кочевников (Bazin 2000: 1104). В последней крупной работе Ю.А. Зуева четко просматривается линия концепции перехода от материнского рода и соответствующих форм семьи к отцовскому (Зуев 2002), что тоже неверно по отношению к кочевникам.

Однако, в настоящее время большинство специалистов склоняется к тому, что именно нуклеарная семья в 4-5 человек является элементарной структурной величиной кочевнического общества (Хазанов 1975: 73-76; Хазанов 2002: 227-231; Першиц, Хазанов 1979: 53; Поляков 1980: 115-116; Тортика, Михеев, Кортиев 1994: 51-54; Масанов 1995: 133; Крадин 2001: 161; и др.), в том числе у древних тюрков (Жумаган-бетов 2006). Однако древнетюркская семья объектом специального исследования, кажется, не становилась. Мы попытаемся в некоторой степени восполнить этот пробел.

Китайские источники дают лишь косвенную информацию о формах древнетюрк-ской семьи. Внимание специалистов привлекал фрагмент цз. 197 "Тун дянь" (закончена в 801 г.) Ду Ю, повествующий о тюркском титуле и-кэ-хань [2]: и ю кэ-хань вэй цзай е-ху ся хо мин цзю цзя да синь сянь ху вэй и-кэ-хань чжэ ту-цзюэ ху у вэй и янь у кэ-хань е [3] [Тун дянь, цз. 197, с. 7а-7б].

Лю Маоцай выполнил перевод этой фразы на немецкий язык. В русскоязычной передаче Ю.А. Зуева он выглядит следующим образом: «Случалось также, что большие семьи, остававшиеся дома, т.е. не имеющие должностей, называли друг друга и-кэхань. Туцзюе комнату (или дом) называли и. Титул, следовательно, значил "каган комнаты (или дома)"» (Зуев 1998: 159; Зуев 2002: 289)2. Ю.А. Зуев отмечает, что в оригинальном китайском тексте нет слов "большие семьи, остававшиеся дома, т.е. не имеющие должностей". В первоначальном переводе самого Ю.А. Зуева было: "Бывают каганы достоинством ниже ябгу. Бывает также, что живущие в семьях большими родами (фамилиями) называют их главу уй-каган; дом тюрки называют уй; это значит домашний каган" (История КазССР 1977: 331; История Казахстана 1996: 302). Основываясь на данном переводе, ученый считал элементарной социально-экономической единицей древнетюркского общества патриархальную семейную общину (там же). Отличается перевод В.С. Таскина: "Имеются также каганы, стоящие по положению ниже еху (yabyu), и имеются представители крупных фамилий, живущие дома, которые называют друг друга и кэхань (каган). Туцзюэсцы называют дом и, и это название

означает каган дома" (Материалы 1984: 68, 305 прим. 46). В.С. Таскин пишет, что иероглиф и [4] имеет также чтение юй [5], что передает тюркское üj 'дом', из чего он делает вывод, что юй-кэ-хань означает главу только своего рода или семьи (там же: 68, 306 прим. 46). Надо, однако, заметить, что, форма üj фиксируется в тюркских языках довольно поздно (См.: Радлов 1893а: 1799-1800): в орхонских текстах мы встречаем eb (< пратюрк. *(h)eb 'жилище' (Дыбо 2008: 220). Близкая фонетическая форма, действительно, вполне могла быть отражена в среднекитайском звучании иероглифа yi, транскрибируемом как *jwi (Pulleyblank 1991: 366).

В более поздней работе Ю.А. Зуев дал близкий к варианту В.С. Таскина перевод: "Бывают также каганы достоинством ниже е-ху; еще бывает, что [предводители] больших племен, проживающих в государстве, называют друг друга и-каган. Тюрки дом называют и; это значит каган дома" (Зуев 1998: 155; 2002: 280)3. В позднейших работах Ю.А. Зуев изменил свое мнение. Ученый писал, что перевод иероглифа цзя [6] в значении небольшой ячейки как 'семья' исключен, так как этот иероглиф часто употребляется в переносном, расширительном значении, маркируя, например, народы, входящие в одно государство, а и-кэ-хань сравнивается по значению с такой значительной должностью как йабгу (Зуев 1998: 159; 2002: 290. Ср.: там же: 213). При этом Ю.А. Зуев обращается к труду Абу-л-Гази, который толкуя арабское выражение, переводимое как 'в каждом иле свой правитель (тора)', пишет: «Тюрки подобное время называют "во главе дома - черный хан" (öj башыга кара хан), а это значит: в каждом доме простой человек ханом становится, в каждом доме свой хан» (Кононов 1958: 48. Ср.: там же: 68). Ю.А. Зуев склонен полагать на этом основании, что титул и-кэ-хань не имел отношения ни к помещению, ни к моногамной семье, ни к патриархальному роду, а "на заре тюркской истории" это был титул предводителя удела (Зуев 1998: 160).

Приведем буквальный, не адаптированный стилистически, и не подразумевающий какую-либо интерпретацию текста, перевод: "Также бывает каган должностной позицией [чем] йабгу ниже. Бывает, живущие семьями (дворами) большие фамилии (роды) друг друга называют как и-каган. Тюрки называют дом (комнату) как и; говорят дома (комнаты) каган"4. Очевидно, следует лишь немного скорректировать заключение Ю.А. Зуева: термин обозначает предводителей больших социальных единиц. Насколько оправданно именовать их "уделами", словом, по сути, обозначающим территориальную величину, - вопрос, выходящий за рамки данного исследования.

Если мы обратимся к тюркоязычным источникам, то сможем увидеть, что в среде орхоно-енисейских тюрков термин eb использовался в значении 'дом' [Е-2, 3] (Кор-мушин 1997: 258, 259; Кормушин 2008: 92), при этом, судя по всему, применяясь как в общем, широком смысле [Тон, 30; Кб, 8; БК, Х, 32; БК, Хб, 14; О, 2] (Малов 1951: 59, 63, 68, 26, 33, 42; Малов 1959: 13, 17, 21, 15, 19, 24, 8, 9, 10. Ср.: Orkun 1994: 64, 58; Tekin 1968: 251, 287, 237, 271, 244, 277, 247, 281; 256, 292; Tekin 1998: 88, 89, 50, 51, 74, 75, 60, 61; Tekin 2003: 115, 111, 113; Ergin 2002: 21, 29), так и в определенном значении - 'помещение'5. В сочетании с иранским (?) термином barq 'постр

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»