научная статья по теме МАССОВАЯ КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ Социология

Текст научной статьи на тему «МАССОВАЯ КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ»

Социология культуры

© 2010 г. А.Н. ИЛЬИН

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

ИЛЬИН Алексей Николаевич - ассистент кафедры философии Омского государственного педагогического университета (Е-та11:Шп1983@уаМех.ги).

Аннотация. Автор предлагает рассматривать массовую культуру в виде совокупности субкультурных явлений. Это пространство представляется ризоморфным (гЫгота), по причине гетерогенности общества: каждая субкультура сосуществует с другими, и ни одна из них не имеет привилегированного положения по сравнению с остальными. Основной критерий, позволяющий разделять данные явления - это субъектность как конструкт личностных качеств (автономность, осознанность, целостность мировоззренческой позиции), на которую каждая субкультура оказывает определенное влияние. Особое внимание уделяется панк-культуре как явлению китча.

Ключевые слова: массовая культура • субкультура • субъект • панк

Одна из главных характеристик культурного пространства российского общества - разнообразие субкультур. Их многообразие указывает на гетерогенность культурного пространства, его неоднородность и неоднозначность. Причем трудно проследить доминирующую ветвь, выделяющуюся среди явлений культуры, что говорит о ризомности (гЫгопа) культурного пространства. Эти субкультурные явления можно уподобить так называемым дискурсивным практикам, и определенное число индивидов, относящихся к той или иной культурной традиции, выражаясь словами М. Фуко, определяют свою сопринадлежность через обобществление одного и того же корпуса дискурсов [1, с. 48-96]. Они признают и принимают единый комплекс норм, правил и вкусов, свойственный данному дискурсивному пласту культуры. Дискурсивная практика есть не только фактор образования культурной связи между индивидами, но и основание для их культурной идентификации. "Мы - сподвижники идей пацифизма", - утверждали хиппи. В этом утверждении (и ему подобных) прослеживается приверженность к некоему дискурсивному пласту культуры, где местоимение "мы" означает коллективную принадлежность к чему-то одному, а также в нем может быть заключено противопоставление по отношению к некоему "они", которыми могут выступать представители других субкультур, имеющих мало общего с данной субкультурой: рокеры, интеллектуалы, эстеты. Одна и та же культура позволяет многим людям сказать "мы".

Имеет смысл поставить вопрос о сопричастности и соотнесенности этих пластов, о том, как они могут сосуществовать друг с другом. Подобно фукианскому рассмотре-

нию дискурсов как прерывных практик - перекрещивающихся, соседствующих друг с другом и вместе с тем исключающих один другого - поле существования субкультур также характеризуется процессами пересечения и исключения. Так, трудно провести четкую грань между культурой битников и хиппи, поскольку их идеи очень близки. Однако панк противопоставляет себя всем возможным культурам (и всей массовой культуре в целом), тем самым проявляя попытки их исключения. Также в кардинальном противопоставлении и взаимоисключении находятся идеи глобализма и антиглобализма, национализма и интернационализма.

В современном обществе, наполненном множеством практик социального поведения, формируется "разорванность" (мозаичность) сознания индивидов, что приводит к отсутствию целостного представления о самом себе [2]. То есть гиперплюрализм, с одной стороны, дает субъекту многообразие вариантов для самоидентификации, с другой же - затрудняет возможность обрести субъектную целостность - единую и непротиворечивую картину мира. Примеряя множество масок, ролевых моделей поведения, субъект успешно адаптируется в социальном пространстве, становится "многофункциональным", но вместе с тем его расщепленное эго более похоже на набор субличностей, которые взаимодействуют друг с другом согласно принципам как сосуществования, так и борьбы. Таким образом, субъектность расширяется по горизонтали, охватывая все больше и больше идеологий и поведенческих норм, но вместе с тем уничтожается как целостное явление.

Может быть, из-за неопределенности сущности культуры вообще, из-за ее ризо-морфного характера возникают различные субкультурные явления, ни одно из которых не имеет право на привилегированное существование по сравнению с другими. Так, в классическом понимании массовая культура противопоставляется элитарной, но уставший от всяких противопоставлений постмодернизм стирает демаркационную линию между ними, объявляя массовой культурой одновременно все и ничего. Так же как все стало эстетично, сексуально и политично, в то время как эстетики, сексуальности и политики как отдельных областей уже не существует, и они друг в друга перетекают и сливаются одно в другое в ситуации "после оргии" [3, с. 186-270], также массовое становится элитарным, а элитарное - массовым.

Очередная концепция, рассматривающая масскульт в отрыве от всех остальных явлений культуры, разделяет его на три уровня: китч (низший), мид (средний) и арт (высший) [4, с. 39-42]. Но зачастую оказывается трудным прочертить грань между этими уровнями, а если арт воспринимается как высокое искусство, то снова снимается противоречие между массовой культурой и элитарной. Теперь масскульт плавно переходит в элитарность, и точкой их соприкосновения и сопричастности выступает арт, но при этом возникает закономерный вопрос о принципиальном отличии арта как уровня масскульта от элитарной культуры. Или же, глядя на эту концепцию, можно смело констатировать отсутствие между ними каких-либо отличий, что снимает вопрос о их соотношении и постмодернизирует данную позицию.

Представляется, что выделять бинарность массовое-элитарное возможно лишь в обществе, которое действительно разделено на два класса. Причем это деление может производиться как согласно социальному критерию (престиж, материальное состояние, общественный статус и т.д.), так и собственно культурологическому (уровень культурного - интеллектуального, нравственного и т.п. - развития). Но поскольку современное российское общество не поддается такому четкому делению, не имеет смысла вводить бинаризм при рассмотрении вопроса о культуре.

По нашему мнению, все нынешнее культурное пространство более целесообразно представить не как оппозицию массовое - элитарное, а как совокупность субкультурных явлений, сосуществующих друг с другом. Также можно оставить деление культуры на вышеописанные три уровня, но в таком случае необходимо определиться с критерием, согласно которому данное деление производится. Мы выдвигаем в качестве такого критерия субъектность как основную социально-психологическую характери-

стику человека, объединяющую в себе такие качества, как осознанность (рефлексия), целостность (четкость и устойчивость мировоззрения) и самодетерминированность (способность управлять собой вместо того, чтобы отдаваться во власть внешних обстоятельств). Таким образом, низким уровнем культуры обладает та область, которая порабощает субъекта и разрушает эти его качества, средним - та, которая его сохраняет и дает возможность к потенциальному развитию, высоким - та, которая создает условия для его развития. Каждая субкультура представляет собой определенный социальный элемент, отличающийся от других элементов ценностями и нормами. И, соответственно, трудно выделить какие-нибудь "общие" для всего современного социума нормы и эталоны, которым не было бы отказано в доступе в любые субкультурные явления и которые равнозначно принимались бы представителями всех субкультур. Е.С. Валевич выражает эту мысль следующим образом: «Если ранее кто-то или что-то выступало в качестве эталона, и этот эталон навязывался непосредственно массовому обществу, то сегодня происходит тщательный анализ (обработка) самого эталона, он модифицируется в массу "вторичных эталонов", предназначенных для разных групп общества. И тиражирование этих эталонов в дальнейшем осуществляется уже в каждой определенной группе, а не всего общества. Таким образом, массовая культура на новом этапе массовизации создает не один, а множество эталонов» [5, с. 91].

А если многообразие субкультур говорит о высокой степени гетерогенности общества, то следует согласиться с мыслью А.В. Костиной, которая утверждает, что сегодня специфику массовой культуры определяют процессы демассификации, дестандарти-зации и персонализации [6]. Однако всегда ли это так? Конечно, общество в целом теперь не подчинено строгим правилам и запретам, характерным для тоталитарных режимов, но вместе с тем эта тотализация субъектности может иметь место на локальном уровне - внутри не массовой культуры как таковой, а внутри какой-либо субкультуры в отдельности. Так, распространение так называемых тоталитарных сект навряд ли можно связать с культурной демократизацией и персонализацией; скорее наоборот, растущее сектанство связано с неопределенностью самоидентичности современных людей, с размытостью идеалов и ценностей, с характерным для сегодняшней России процессом отчуждения. Раньше была одна деперсонализирующая культура - советская, а теперь их много. Конечно, далеко не всем из них можно придать такую мрачную окраску, но некоторым из них она к лицу.

По замечанию Э. Тоффлера, благодаря субкультурам, в которые мы - осознанно или нет - входим, формируются наши индивидуальности [7]. Однако эта фраза представляется весьма спорной, так как можно утверждать и обратное: благодаря субкультурам наши индивидуальности уничтожаются. Нельзя сказать, что какое-то из этих утверждений верно, а какое-то нет; скорее, они взаимодополняют друг друга, тем самым подразумевая наличие как положительных для индивидуальности субкультур, так и отрицательных. Понятие "индивидуальность", о котором говорит Тоффлер, мы заменим на "субъектность", являющуюся предметом нашего изучения.

Итак, все разнообразие субкультур, в которые каждый из нас входит, можно разделить по степени их влияния на субъектные качества. Но для начала необходимо перечислить хотя бы несколько из них. В основном субкультуры воспринимают именно как политико-идеологические молодежные течения, хотя на самом деле термин "субкультура" может быть применим к любой

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Социология»