научная статья по теме ЛИДЕР РУДНОЙ ГЕОЛОГИИ. К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АКАДЕМИКА В.И. СМИРНОВА Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук

Текст научной статьи на тему «ЛИДЕР РУДНОЙ ГЕОЛОГИИ. К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АКАДЕМИКА В.И. СМИРНОВА»

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2010, том 80, № 2, с. 155-162

^ ЭТЮДЫ ^^^^^^^^^^^

ОБ УЧЁНЫХ

ЛИДЕР РУДНОЙ ГЕОЛОГИИ

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АКАДЕМИКА В.И. СМИРНОВА

Владимир Иванович Смирнов

С именем Владимира Ивановича Смирнова связана целая эпоха в изучении геологии рудных месторождений. Ему принадлежит важная роль в разработке одной из наиболее блестящих и ярких рудногенетических концепций XX столетия — теории о вулканогенно-осадочном рудообразова-нии. Эта теория способствовала возрождению многих горнорудных провинций мира — Урала, Алтая, Кавказа и других, где были открыты десятки крупных полиметаллических месторождений, тесно связанных с древними подводными вулканами. Организованные под его непосредственным руководством 11 всесоюзных металлогени-ческих совещаний (с 1958 по 1987 г.) были мощнейшим инструментом координации усилий многотысячной армии геологов-разведчиков, поисковиков, разработчиков месторождений полезных ископаемых. Владимир Иванович как опытный диспетчер умело направлял этот разнородный интеллектуальный поток на решение актуальных проблем рудной геологии. Несомненна его заслуга и в открытии тысяч месторождений на территории стран СНГ и бывших социалистических государств.

Родился В.И. Смирнов 31 января 1910 г. в семье мелких коммерсантов, обитавшей в рабочих кварталах в Москве на Пресне. В доме властвовала мать, Анна Максимовна, энергичная, волевая женщина, сумевшая воспитать у своих сыновей Владимира и Виктора и дочери Марии твёрдый, целеустремлённый характер. Наиболее полно волевое начало нашло воплощение в натуре Владимира Ивановича. С юношеских лет он проявлял удивительную интуицию в оценке жизненных ситуаций. Смутное послереволюционное время, ограничения по классовому социальному критерию для поступающих в учебные заведения, трудное экономическое положение — все эти объективные сложности Владимир Иванович успешно преодолел, проработав с 16 до 19 лет токарем завода Мосмаштреста (Москва), и поступил в Московскую горную академию на металлургический факультет, но затем, как он об этом пишет в своих воспоминаниях, под влиянием "романтического недуга" перевёлся на геологический.

Уже в те годы Владимир Иванович отличался необыкновенной целеустремлённостью и исключительной любознательностью. Выбрав однажды профессиональную стезю геолога-рудника, он в дальнейшем никогда не уклонялся от этого пути, постоянно осваивая всё новые и новые области геологической науки. В конечном счёте он следовал дорогой энциклопедистов XIX в. и очень рано, не достигнув и 30 лет, имел большой запас знаний.

Ранняя профессиональная ориентированность, хорошее здоровье, наблюдательный аналитический ум, спокойный уравновешенный характер и, главное, исключительное трудолюбие позволили Владимиру Ивановичу ещё в студенческие годы (1929—1934) активно участвовать в сложных производственных работах: в 1931 г. — прораб на полиметаллическом руднике "Эльбрус" на Северном Кавказе; в 1932 г. — начальник геологической партии на золотом прииске Пезас в Сибири; в 1933 г. — геолог свинцово-цинкового рудника Верхнего в Приморье.

После окончания Московского геолого-разведочного института, куда он перешёл в 1934 г., В.И. Смирнов в предвоенные и военные годы проводил поисково-разведочные работы в Средней Азии, главным образом на Тянь-Шане. Геологическая жизнь того времени существенно отли-

В.И. Смирнов в Японии. Сессия МАГРМ, 1972 г.

чалась от условий, в которых работают современные полевые экспедиции. Главными помощниками геолога тогда были лошади. В геологических партиях, в зависимости от их масштаба, имелись большие или малые табуны. Как правило, конезаводы выделяли для аренды либо необъезженных трёхлеток, либо дряхлых, выработавших свой век меринов. Владимир Иванович не только успешно освоил новое для городского жителя конное дело, но и сохранил любовь к этому животному на всю жизнь. Приведём один пример из его студенческой жизни.

На Северном Кавказе весной 1931 г. в партии, где работал студент Смирнов, имелся великолпе-ный конь по кличке Карагез, что означает "Чёрное дерево". Карагез был настолько своенравен, что сбрасывал с себя всех местных наездников — директора партии, главного инженера, других любителей конной езды. Долгое время скакуна не трогали, опасаясь за свою жизнь. И вот в этой си-

туации Володя решил продемонстрировать своё мастерство. Как и куда его носил неистовый Карагез, он не помнил, главное — он остался жив и даже не упал. Владимир Иванович всегда с теплотой вспоминал всех лошадей, которые разделяли с геологами трудности полевых работ.

Первое серьёзное профессиональное испытание в жизни В.И. Смирнова пришлось на военные годы. После потери Никитовского месторождения в Донбассе — основного поставщика ртути (важного компонента взрывчатых веществ) — перед страной встала грандиозная проблема: срочно найти новые источники получения этого стратегического металла. И эту трудную задачу успешно решил 30-летний учёный. В условиях жёсткого лимита времени, отсутствия средств, кадров и необходимых данных исследовательских работ он буквально на пустом месте организовал производство и превратил бывшее в предвоенные годы небольшое Хайдарканское ртутное месторождение в Узбекистане в крупнейшего производителя этого металла в стране, полностью обеспечившего нужды военной промышленности.

Вплоть до конца 1940-х годов деятельность Владимира Ивановича, преимущественно научно-организационная и производственная, протекала как бы в тени его выдающегося учителя В.М. Крейтера. Очень рано, в 35 лет, В.И. Смирнов защитил докторскую диссертацию, посвя-щённую ртутным месторождениям Средней Азии, стал председателем Всесоюзной комиссии по запасам полезных ископаемых и заместителем министра геологии СССР (1946). В начале 1950-х годов, после того как был репрессирован В.М. Крей-тер, рудничную геологию в стране возглавил Владимир Иванович. В то время он был уже признанным лидером в области минеральных ресурсов. Чёткость мышления, смелость принятия ответственнейших решений, подчас с реальным риском не только для карьеры, — всё это проявилось особенно ярко в его деятельности на посту заместителя министра.

Вот одно из событий 1946 г. Самое начало "холодной войны". Необходимо срочно найти урановые месторождения. Одним из приоритетных районов для их поисков был Криворожский железорудный бассейн на Украине. Комиссия, объединяющая ведущих учёных и производственников, среди которых были профессора В.И. Красников и А.А. Арапов, должна наметить программу работ. К этому времени сформировались две концепции поисков. Профессор В.И. Красников предлагал пройти на глубинах 300—600 м горные выработки длиной около 40 км, создать 10 стволов шахт. Естественно, выполнение этого проекта требовало огромных затрат и десятка лет работы. Следует заметить, что большинство членов комиссии поддерживали именно эту концепцию. Но был и второй вариант, предложенный местны-

ЛИДЕР РУДНОЙ ГЕОЛОГИИ

157

ми специалистами: комплексное изучение, умеренный объём бурения, а главное — быстрое получение конкретных результатов. В своём блестящем выступлении на заседании комиссии Владимир Иванович решительно поддержал второй вариант и без колебания, зная масштабы риска, взял на себя большую государственную ответственность и оказался прав.

В начале 1951 г, когда репрессии геологов ещё продолжались (а начались они в 1949 г.), огромная нагрузка и изматывающий режим работы привели к тому, что Владимир Иванович получил свой первый обширный инфаркт. Видимо, инфаркт и спас его от участи многих коллег и учителей. После болезни он покинул административно-производственную сферу и с необыкновенной энергией вступил в новый, научно-педагогический этап своей жизни, тесно связанный с Московским государственным университетом им. М.В. Ломоносова и Академией наук СССР.

Судьба предоставила Владимиру Ивановичу счастливую возможность применить свои геологические и педагогические принципы на практике. Наиболее полно они воплощены в деятельности созданной им в МГУ кафедры геологии и геохимии полезных ископаемых — первой подобного рода не только в МГУ, но и вообще в системе высшего университетского образования в СССР. Новизна заключалась в чёткой практической направленности, в солидном инженерном элементе образования. Поражает фантастическая работоспособность и широта профессиональных интересов Владимира Ивановича. Он с удовольствием читал лекции почти по всем дисциплинам, профилируемым кафедрой. Но главным его детищем стал курс "Геология полезных ископаемых", по материалам которого позже был опубликован одноимённый фундаментальный труд, выдержавший четыре издания у нас в стране и переведённый на десятки языков мира.

К моменту выхода в свет книги В.И. Смирнова в мировой литературе уже существовали непререкаемые авторитеты — Ч. Парк, В. Эммонс, Р. Мак-диармид, В. Лингрен, Г. Шнейдерхен. Американо-канадская школа геологов-рудников, задававшая тон в этой области, особые акценты ставила на статическом изучении структуры, геологического строения месторождений. Историзм процесса рудообразования чаще просто декларировался либо вообще не рассматривался. Владимир Иванович, обобщив мировой экспериментальный и аналитический материал, изменил всю систему описания месторождений полезных ископаемых, отведя важную роль физико-химическим условиям рудообраэования. Впервые новейшие достижения геохимии, экспериментальной минералогии, петрологии и литологии органически вошли в генетическую модель промышленных типов месторождений.

В.И. Смирнов и В.И. Старостин в кратере вулкана

Келауэа. Гавайи, 1975 г.

В книге В.И. Смирнова изложена его концепция о многоэтапности (полихронности) и поли-генности (несколько механизмов) формирования рудных месторождений. Некогда однородные по условиям возникновения, но фактически разные по составу руд месторождения приобрели неповторимые индивидуальные черты. Они ожили: выделились периоды зарождения, рассеивания или, наоборот, концентрации рудного вещества. Важно было понять, с какой стадией эволюции месторождения мы имеем дело, а значит, какой пара-генетический состав руд оно может со

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук»