научная статья по теме «КОГДА ВЫЙДЕМ ИЗ ЭТОГО ОКРУЖЕНИЯ, СКАЗАТЬ ТРУДНО...» «АРЕСТОВАННЫЙ» ДНЕВНИК КРАСНОАРМЕЙЦА С. 29 НОЯБРЯ 1941 Г. - 4 МАЯ 1942 Г. История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««КОГДА ВЫЙДЕМ ИЗ ЭТОГО ОКРУЖЕНИЯ, СКАЗАТЬ ТРУДНО...» «АРЕСТОВАННЫЙ» ДНЕВНИК КРАСНОАРМЕЙЦА С. 29 НОЯБРЯ 1941 Г. - 4 МАЯ 1942 Г.»

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

«Когда выйдем из этого окружения, сказать трудно...»

«Арестованный» дневник красноармейца С. 29 ноября 1941 г. - 4 мая 1942 г.

Ключевые слова: военный дневник, Ленинградский фронт, военный трибунал, реабилитация, Государственный архив новейшей истории Костромской области.

Военные дневники - жанр достаточно редкий, во всяком случае они встречаются гораздо реже, чем письма. Тем не менее в Государственном архиве новейшей истории Костромской области (ГАНИКО) хранится дневник фронтовой поры костромича, рядового 291-й стрелковой дивизии. Он поступил сюда в 1992 г. вместе со следственным делом рядового в составе других документов в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 24 августа 1991 г. «Об архивах Комитета государственной безопасности СССР»1.

В настоящей публикации в силу ограничений в использовании биографической и генеалогической информации, предусмотренных законодательством, имя автора дневника не

2

раскрывается .

Дневник охватывает период с ноября 1941 г. по май 1942 г. Описываемые события происходили на Ленинградском фронте. В это время 291-я стрелковая дивизия участвовала в обороне Ленинграда от немецких и финских войск. Судя по приведенным в дневнике сведениям, на том участке фронта, где находилась часть рядового С., ей противостояли финны. Упомянутые в тексте населенные пункты (Дибуны, Каменка) позволяют заключить, что бои проходили на северных подступах к Ленинграду в самые страшные месяцы блокады города.

Документ представляет собой обычную школьную тетрадь тех лет (правда, достаточно толстую) с записями бисерным почерком. При передаче текста не поддающиеся достоверному прочтению места отмечены публикатором, а сокращения расшифрованы.

Дневник костромича С. - это свидетельство того, какой великой ценой была добыта победа в мае 1945 г. Записи привлекают искренностью, рисуют субъективную картину военного времени. Все они строятся по единому образцу - сначала рассказ о снабжении и питании, затем - об основных событиях прошедшего дня, обстановке на фронте и, наконец, мысленное обращение к дому. Скрупулезное перечисление рациона питания с обязательным указанием веса продукта в граммах является отпечатком гражданской профессии автора - до войны он работал счетоводом.

Голод, тоска по дому, семье, ожидание писем (первое шло четыре месяца), сны (он их подробно пересказывает, причем они оказываются ярче действительности) - это основные темы дневника, лейтмотивом проходящие сквозь весь документ. Дневник передает медленное, тягучее течение времени, что, казалось бы, мало вяжется с известным представлением о войне как о постоянной непосредственной опасности. Часто звучит одна и та же почти «ремарковская» фраза - «военные действия без перемен». Война проявляется через быт, эмоции, внутреннее состояние

человека, превращается в рутину, когда солдат затрудняется даже отметить, чем один день отличается от другого.

Этот дневник сыграл в судьбе автора трагическую роль. Рядовой С. был арестован особым отделением НКВД 291-й стрелковой дивизии на основании, как указано в следственном деле, «поступивших материалов» и осужден военным трибуналом дивизии по статье 58-10, часть 2. Автор был обвинен в том, что он «с 29 ноября 1941 г. по 4 мая 1942 г. вел дневник с контрреволюционными записями, в котором выражал недовольство в питании, пораженческие настроения, неверие в победу Красной армии и пытался дискредитировать руководителей партии

о

и правительства»3. В этой связи напрашивается сравнение с биографией классика русской литературы XX в., Нобелевского лауреата А.И. Солженицына, который в переписке со своим другом критически отзывался о Сталине, за что был арестован и осужден4.

Рядового С. приговорили к 10 годам лишения свободы с отбытием в ИТЛ, половину срока он провел в лагере в Пермской области и еще пять лет работал на лагерном пароходе; в 1952 г. вернулся домой, 28 октября 1992 г. реабилитирован. Освободившись из заключения, трудился, растил детей и внуков. (Его дети тоже признаны пострадавшими от политических репрессий как оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца.) По словам родственников, он никогда не рассказывал о том страшном периоде своей жизни и никого ни в чем не обвинял.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Д.В. МОРОЗОВА.

1 См.: Отечественные архивы. 1992. № 1. С. 3.

2 См.: Федеральный закон от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ // Собр. законодательства Российской Федерации. 2004. № 43. Ст. 4169; Положение о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел. Утв. приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 25 июля 2006 г. № 375/584/352 // Рос. газ. 2006. 22 сент.

3 ГАНИКО. Ф. Р-3656 «Управление Комитета госбезопасности СССР по Костромской области». Оп. 2. Д. 8246. Л.

28.

4 Об этом см.: Справка КГБ при СМ СССР в отношении Солженицына А.И от 5 июля 1967 г. // Кремлевский самосуд. Секретные документы Политбюро о писателе А.Солженицыне: Сб. док. М., 1994. С. 49-51.

Фронтовой дневник красноармейца С.

29 ноября 1941 г. - 4 мая 1942 г.

29 ноября 1941 г.

Приехали на новую о[гневую] п[озицию] - Выборгское шоссе. Землянки были оборудованы прилично. Хлеба дают 300 гр. с какой-то примесью и 100 гр. ржаных сухарей, приварок ни черта не стоит, голодно, чувствуется сильная слабость, люди начинают пухнуть.

8 декабря 1941 г.

Нашли дохлую лошадь, мясо ее утащили, сварили и кушали до 15 декабря с.г., всех пробрала дизентерия, но все же были сыты.

Конское мясо скушали, сварили голову на студень и ноги, после чего варить было нечего, принесли конскую кожу, в печке палили и ели.

26 декабря

Привезли вино, но не дали, на 68 человек 3,5 литра, питание стало улучшаться, по утрам стали давать по 30 гр. сливочного масла.

27 декабря

Утром стали давать водку, но не всем, а лишь тем, кто стоит на посту в холодном месте, в результате чего получился скандал, и мне командование дало строгий выговор, вплоть до того, что отдать под суд.

2 января 1942 г.

Дали хлеба 500 гр., молока 43 гр., свинины 83 гр., сахару 35 гр., папирос 5 штук, вина нет, приварок - одна голая соленая вода. День обычно прошел, как и все остальные тоскливо, а главное, из дому ничего не получил, что делается, не знаю, о ребятах тоска, так бы и посмотрел хотя [бы] издалека. Когда выйдем из этого окружения, сказать трудно, к тому же в нем дают себя чувствовать и крепко[А]. Погода изменилась заметно, стало теплее, но это для нас легче.

3 января

Весь день, как и обычно, велась пулеметная и ружейная перестрелка, изредка с той и другой стороны бросались снаряды. В отношении питания все то же, что и в предыдущие дни: махорки курить нет, пришлось покупать по 1 руб. за папиросу, а всего я взял на 18 руб. Кроме этого, утром купил у одного кр[асноармей]ца 100 гр. водки за 150 грамм хлеба, позавтракавши, легли спать, где видел сон: шел пешком на какую-то свадьбу и подошел к крутой горе, на которую с трудом пришлось влезть. Вечером во время дежурства стал играть в карты с Павловым, у которого выиграл 35 рублей, 20 рублей отдал, а 15 остался должен мне Павлов. После этого у кр[асноармей]ца Ковалева купил водки 150 гр. за 40 рублей, выпил, и на душе стало веселее.

7 января

Сегодня Рождество, снабжение не изменилось, как только дали 20 шт. папирос, суп готовили из ржаной муки и давали по полному котелку. Перестрелка с той и другой стороны не прекращается ни на одну минуту. Сегодня в батарею приехал военком дивизии Кобзарь и зам. ком. д[ивизио]на Лебеденко, где сделали доклад о международном положении, в котором абсолютно не видно окончания войны, и кроме этого, военком заявил, что мы здесь находимся как на курортах, да, хороши курорты, нечего сказать, с этих курортов редкий остается жив. День, как обычно прошел очень скучно, в тоске по дому, из которого абсолютно ничего не получаю, но детей жалко.

11 января. Воскресенье

Снабжение заметно ухудшилось, масла давать не стали, вместо консервов дали 125 грамм плохого мяса, которое понять очень трудно - конина или коровье. Когда суп сварили, не оказалось ни

одной звездочки жира, а также и мясо все с паром улетучилось в воздух, а сказать ничего нельзя: полное бесправье, заклюют. В отношении боевых действий - то идет, как и в остальное время, ружейно-пулеметная перестрелка, погода стоит очень холодная, мороз доходит до 40 градусов. Люди начинают заболевать: в нашем подразделении заболел Тимофеев, и остальные все волочат ноги, кроме этого, вши не дают абсолютно никакого покою, все тело источили до корост.

17 января. Суббота

Питание все не улучшается, папирос не дали, а хлеб мне сегодня попался - голое тесто, на завтрак варили суп гороховый, но нам налили хуже всех дней - одной голой воды, в результате получился полный скандал, который дошел до командира батареи, политрука и дежурного по кухне, а повара Иванова от котла хотели выкинуть на улицу и он написал рапорт об освобождении от должности повара. Да, все же голодно, кр[асноармее]ц Бекичев отощал до того, что в санчасть сам идти совершенно не мог, и его три человека увезли на санках, кроме этого, в пехотинских подразделениях красноармейцы идут в боевое охранение и через ночь на посту помирают не только от пули, но от голода и холода.

В отношении боевых действий, то нет никаких перемен, круглые сутки кипит, как в котле, в трескотне пулеметов, автоматов и винтовок и под гром орудий и минометов. Из дому ничего сегодня не получил, но несмотря на это, все же решил написать и послать письмо, может хоть на это письмо мне ответят.

21 января. Среда

Продовольственное снабжение старое: масла дали по 43 гр., табаку нет, остальное все старое, суп из пшена на весь день, качество его мало-мальски подходящее. Днем у меня со стола какая-то сволочь утащила варежки, теперь я

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»