научная статья по теме КОНФЕРЕНЦИЯ В ИЯ РАН “ЯЗЫК И ЯЗЫКИ ПОЭЗИИ. К 80-ЛЕТИЮ ГЕННАДИЯ АЙГИ” Языкознание

Текст научной статьи на тему «КОНФЕРЕНЦИЯ В ИЯ РАН “ЯЗЫК И ЯЗЫКИ ПОЭЗИИ. К 80-ЛЕТИЮ ГЕННАДИЯ АЙГИ”»

ИЗВЕСТИЯ РАН. СЕРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА, 2015, том 74, № 2, с. 73-79

= ХРОНИКА

КОНФЕРЕНЦИЯ В ИЯ РАН "ЯЗЫК И ЯЗЫКИ ПОЭЗИИ" (К 80-ЛЕТИЮ ГЕННАДИЯ АЙГИ)

15-17 октября 2014 г. в Институте языкознания РАН прошла конференция "Язык и языки поэзии", посвященная 80-летию русско-чувашского поэта Г. Айги, на которой обсуждались проблемы многоязычия в поэзии и рассматривались особенности языка поэтов-билингвов. Основными направлениями работы конференции стали исследование творчества Г. Айги и изучение особенностей функционирования поэтического языка в условиях многоязычия.

Пленарное заседание открылось докладом к.ф.н А.П. Хузангая "Чувашеязычная и русскоязычная картины мира у Г. Айги", в котором был рассмотрен широкий круг вопросов: становление оригинального идиостиля Айги в аспекте эволюции; взаимодействие чуваше- и русскоязычной картин мира; воздействие европейских поэтико-философских традиций на его творчество. Поэзия раннего чувашеязычного периода творчества Айги отмечена влиянием чувашских концептов и поэтической традиции. Его ранняя русскоязычная поэзия 1960-х гг. формируется под воздействием пастернаковского импрессионизма, символист-ско-футуристических языковых практик и новейшей французской поэзии. В более позднем русскоязычном творчестве Айги влияние национальной поэтической традиции и чувашского языка редуцируется, но имплицитно присутствует в его текстах.

Академик РАН А.Б. Куделин в докладе "Андалузская строфическая поэзия: особый случай межъязыкового взаимодействия в средневековой Европе" на примере арабо-романской гибридной строфической формы рассмотрел особенности существования смешанных поэтических систем в условиях многоязычия.

В средневековой Испании сложилась благоприятная языковая обстановка, обеспечивающая контакты христианского и мусульманского миров. Ситуация многоязычия формировалась двумя литературными языками - классическим арабским и классической латынью, двумя народными языками - арабским и вульгарной латынью, а также берберским и еврейским языками. В средневековой форме мувашшах, популярной на Пиренейском полуострове, основная часть писалась на классическом арабском, а харджа (концовка)

писалась либо на диалекте арабского с использованием намеренно простонародной лексики, либо чаще всего на романских языках, причём романский стих записывался с помощью арабской или еврейской графики. Тем самым в одном произведении создавалась ситуация би- или три-лингвизма. Именно многоязычие рассматривается как отличительная черта поэтики мувашшаха. Художественный эффект обеспечивался столкновением разных поэтических традиций (мужского лиризма арабской традиции и женского лиризма романской), а также столкновением языков. Создаётся гетерогенная система, отвечающая запросам многоязычной аудитории. Мультилингвизм мувашшаха можно также рассматривать в контексте интереса в средневековой Европе к полилингвистическим формам.

Доклад д.ф.н. А.Д. Шмелёва «"А я-то, дура...": проблема понимания поэтики Г. Айги» был по-свящён общесемиотическим проблемам поэтики Айги, в частности участию в его произведениях не-текстовых элементов, а также вопросам издания и текстологии.

Для поэзии Айги характерны разного рода "вкладки" и вложения, как обозначенные в тексте и предусматривающие некую интерактивность (например, в стихотворении "Взаимодействие"), так и сделанные самим автором для какого-то конкретного адресата, например, вложенный листок в книгу, подаренную Айги Т.В. Булыги-ной и Д.Н. Шмелёву. Кроме того, издания Айги отличаются друг от друга расположением текста на странице, расстоянием между строчками, размерами внетекстовых элементов и их цветом. Делается вывод о том, что принципы издания Айги - это не чисто полиграфическая, а важная текстологическая и семиотическая проблема. Например, в стихотворении "Спокойствие гласного", состоящем из названия, гласного "а" и даты, существенны интервалы как между заглавием и гласным, который можно рассматривать как иероглиф, так и между минимальным текстом и годом. В советское время все эти характеристики не учитывались, и текст печатался очень сжато, без необходимого белого поля, мог соседствовать на одной странице с другими текстами, что в корне противоречило поэтике Айги. Вторичные арте-

факты, материал, цвет, шрифт, размер, интервалы и орфография Айги должны быть поставлены в общесемиотический и общетекстологический контекст. Текст, взятый в отвлечении от этих явлений, это некая абстракция.

Проблема влияния лингво-философской концепции В. Хлебникова на поэтику Г. Айги была осмыслена проф. В. Вестстейном (Амстердам) в докладе "Г. Айги и В. Хлебников" в социально-историческом, биографическом и метаязыковом аспектах. Анализ многочисленных теоретических и поэтических работ Айги, посвященных Хлебникову, позволил выявить, что, несмотря на значимость эстетико-поэтической системы Хлебникова для Айги, доминантные характеристики их идиостилей различаются. Характерные для Хлебникова способы словотворчества (контаминация, редеривация, редупликация, конверсия, сращение и др.) ограниченно присутствуют в поэзии Айги. Ключевым для Айги стало не формотворчество Хлебникова, но его эстетико-семиотическая позиция, связанная со стремлением дать языку новый, "космический" смысл и "освободить" слово от коммуникативной функции.

Д.ф.н. А.А. Житенев в докладе "Порождающая поэтика Г. Айги: опыт исследования рукописей" предложил интерпретацию творческой истории одного из важнейших текстов Г. Айги 1960-х гг. -стихотворения "Ницше в Турине". Анализ сохранившихся в архиве поэта вариантов и редакций позволил охарактеризовать авантекст, выявить стратегии работы поэта с рукописью, исследовать содержательные и формальные особенности оформления творческого замысла.

Проф. Р. Грюбель (Ольденбург) в докладе "Физика и метафизика тела в стихотворном творчестве Г. Айги" обратился к концепции телесности у Г. Айги в контексте исторических и современных философских тезисов о физике и метафизике тела. Параллельно с активизацией в текстах семантики пустоты и молчания происходит постепенное исчезновение идеи человеческого тела, при этом физический субстрат стиха понимается как его тело.

Проф. М. Маурицио (Турин) в своем выступлении "Невербальные элементы в поэзии Айги и Сапгира" выявил общие тенденции поэтик Г. Айги и Г. Сапгира, которые заключаются в рассмотрении графики и формальных составляющих поэтического текста в качестве смыслообразую-щих элементов, а также в особом внимании к интонационным переходам.

В докладе проф. Х. Шталь (Трир) "Мистика поэзии Г. Айги" были выделены четыре фазы в

развитии его поэтики и философских взглядов. Ранний период 1950-60-х гг. окрашен пантеизмом, а в конце 60-х гг. намечается переход к трансцендентному мировоззрению с нарастающей близостью к прежде отвергаемому христианству. В 60-70-е гг. мистическое начало в поэзии Айги достигает своего апогея. В начале 1980-х гг. в его стихотворениях явно заметен перелом на мистическом пути. Лишь к концу жизни оживляется память ранних мистических творений.

Пантеистическое мировоззрение связано с мистической поэтологией, приписывающей поэзии возможность вести к опыту как самого пишущего-говорящего, так и читателя. Только вместе с отказом от мистических переживаний поэзия отделяется от мистики. Этот перелом связан с принятием христианства в форме, родственной с традицией отцов церкви и мистиков-философов -таких как Николай Кузанский, утверждающих непостижимость Бога и проповедующих принятие и преображение земной жизни на основе самовоспитания и одухотворения ума и сердца.

Айги предстает в своей поэзии как мудрец, прошедший путь от мистического поиска - через познание conditio humana и ограниченной природы мистических переживаний - к индивидуально выбранному и трудно осуществляемому пути христианской мистики молчаливой молитвы и духовной работы.

Доклад проф. Т. Гланца(Базель, Берлин) "(Ино)-странный язык поэзии Г. Айги, проблемы и последствия транснационализма" был основан на рассмотрении иероглифической составляющей поэтики Айги. Осознанная "транслатологика" была выделена как отличительная черта поэтической стратегии Айги. Это касается и отношения Айги к переводу европейских текстов на чувашский язык, переводческая деятельность при этом видится не как культурно-просветительская, а как обогащающая и организующая для его собственной поэтики, этот же принцип переносится в его оригинальные стихи на русском языке. Поэт осуществляет в оригинальном тексте некую процедуру перевода, благодаря которой слова и высказывания открываются в другие языки и пространства за языком. Эта процедура перевода обеспечивает и причастность к концепту "мировая литература", который формируется в том числе вопросами об универсальном языке и пе-реводимости как таковой. В результате возникает поэтика стыка, направленная на выход языка за пределы самого себя (в том числе шаманские практики и выход за пределы синтаксиса).

Большое место среди исследований, представленных на конференции, занимали выступления,

посвященные взаимодействию поэзии Г. Айги и других авторов, а также рецепции его творчества. В выступлении к.ф.н. О.И. Северской "Г. Айги глазами Леона Робеля - друга, переводчика, исследователя, поэта" были исследованы вопросы, связанные с восприятием поэтического языка Айги его биографом и исследователем Л. Робе-лем. Вслед за Робелем докладчик проследил творческую эволюцию от "исповеди", восходящей к М. Лермонтову и В. Маяковскому, к "проповеди всего на свете" как поэтической философии, связанной, с одной стороны, с французской поэзией, а с другой - с немецкой философией. Был сделан акцент на понятии языкового поведения поэта, которое может быть многовариантным и проявляется прежде всего в словотворчестве как прорыве к "абсолюту красоты".

Два доклада были посвящены сопоставлению поэтической системы Г. Айги с другими эстетическими практиками. В докладе к.ф.н. Д.Н. Воробьева на тему "Язык безлюдия в поэзии Геннадия Айги и Тура Ульвена. Опыт сопоставительного исследования" было отмечено различие этических принципов организации поэтики двух авторов, несмотря на наличие не

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»