научная статья по теме МИФЫ И ИСТИНЫ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ Философия

Текст научной статьи на тему «МИФЫ И ИСТИНЫ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ»

ДИСКУССИЯ О РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

Мифы и истины в истории русской

философии

С.Н. КОРСАКОВ

В статье речь идёт о недостатках и пробелах в области изучения русской философии. В этой связи ставится вопрос о критериях понимания философии. Предлагается альтернативная модель интерпретации развития философии в России. Особое внимание уделено роли советской философии второй половины 1920-х гг. (деборинской школы), разгромленной с победой сталинизма.

In the article we are talking about the shortcomings and gaps in the study of Russian philosophy. In this regard, the question of the criteria of understanding philosophy is raised. An alternative model interpretation of the development of philosophy in Russia is offered. Special attention is paid to the role of the Soviet philosophy of the second half of the 1920s (Deborin's school), smashed with the victory of Stalinism.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: русская философия, советская философия, марксистская философия, деборинская школа, сталинизм.

KEY WORDS: Russian philosophy, Soviet philosophy, Marxist philosophy, Deborin's school, Stalinism.

Известно высказывание Гоббса о том, что если бы аксиомы геометрии затрагивали интересы людей, они бы оспаривались [Гоббс 1991, 79]. Путь к истине, особенно в общественных науках, долог и труден. Наряду с обычными препятствиями, возникающими в ходе всякого исследования, здесь приходится зачастую сталкиваться с мифологемами, стереотипами, догмами, а то и целой их системой. Если система догм отвечает идеологическому мейнстриму данного социума, то противостоять ей крайне трудно даже ссылками на факты.

Подобное положение сложилось в нашей стране в одной из философских дисциплин - в истории русской философии. В ней существует система постулатов, усомниться в которых идеологически немыслимо, и это становится главным препятствием при объективном изучении реальных процессов развития философии в России.

О каких постулатах в данном случае идёт речь?

Во-первых, философию в России начинают искать, по меньшей мере, с XI в. При этом совершенно не учитывается, какой смысл вкладывается в понятие "философия"? Если под ней понимать теоретическое знание о всеобщем, как её понимают начиная с Фалеса, то

© Корсаков С.Н., 2015 г.

в России такую философию невозможно будет найти ни в XI, ни в XVIII в. А достаточно поставить вопрос: можно ли говорить о профессиональной философии в стране, где ещё не сложилась наука? - чтобы время возникновения её в России было отнесено только на вторую половину XIX в.

Другой миф состоит в том, что вершиной русской философии является религиозно-идеалистическая философия "Серебряного века", а "чёрным" годом для русской философии стал год высылки политически активных философов - противников большевиков -из России. На расхождение этих оценок с обстоятельствами реальной жизни уже обращал внимание академик А.А. Гусейнов [Гусейнов 2008]. Все высланные из России философы, составлявшие будто бы вершину русской философской мысли, находясь в изгнании, в течение десятилетий публиковали работы и на русском, и на других европейских языках и ни в отдельности, ни вместе взятые никакого влияния на мировую философскую мысль не оказали.

И, наконец, третий столп современной мифологии русской философии - это то, что советская философия, в особенности 1920-х - 1930-х гг., представляет некое "серое пятно", в котором не различимы ни люди, ни события, ни идеи.

В результате обозрения всего пути русской философии возникает впечатление распадающегося целого, а вслед за этим вопрос: а есть ли на данный момент у такой дисциплины, как история русской философии, отрефлексированный предмет исследования, дозрела ли она до дисциплинарного уровня, или находится на стадии "собирания фактов"?

Подобную неосновательность положения истории русской философии как дисциплины осознают и лидеры изучения истории философии в России. Например, М.А. Маслин предпочитает говорить об "интегральной" истории русской философии [Маслин 2002, 133], которая представляется "в виде целостной картины, отражающей все главнейшие этапы русской мысли, с начала развития философской мысли в Киевской Руси (XI в.) до философии XX в. включительно". При этом М.А. Маслин констатирует "кризис единства", который "порождён разными определениями самой предметной области русской философии". Для каждой эпохи (XI-XVII вв., XVIII в., XIX в.) обнаруживаются свои критерии генезиса, периодизации, характера обсуждаемых проблем. Единые же критерии для всей "интегрально" понятой "русской философии" не просматриваются.

Шире - истории русской философии требуется определиться в вопросе о том, что считать философией. При желании можно относить к философским текстам идеологическую публицистику, литературоведческие работы, художественные произведения, богословские сочинения. Но философия как профессиональное занятие предполагает развитыми следующие три области исследований: 1) онтологию, теорию познания и логику, 2) историю философии, 3) философию науки (или, по крайней мере, философию естествознания). Если не проводится оригинальных исследований в этих областях - нельзя говорить о развитии философии в стране.

Хотелось бы пунктиром обозначить альтернативное общепринятому видение развития философского процесса в России. Возможно, оно схематично, но успешнее сводит концы с концами, чем "интегральная" история русской философии.

"В Киевской Руси философия не возникла и не могла возникнуть в форме относительно самостоятельной дисциплины, даже в форме служанки богословия, но автономной по отношению к нему" [Пустарнаков 1987, 240]. Русь восприняла византийскую богословскую традицию в форме, для которой характерно враждебное отношение к "злохитрой" (по выражению Кирилла Туровского) «античной философии, к философии и разуму вообще, тенденция к иррационализму, ставшая позднее характерной чертой православия, отвергавшего самостоятельность разума даже в тех мизерных пределах, которые ему были предоставлены в рамках "философизированного богословия" периодов апологетики и патристики, а затем в западной схоластике» [Пустарнаков 1987, 228]. Если термин "философ" использовался древнерусскими авторами в положительном контексте, то он означал либо богослова, либо человека, с божьей помощью ведущего праведный, аскетический образ жизни.

Полисемантизм в трактовке философии означает размывание собственно философского содержания. Поэтому, когда говорят о том, что на Руси "недостаточная развитость сугубо профессиональной философии компенсировалась широким распространением философских по сути идей в общем культурном контексте" [Громов 2012, 15], мы имеем дело с преувеличением. Профессиональная философия была не недостаточно развита -она просто отсутствовала.

Всякая философия представляет собой единство мировоззрения, идеологии с одной стороны, и рационального, научного, понятийного мышления, с другой. Это относится буквально ко всем философам: и к сугубым рационалистам, и к тем, кто, подобно Гераклиту, Бруно или экзистенциалистам, работал с мыслительными образами. Ключевое слово, отличающее здесь философа, "работали". Философ может мыслить в художественных образах, аналогиях, метафорах, но они для него всё равно остаются объектом рациональной интерпретации. В этом отличие философа от "художника".

Поэтому нет необходимости говорить о каком-то особом "нефилософском", общекультурном, универсальном типе философствования, якобы дополняющем собственно философский. Фигуры, подобные Ф.М. Достоевскому и Л.Н. Толстому, могут приобрести некое философское значение в тех культурах, где философия как таковая ещё не сформировалась, пребывает во младенчестве. Но искусственно длить младенческий период развития национальной мысли не следует.

Философы не растут, как грибы, говорил Маркс. Нужно, чтобы сформировалась соответствующая социокультурная среда. России понадобился "длительный период, растянувшийся между Царством Алексея Михайловича и Империей Петра Великого" [Киселёва 2011, 48].

В первой половине XVIII в. лидерство стало переходить от средневековых по своему происхождению форм образованности - духовных академий - к формам, выросшим на Западе на ренессансной почве: к академиям наук и университетам при них. Однако к текстам XVIII в. нужно проявлять ту же степень осторожности в отношении использования термина "философия", что и применительно к древности и средневековью. Ещё не произошло становление дисциплинарной науки, и эпохе присуще расширительное употребление термина. Философские сюжеты растворены в разнообразной научной литературе точно так же, как они были растворены ранее в литературе религиозной. Поэтому историку философии, стремящемуся вычленить философские идеи как таковые, приходится "обратить внимание не только на текст, но и на контекст" [Артемьева 1999, 30], хотя он допустит ошибку, если на основании одного лишь употребления термина "философия" сочтёт философскими сочинения Эйлера или Ламарка. Сказанное в полной мере относится и к сочинениям русских академиков XVIII в.

В последней трети XVIII - в начале XIX вв. на русский язык стали переводиться отдельные произведения западных философов. Но оказывали они влияние на русскую культуру в целом, а не на "отдельное" развитие русской философии. В редких случаях западные философы непосредственно работали в России, преподавали в университетах, как, например, И.Г. Шварц. Однако именно в этот период у русской образованной публики сформировался интерес к философским вопросам.

Во второй четверти XIX в. образованные русские люди стали целенаправленно выписывать из-за границы философскую литературу, а отправляясь в зарубежные вояжи, посещали философские курсы в университетах, встречались с ведущими философами: Шлей-ермахером, Шеллингом. По возвращении в Россию эти интеллектуалы способствовали ознакомлению избранной публики с отдельными новейшими философскими системами и в той или иной степени - освоению этих систем. Что, однако, не означало появления собственной, самостоятельной русской философии. Если бы Чаадаев, Киреевский или Герцен узнали, что их записали в философы, они, думается, отнеслись бы к

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Философия»