научная статья по теме «МАТРЕШНО ОДЕТЫ» АВТОРСКИЕ НАРЕЧИЯ В ПРОЗЕ Е.И. НОСОВА И К.Д. ВОРОБЬЕВА Языкознание

Текст научной статьи на тему ««МАТРЕШНО ОДЕТЫ» АВТОРСКИЕ НАРЕЧИЯ В ПРОЗЕ Е.И. НОСОВА И К.Д. ВОРОБЬЕВА»

«Матрешно одеты»

Авторские наречия в прозе Е.И. Носова и К.Д. Воробьева

© М. А. БОБУНОВА,

доктор филологических наук

В статье анализируются индивидуально-авторские наречия в произведениях Е.И. Носова и К.Д. Воробьева. Рассматриваются способы образования, семантика и особенности включения в текст повествования этих окказионализмов.

Ключевые слова: индивидуально-авторское наречие, окказионализм, идиолект писателя.

Окказиональное авторское слово всегда привлекает внимание читателя необычностью своей структуры, семантики. Особую склонность к словотворчеству проявляли В. Хлебников, Игорь-Северянин, В. Маяковский, В. Высоцкий, что подтверждается специальными исследованиями, созданием целого корпуса словарей индивидуально-авторских неологизмов.

Художественные новообразования наиболее заметны в поэтическом тексте. «Пластика прозы не допускает чрезмерной концентрации внимания на необычном слове, за исключением сюжетообразующих окказионализмов, - справедливо утверждает В.К. Харченко, - но надо всегда учитывать, что именно проза таит в себе ценнейшие для национального языкового саморазвития пласты индивидуально-авторских слов» [1]. Именно такие пласты мы находим в произведениях Е.И. Носова и К.Д. Воробьева. Их неологизмы - это все речевые образования, не закрепленные в языковой традиции, независимо от того, созданы они по законам языка или с их нарушением [2], то есть потенциальные и окказиональные слова не противопоставляются друг другу.

Группа индивидуально-авторских наименований включает лексемы разной частеречной принадлежности: существительные (мелкошажье, освинцевелость, русокудрие - Носов; безотцовец, отцветь, распи-налка - Воробьев), прилагательные (ручьево-прозрачный, соловьино-чащобный, шоферистый - Носов; озлелый, редактрисский, сытока-стюльный - Воробьев), глаголы и глагольные формы (заволнобродить,

2 Русская речь 1/2015

заповизгивать, надояриться, отковылившись - Носов; межедомить, прореянный, сшалопутить, чулюлюкать - Воробьев), однако мы остановимся на описании наречий, число которых в произведениях курских писателей особенно значительно.

Наречия, обозначающие непроцессуальный признак действия, предмета или другого признака, чаще всего мотивированы прилагательными, а в качестве словообразовательного форманта используется суффикс -о (-е). Если узуальные наречия обычно образуются от качественных прилагательных и сохраняют свойственную им категорию степени сравнения, то индивидуально-авторские наименования восходят к относительным прилагательным, что находит отражение в семантике неизменяемых слов. Как отмечают авторы «Русской грамматики», «наречия, мотивированные суффиксальными прилагательными со значением отношения к предмету, явлению, одновременно мотивируются (опосредствованно) теми существительными, которыми мотивированы соответствующие прилагательные, и имеют обычно следующее значение: "так, как свойственно тому, что названо мотивирующей основой прилагательного". Такие наречия часто используются в качестве новообразований в художественной речи» [3. С. 398].

В прозе Е.И. Носова и К.Д. Воробьева зафиксировано большое число наречий, в которых заключено скрытое сравнение, например: кольчуж-но, матрешно, самоварно - Носов; бурунно, подкопно, резинно, трон-но - Воробьев. «Светлая гладь реки за краем обрыва кольчужно серебрилась от кругов разыгравшейся рыбы» [4. Т. 3. С. 51. Курсив здесь и далее наш. - М.Б.]; «Они были плотно, матрешно одеты в расхожую одежку...» [Там же. С. 233]; «Митька с поспешностью подскочил к груде железного хлама и вытащил оттуда самоварно блеснувшую артиллерийскую гильзу крупного калибра» [Т. 2. С. 15]; «На загнетке лежал и бурунно дымил, заглушая пламя в печи, ворох мусора и кизяков» [5. Т. 2. С. 156]; «Веруванну я не видел и не слышал, - так она подкопно притихла» [Там же. Т. 5. С. 159]; «Костер я развел прямо на берегу ручья у трех тронно возвышенных островков чебреца, чтобы на среднем из них поставить шампанское, а на крайних сидеть самим» [Там же. С. 97].

Характерной чертой идиолекта Носова является использование наречий, в основе которых лежат наименования животных или растений (гусино, жужелично, комарино, муравьино, птенцово, пчелино, утино, шмелино; капустно, просяно, тыквенно, укропно, ячменно): «Мы посмотрели, как Бугаев, наклоняя стакан, вылил вино в птенцо-во раскрытый рот молдаванина» [Т. 4. С. 245]; «Было слышно, как под коваными, одеревенелыми сапогами капустно хрустел молодой снег» [Там же. С. 203]. Использование таких слов говорит о глубоком знании писателем особенностей природного мира, типичных свойств растений и животных. С помощью сравнительно-уподобительных наречий Носов

рисует запоминающиеся картины природы, отмечает отдельные детали внешнего вида человека, передает нужную цветовую и звуковую гамму: «гусино покрасневшие босые ножки» [Т. 2. С. 26]; «комарино запикала губная гармошка» [Т. 4. С. 216]; «шмелино загудело» [Там же. С. 30]; «ячменно лучившиеся на свету ресницы» [Там же. С. 385]; «жужелично лоснящийся пиджак» [Там же. С. 137]; «просяно сеялась незатейливая морось» [Т. 3. С. 244]; «голое заостренное темя тыквенно желтело от уха до уха» [Там же. С. 253].

Заметим, что в прозе К.Д. Воробьева подобные конструкции встречаются редко: «В те утомительные длинные вечера я открыл, сторожа улицу из окна своей комнаты, что зеленовато-серые колпаки на удавно изогнутых стеблях фонарей очень похожи на каски немецких солдат, виденных мною в кино...» [5. Т. 5. С. 86]; «Спуск к озеру зарос ежевикой и черничником, а тропа, что я проторил весной лодкой в молодой осоке, лебедино белела лилиями» [Там же. С. 114], зато писатель чаще обращается к другому продуктивному способу образования наречий от прилагательных - префиксально-суффиксальному. В произведениях Воробьева зафиксирован целый ряд индивидуально-авторских конструкций, образованных с помощью префикса по- и суффиксов -ому (-ему), -и (по-бирючьи, по-бычиному, по-голубиному, по-капустному): «В вечерних сумерках свежий снег был иссиня-голубым, и пахло от него капустными листьями, и хрустел он по-капу стному - сочно и звонко» [Там же. Т. 1. С. 120]; «Все ее движения и жесты были мелки и застенчивы, и даже редкие поцелуи она дарила дочери как-то по-голубиному, рывками» [Там же. Т. 4. С. 255].

Наречия указанной модели мотивируются относительными прилагательными, «обозначая свойственность тому, что названо мотивирующей основой прилагательного» [3. С. 403]: «... непотребно грязная парусиновая сумка, по-побирушьи свисавшая с плеча.» [5. Т. 5. С. 229]; «Надо было ложиться, вставать, упирать руки в бока и по-физзарядному, избегая глаз врача, приседать и выпрямляться, снова ложиться и опять вставать.» [Там же. С. 249-250]. В отдельных случаях часть окказиональной лексемы заключается автором в кавычки, свидетельствующими о ее необычности: «Наверно, она разгадала, что я мысленно сказал ей по-"шыр-на-выровски", потому что худшего ученика, чем я, среди чет-веряков для нее в ту зиму не было» [Там же. Т. 2. С. 185]. Появление наречия по-«шыр-на-выровски» обусловлено лексемой «шир-на-выр», которая используется автором для обозначения особой, секретной, речи: «После теленка, пока Кулебяка, тетка, я и Зюзя украдкой ели мясо, он быстро научил меня разговаривать "шир-на-выр", чтобы кроме нас никто больше не знал, о чем мы говорим» [Там же. С. 174].

Индивидуально-авторские наименования образуются и от существительных, хотя «наречные образования этого типа не всегда могут быть

четко отграничены от форм тв. п. соответствующих существительных с объектным (орудийным) и определительным значением: шагом, лётом, броском, толпой, авансом, экспромтом, дугой. Живой связью с формами тв. п. определяется возможность возникновения новых наречных образований этого типа» [3. С. 400]. Так, в рассказе Носова «За долами, за лесами» нами зафиксировано несколько художественных неологизмов: бубликом, козой, мышью, подковкой, шалашиком: «— Уж и не взойду, -сказала она с порога. - А бывало, бегала в эту вот избу-то... Козой!» [Т. 2. С. 24]; «Верушка-сорожка мышью пробралась под ногами к прилавку, зорко обежала глазами полки (...) и нетерпеливо обернулась» [Там же. С. 32]. Такие наречия содержат указание на способ передвижения или внешний признак: «верхняя губа подковкой приподнялась» [Там же. С. 26]; «раскрыл рот бубликом» [Там же. С. 30]; «в белой косынке шалашиком» [Там же. С. 27].

Подобные неологизмы характерны и для творчества Воробьева. Приведем примеры из повести «Это мы, господи!..»: «...Прикушенный язык разбух во рту мочалкой: не ворочается он при желании произнести слово» [5. Т. 3. С. 108]; «За дрыгающие желтые ноги и дулей выпятившуюся голову на длинной шее принесли надзиратели Куликова из угла камеры» [Там же. С. 159]; «В левом боку ежиком зашевелилась острая боль» [Там же. С. 117].

В «Русской грамматике» отмечается, что в системе словообразования сложные, суффиксально-сложные и префиксально-суффиксально-сложные наречия занимают незначительное место. Одной из моделей суффиксально-сложных наречий является конструкция «наречие мимо + основа глагола + суффикс -ом». В качестве опорного компонента узуальных слов выступает основа глагола движения (мимоходом, мимоездом, мимолетом) [3. С. 408]. Воробьев же по этой модели создает окказиональное наречие мимозыром, где вторым компонентом оказывается глагол зрения зырить - то есть смотреть пристально, внимательно; всматриваться, присматриваться; наблюдать, примечать, высматривать [6], а семантика сложного слова поясняется в тексте самим автором: «Мимозыром, вскользь, я увидел растворенную дверь амбара, каких-то незнакомых людей, загруженные чем-то сани и Момичева жеребца в упряжи, а подле омшаника - что-то кряжистое, серое, неподвижно-убитое» [5. Т. 2. С. 214].

Курские писатели часто обращаются к использованию поликорневых наименований: «Толстые обнаженные ветви светлокоро выделяются на весенней синеве» [Т. 2. С. 113]; «Дежурный, сидящий за барьеркой под низким абажуром, молча, камнелико принимает очередную порцию листов...» [Там же. С. 221]; «У них было две бутылки не то портвейна, не то вермут

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»