научная статья по теме ЛИДИЯ НИКОЛАЕВНА РАДЛОВА Космические исследования

Текст научной статьи на тему «ЛИДИЯ НИКОЛАЕВНА РАДЛОВА»

Люди науки

Лидия Николаевна Радлова

Через жизнь нашего поколения московских (и не только московских) астрономов, заканчивавших университет и вступавших в ряды научного сообщества в 1950-е гг., прошла эта во всех отношениях необыкновенная женщина - одна из последних представительниц высокой российской интел-

лигенции. Человек разносторонних способностей, с незаурядным талантом и в поэзии, и в живописи, Лидия Николаевна Радлова проявила себя талантливым астрономом-исследователем и организатором контактов ученых нашей страны с мировой наукой через знаменитый некогда

Л.Н. Радлова. 1978 г.

40

© Докучаева О.Д., Еремеева А.И., Пономарёва Г.А., Шамаев В.Г.

РЖАстр1, а кроме того была, без сомнения, воспитателем душ для многих своих коллег и просто друзей, посещавших ее удивительно гостеприимный дом.

Поднявшись на 16-й этаж в небольшую квартиру на Таганке, мы встречались с Лидией Николаевной и ее мужем Борисом Юльевичем Левиным, известным астрономом, доктором физико-математических наук, и оказывались в особом "оазисе", в атмосфере утонченной культуры XIX в. Об этом говорило все - сама хозяйка, старинная мебель, стол под необычным абажуром, посуда и даже гости, невольно впитывавшие дух настоящего аристократизма этого дома! А еще - удивительное гостеприимство хозяйки, окруженной милыми детьми и внуками, стихи на стене, обращенные к гостям:

"Ведь без гостей, как без друзей, на свете трудно жить,

И не беда, что после них посуду надо мыть!"

Здесь бывали и астрономы, и художники, и поэты, и деятели новой демократии России начала 1990-х гг. - В.К. Аба-лакин, В.Г. Горбацкий (приезжая в Москву, он всегда останавливался в этом доме), А.Г. Масевич; B.C. Саф-ронов и Е.Л. Рускол (коллеги Бориса Юльевича по Институту физики Земли, в котором он почти четверть века руководил унаследованным от О.Ю. Шмидта Отделом эволюции Земли), сын Н.А. Козырева (родственник Лидии Николаевны), Н.Н. Казанский (ныне академик РАН, директор Института лингвистических исследований РАН), биолог Н.Н. Воронцов (с которым мы вели разговоры о незабываемом 91-м...) и многие другие, кого неожиданно сближала доброжелательная атмосфера "Дома на Таганке".

Лидия Николаевна унаследовала и продолжала традиции петербургской культуры, от нее веяло доброжелательностью и теплотой, во всем ощу-

1 Реферативный журнал ВИНИТИ "Астрономия".

щалась ее тактичность и деликатность. Ее реплики всегда были находчивы и остроумны. Лидия Николаевна любила людей, чувствовала их и сама непременно оказывалась душой компании.

Вспоминается такой эпизод. Однажды ночью во время наблюдений на Абастуманской астрофизической обсерватории при пасмурном небе мы, наблюдатели, сидели как на иголках, ждали прорыва в облаках, постоянно смотря на небо, и один астроном, в очередной раз поглядев на небо, вдруг сказал: "Звезд нет, все звезды здесь, а главная, конечно, Лидия Николаевна".

Лидия Николаевна Радлова родилась 23 декабря 1913 г. в Санкт-Петербурге, в семье художника, профессора Академии художеств Николая Эрнестовича Радлова - сына философа, директора Публичной библиотеки Э.Л. Радлова. Воспитанная в такой гуманитарной атмосфере, она вдруг, после окончания школы в 1931 г., поступила на математико-механический факультет Ленинградского государственного университета по "астрономической специальности", как она писала в автобиографии. И только на семейном вечере, посвященном 100-летней годовщине Лидии Николаевны, для нас неожиданно открылась причина такого "поворота": рано потеряв мать и находясь в очень теплых отношениях с новой женой отца, она испытала большое влияние своего названного деда - отца мачехи, который был моряком и впервые познакомил ее с астрономией, морской конечно.

Еще будучи студенткой, Л.Н. Рад-лова приняла участие в экспедиции ленинградских астрономов в Красноярск во главе с известным планетологом В.В. Шароновым для наблюдения знаменитого солнечного затмения 19 июня 1936 г. Во время полной фазы затмения ею были выполнены абсолютные измерения "освещенности" от солнечной короны (светового потока, приходящегося на единицу площади), а также светового потока от Солнца во время частных фаз затмения. Еще в начале 1930-х гг. В.В. Шаронов орга-

Л.Н. Радлова и В.В. Шаронов во время наблюдений. Ташкентская астрономическая обсерватория. 1938 г.

низовал при Астрономической обсерватории Ленинградского университета лабораторию планетной астрономии. Перед сотрудниками лаборатории была поставлена тогда задача с помощью фотометрических и колориметрических исследований постараться разгадать природу поверхностного покрова Луны и планет. Теперь, во время экспедиции, Л.Н. Радлова близко познакомилась с методами работы по этой теме и, что называется, "заболела Луной". После окончания в 1936 г. университета она работала младшим научным сотрудником в этой лаборатории, а в 1938 г. поступила в аспирантуру к В.В. Шаронову. Основные научные исследования Л.Н. Радловой были посвящены фотометрии Луны и планет. Она определяла абсолютные фотографические коэффициенты яркости поверхности Юпитера, из фотометрических и колориметрических измерений определила цвет поверхности Юпитера и Сатурна, цвет Марса во время противостояния в 1939 г. Лидия Николаевна приняла участие в коллективной работе по сопоставлению оптических параметров отдельных участков

Луны и образцов земных пород, указав на сходство лунных объектов с апли-том, сиенитом и серой. Кроме того, на основании своих наблюдений она пришла к выводу, который свидетельствует о скрупулезности ее исследований: пылевой метеорный покров на Луне не является сплошным, в нем имеются прогалины, обнажающие коренные породы лунных скал2.

В 1941 г. Л.Н. Радлова окончила аспирантуру и представила диссертацию на тему "Исследование цветовых контрастов лунной поверхности". В 1940-1944 гг. она работала старшим научным сотрудником Ленинградского естественнонаучного института им. П.Ф. Лесгафта. Начавшаяся в 1941 г. Отечественная война и угроза блокады изменили течение жизни Лидии Николаевны: ей пришлось переехать с двухлетней дочкой в Москву, где жил ее отец. Какое-то время она оставалась официальным сотрудником института им. П.Ф. Лесгафта, в частности провела исследование отражательной способности гипсового экрана. Тогда же, в 1942-1944 гг., она работала старшим научным сотрудником Московского государственного института мер и измерительных приборов. Впоследствии Лидия Николаевна с улыбкой вспоминала: в ее обязанности входило посещение московских рынков, чтобы контролировать точность веса гирь, используемых продавцами. (И при возникновении каких-либо "трений" дело всегда улаживалось мирно благодаря деликатности "контролера".)

Оглядываясь назад, можно сказать, что война переломила астрономическую судьбу Л.Н. Радловой: ей пришлось расстаться с любимой группой ленинградских "планетчиков", иначе она, возможно, и в этой области достигла бы немаловажных результатов.

2 Это могли быть действительно "оголенные" части лунных "морей" - выходы лунных базальтов - результатов древних вулканических извержений, спровоцированных, видимо, ударами о лунную поверхность метеоритов. - Прим. А.Е.

Между тем война подходила к концу. Летом 1943 г. возобновил работу в обычном режиме МГУ, и Л.Н. Радло-ва представила и защитила на Ученом совете его механико-математического факультета кандидатскую диссертацию на тему "Колориметрическое исследование лунной поверхности". В январе 1944 г. она была принята на работу старшим научным сотрудником в ГАИШ МГУ, который в то время располагался на старой территории Московской обсерватории на Красной Пресне3. Лидия Николаевна начала работать в лаборатории "Новых звезд и планетарных туманностей". Лаборатория была основана еще в довоенное время профессором Б.А. Воронцовым-Вельяминовым для изучения очень широкого круга объектов: от новых звезд, нестационарных, непрерывно извергающих свое вещество звезд Вольфа -Райе, горячих О-звезд до планетарных и других эмиссионных туманностей. Лаборатория размещалась в двух комнатах в небольшом домике недалеко от главного здания обсерватории, что давало повод Лидии Николаевне в шутку называть ее, перефразируя Гоголя, "хутором близ дирекции", поскольку рядом был кабинет директора. В одной комнате сидели сотрудники, в другой были установлены микрофотометры для измерения негативов. Оснащение лаборатории было очень бедным: для астрономических наблюдений была только зеркальная 30-см камера, установленная в малой железной башне. А так как ночное московское небо было очень светлым, пластинки быстро засвечивались. Для выполнения программы Б.А. Воронцова-Вельяминова надо было ехать в другие обсерватории, расположенные в местах с хорошим астроклиматом. С этой целью Лидия Николаевна была командирова-

3 Ныне, после переезда института в 1953 г. во вновь сооруженное здание на Воробьевых горах, на Красной Пресне располагается музей ГАИШ МГУ, в котором работает Секция истории университетской астрономической обсерватории и самого ГАИШ.

на в Абастуманскую астрофизическую обсерваторию АН Грузинской ССР. Обсерватория находится близ курорта Абастумани на горе Канобили (1б50 м над уровнем моря) в урочище, отличающемся прекрасным астроклиматом, прозрачной и спокойной атмосферой. Поскольку спецификой ГАИШ является тесная связь научной работы с учебным процессом на астрономическом отделении МГУ, Лидия Николаевна совмещала собственную наблюдательную работу с руководством астрономической практикой студентов. Она сумела так сорганизовать процесс их знакомства с работой на телескопах и различных установках, что помимо самой работы они смогли насладиться и красотой необыкновенно живописных окрестностей. Она всегда была душой компании, к которой присоединялись и студенты, приезжавшие на практику из других университетов, а также молодые грузинские сотрудники. Студенты, которым посчастливилось проходить практику под руководством Л.Н. Рад-ловой, навсегда запомнили ее голос с необыкновенно красивыми интонациями и весь ее благородный образ, излучавший удивительную доброту.

Для выполнения своей программы определения фотографических звездных величин вновь от

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Космические исследования»