научная статья по теме «ЛЕЖИТ ДОСКА, НА НЕЙ ТОСКА» (ТОСКА В ЛЮБОВНЫХ ЗАГОВОРАХ) Языкознание

Текст научной статьи на тему ««ЛЕЖИТ ДОСКА, НА НЕЙ ТОСКА» (ТОСКА В ЛЮБОВНЫХ ЗАГОВОРАХ)»

«Лежит доска, на ней тоска» Тоска в любовных заговорах

© А.Л. ТОПОРКОВ, доктор филологических наук

В русском фольклоре известен антропоморфный образ Тоски. В любовных заговорах Тоска описывается как самостоятельный персонаж, который насылается на женщину, чтобы вызвать у нее тоску по мужчине.

Ключевые слова: любовные заговоры, магические тексты, тоска, депрессивные состояния, олицетворение.

В языке русского фольклора существительное тоска входит в богатый синонимический ряд слов, обозначающих депрессивные состояния: горе, грусть, кручина, печаль, скорбь, скука, сухота, туга, уныние. Особый интерес представляет то, что в любовных заговорах Тоска персонифицируется и выступает как имя персонажа. При этом у существительного меняются грамматические характеристики, например, в записях первой половины XIX века зафиксированы формы множественного числа: «И в том чистом поле попадут мне навстречу три тоски тоскующие, три тоски сухующие и три тоски не усыпающие. И те три тоски тоскующие, три тоски сухующие и три тоски не усыпающие падут к рабице Божией (имярек) в ретивое сердце...» [1. 1908. Вып. 1. № 45. С. 34-35. Курсив здесь и далее наш. - Л.Т.]; «...на той доске сидит три тоски тосковыя, горевыя и плачевныя» [2. № 21. С. 695]; «...под тем под белым Алатром камнем лежат три доски, а под теми досками три тоски тоскучия, три рыды рыдучия» [3. № 14. С. 14]; «...на каждой доски три тоски; первая тоска убивалася, с телом расставалася; вторая тоска убивалася, с телом сопрягалася; третья тоска убивалася, в сердце вошла» [Там же. № 15. С. 14-15]; «Спушшу я, раб Божий, на бабную Божью девицю (имярек) три тоски тоскуциё, три сухоты сухотушшиё, три жалбы жалбущиё...» [1. 1908. Вып. 2. № 101. С. 85].

В некоторых текстах появляются даже 33 тоски, например: «...на том камне устроена огнепалимая баня; в той бане лежит разжигаемая доска,

а на той доске 33-ри тоски, и бросаются тоски из стены в стену, из угла в угол, от пола до потолка» [4].

В начале присушек Тоска чаще всего лежит или сидит на доске (реже - под доской). Эта доска, как правило, расположена в бане, которая находится «на море-окияне, на острове на Буяне» [2. № 2. С. 333] или «на море на кияне, на острове на Буяне, на камне Латыре...» [5. С. 171]. Такую локализацию можно понять по-разному: либо тоска моется и парится в бане, либо она просто заперта в ней. В любом случае появление бани в любовных заговорах не случайно.

Несколько реже, чем баня, в текстах фигурирует изба, например: «На море на кияне стоит изба, в той избе лежит таска...» [Там же. С. 134]. Иногда доска просто лежит «в окияне море» [Там же. С. 103] или «на поганом море» [6].

Доска может располагаться в бане, на море, в избе; кроме этого, мы видим ее дополнительно и в других местах: в печи, на камне, в гробу, под дубом. И баня, и изба описываются иногда как дом без окон без дверей, в чем можно видеть влияние сказок: «На море на окиане, на острове Буяне стоит там изба без верху, без потолка, без окон, без дверей. В той избе лежит доска, на той доске сидит три тоски тосковыя, горевыя и плачевныя» [2. № 21. С. 695]; «...в цистом поли, в шыроком раздольи стоит огненная, горецяя байна, и в этой байны нету ни двирей, ни окон, ни просветлых лавок; середи байны лёжыт доска, а на доски тоска...» [7. № 168. С. 220]. Такая баня напоминает то ли гроб, то ли избушку сказочной Бабы Яги.

При условном делении текста на стихи слова тоска и доска могут занимать конец строки; их соотнесенность подчеркивается рифмой и синтаксическим параллелизмом, например: «...в избе из угла в угол лежит доска, / на доске лежит тоска» [8. № 8. С. 141].

Слова тоска и доска иногда «склеиваются», что может приводить к затемнению смысла или даже к такой ситуации, когда доска персонифицируется и сама начинает вести себя как Тоска. Взаимозамена слов тоска и доска могла произойти в результате описки переписчика либо при записи текста под диктовку из-за ошибочного восприятия на слух. Учитывая почти полную идентичность слов тоска и доска, можно предполагать, что их смешение в отдельных контекстах имеет сугубо артикуляционный характер, как в скороговорках. Впрочем, поскольку такие описки неоднократно встречаются в разных рукописях, они сами по себе симптоматичны.

В заговоре из следственного дела 1718 года доска устойчиво фигурирует на том месте, которое, по логике текста, должна занимать тоска: «Есть в окияне море лежит медная доска, на той медной доске лежит медная доска, вьетца извиваетца, к медной доске прижимает-ца, и вы две доски, заря Марья, зоря Маремьяна, возмите тое доску...» [5. С. 103]. В данном тексте «доской» названа не только тоска, но и две зари - Марья и Маремьяна.

В недатированной записи из Холмогорского у. доска появляется на месте тоски спорадически: «...в избе из угла в угол лежит доска, на доске лежит тоска. Я той доски(!), раб Божий имярек, помолюся и по-клонюся: о, сия тоска, не ходи ко мне...» [8. № 8. С. 154]. Этот случай скорее всего объясняется опиской.

Доске могут приписываться те же атрибуты и действия, что и Тоске: например, и та и другая могут гореть. В «черном» заговоре из старинной рукописи доска и тоска заменяют друг друга в рамках отрицательного параллелизма: «...и дрова горят дубовыя, и доска горит железная; это не доска горит, а это горит тоска рабы имярек» [9. С. 337]. «Отреченный» характер происходящего акцентирован тем, что действие заговора приурочено к ночному времени; «черная баня» располагается посреди «черного моря».

И доска, и тоска могут лежать в избе из угла в угол, например: «На море на кияне стоит изба, в той избе лежит таска - из угла в угол, из стены в стену...» [5. С. 134], «...в избе из угла в угол лежит доска, на доске лежит тоска» [8. № 8. С. 154]. В тех случаях, когда тоска целиком занимает всю избу, в которой она находится, можно думать, что имеется в виду покойник в гробу.

В любовных заговорах слова тоска и доска сближаются не только формально и ситуативно, но и в символическом отношении. Доска может обозначать крышку гроба или одну из тех досок, из которых он сколочен, а также надгробную плиту [10]. Выражение до гробовой доски употребляется в заговорах со значением до смерти: «...сохнула б и горела и тосковала по мне, по добром молотцы (имярек), такой-то кровью и волосом до гробной доски» [2. № 4. С. 371]. И доска, и тоска могут локализироваться в гробу: «...в тех гробах три доски, на каждой доски три тоски...» [3. № 15. С. 14].

Иногда тоска располагается под доской, напоминая погребенного заживо: «На море на кияне, на острове на буяне, там стоят 12 дубов, у каждова дуба 12 корней. Под этими корнями лежит чугунная доска, под той доской лежит имрекова тоска...» [11]; «Лежит доска, а под этой доской лежит тоска. Вложите вы эту тоску в раба (и.р.), чтобы он меня любил, чтобы он за мной ходил, по моим следам, по моим стопам» [12]; «...пришла к синему морю. Там лежит железная доска, под доской лежит горячая тоска. Тоска, тоскующее синее море! Прошу тебя, сделай так, чтобы раб Божий Иван тосковал и горевал о рабы Божьей...» [13] -записано в 2983 году.

Состояние тоски сравнивается со смертью и рисуется иногда как что-то вроде агонии (ср. выражения: умирать от тоски, смертельная тоска): «...по мне бы всегда тосковалася, сердцем со мной сопрягалася, сохла бы да не умирала, в еде бы тоски не заедала, в пойле не запивала, от первыя тоски не положила бы руки, а век бы меня поминала, сохла бы да тосковала» [3. № 5. С. 14-15]; «...дайся по мне, рабе Божием (им-

рек) в тоску-печаль; как удавшему (удавленнику) в петле, так бы рабе Божией (имярек) было тошно по рабе Божием (имярек); как утопшему в море, так бы рабе Божией (имярек) было тошно по рабе Божием (им-рек) - как душа с телом расстается, во веки - аминь» [14].

Встречается в заговорах и выражение смертная тоска: «Возьмите от меня, раба Божия, тоску, и сухоту, и черну печаль... то бы раб Божий не мог бы без меня, рабы Божий, жить и не быть, и не пил бы и не ел бы, смертной тоской тосковал бы, той тоски не мог бы хлебом заись (есть), не питьем запить, не в бани замыть...» [15].

Состояние тесноты, сдавленности, в котором находится тоска, парадоксальным образом сочетается с конвульсивными, беспорядочными движениями. Тоска тоскует и горюет, мечется, убивается, горит, «вьетца извиваетца, к медной доске прижимаетца» [5. С. 103], «...мечится... из огня во огонь, из пламя в пламя...» [Там же. С. 172]; «...бросаются тоски из стены в стену, из угла в угол, от пола до потолка...» [4]; «На той доске новой, дубовой лежит тоска тоскующая, сухота, сухота сухотущая, бьется руками и ногами о стену, головой - о лавку» [1. 1908. Вып. 1. № 56. С. 45]; «...бросалась бы тоска в ночное окошко, в полуденное окошко, в денное окошко...» [3. № 27. С. 20]; «...на той доске вложена тоска... плачет, воет, бьется, хлещется...» [16]; «...середи байны лёжыт доска, а на доски тоска, и плацё, ирыдаё и г земли припадаё» [7. № 168. С. 220]; «...на этой доске 33 тоски: мечутца тоски, бросаютца тоски, кидаютца, через пути-дороги переступают, по воздуху оне топором мечутца...» [17. С. 9]; «На море на Окияне, на острове на Буяне лежит доска, на этой доске лежит тоска. Вьетца тоска, увиваетца тоска с доской в воду, из воды - в полё...» [Там же. С. 9-10]; «На море на океане, на острове на Буяне лежит тоска, бьетца тоска, убиваетца тоска, с доски в воду, из воды в полыме...» [18].

В отсушке середины XVIII века тоска сравнивается с горностаем: «Как далече, в чистом поле, мечитце белой горносталь меж темные лесы, - так бы металась та черная остудная тоска промеж меня, раба Божия (имярек)» [1. 1909. Вып. 2. № 29. С. 35].

В присушке начала XX века из Пермской губ. тоска мучается в огне, как грешник в аду: «В чистом поле стоит баня, в этой бане пылает пламе от земли до небес. За этем пламем лежит тоска тоскушшая, сухота сухо-тушшая, бьет рука об руку, нога об ногу и кричит безжизненным голосом: "Кто бы мине пособил! Кто бы миня воротил!"» [17. С. 20]. Выразительный образ тоски рисуется в заговоре, переписанном в 1734 году: «И есть на поганом море доска, а на той доске седит сама

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»