научная статья по теме MṢALYĀNŪTHĀ 3. ИОАНН ЗЛАТОУСТ В АНТИОХИИ, ДВИЖЕНИЕ АКИМИТОВ И ВОПРОС О СОДЕРЖАНИИ «МЕССАЛИАНСКОЙ ЕРЕСИ» История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «MṢALYĀNŪTHĀ 3. ИОАНН ЗЛАТОУСТ В АНТИОХИИ, ДВИЖЕНИЕ АКИМИТОВ И ВОПРОС О СОДЕРЖАНИИ «МЕССАЛИАНСКОЙ ЕРЕСИ»»

24. Sims-Williams N., Grenet Fr. 1987: The Historical Context of the Sogdian Ancient Letters // Transition Periods in Iranian History. Actes du symposium de Fribourg-en-Brisgau (22-24 Mai 1955). Louvain, 101-122.

25. Sims-Williams N., Grenet Fr., Podushkin A.N. 2006: The Sogdian Inscription of Kultobe // Shygys. № 1. Алма-Аты, 95-111.

26. Sims-Williams N. 2009: The Sogdian Inscription of Kultobe. Text, translation and linguistic commentary // Труды Центрального Музея. Т. 2. Алма-Аты, 153-171.

THE OLDEST SOGDIAN INSCRIPTION FROM KULTOBE

Vladimir A. Livshits

Linguistic characteristics of the fragmented Sogdian inscription found in Kultobe (Southern Kazakhstan) show that this inscription is the oldest of the known Sogdian texts. Many letters in it are clearly Sogdian, not Aramaic or ideographic signs: g (y), y, p, s (= c), s. At the same time, some letters, such as s or h, are different from the same letters in other Sogdian texts, including the 4th century "Ancient Letters". Some of the orthographic peculiarities of the inscription from Kultobe are archaic too: the phoneme is rendered by t (taw) as in Aramaic, not by 5 (dalet) as in the rest of Sogdian texts. The date of the inscription cannot yet be determined.

Keywords: Sogdian language, Aramaic language, Middle Persian language, epigraphy, Middle Asia, Kultobe.

Institute of Oriental Manuscripts, Russian Academy of Sciences, St. Petersburg, Russia

iom@orientalstudies.ru

© 2015 г. Вестник древней истории

2015, № 1, 66-86

А. В. Муравьев

MSALYANUTHA 3. ИОАНН ЗЛАТОУСТ В АНТИОХИИ,

ДВИЖЕНИЕ АКИМИТОВ И ВОПРОС О СОДЕРЖАНИИ «МЕССАЛИАНСКОЙ ЕРЕСИ»

В статье рассматривается роль сирийского аскетического движения «мессалианс-тва» в трех конфликтах в грекоязычной церковной среде IV - начала V вв. Первый конфликт греков с сирийцами на почве аскетизма произошел в Каппадокии в 370-х годах. Второй конфликт связан с Иоанном Златоустом, учеником сирийца Иулиана Савы, у которого учился и вождь «мессалиан» Адельфий. Третий эпизод связан с акимитами и их вождем Александром. Мессалианский феномен - не есть «ересь», но отражение этого конфликта в глазах писателей-ересиологов.

Ключевые слова: сирийцы, Иоанн Златоуст, мессалианство, позднеантичное христианство, Церковь, акимиты, Василий Великий, Евстафий Севастийский, аскетизм, межкультурные контакты.

Муравьев Алексей Владимирович - кандидат исторических наук, старший преподаватель НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

В недавней статье К. Стюарта о таксономии сирийского аскетизма1 поднимается несколько важных проблем в связи с Антиохией как центром распространения сирийского типа аскетического поведения. В связи с этой важной темой настоящая статья посвящена обсуждению гипотезы, согласно которой Иоанн Златоуст в юности был воспитан в сирийской аскетической среде, которую можно связать с так называемым «мессалианством». Затем этот же тип сирийского аскетизма проявился в движении монахов-акимитов. Эта тема является продолжением исследований о роли и топике так называемого «мессалианства», опубликованных ранее2.

Стюарт в своей статье справедливо указал на концентрическую схему «город/ пригород/округа», а также на другие таксономические критерии. В картине аскетизма, нарисованной им, введено несколько оппозиций, которые актуальны не только для сирийского мира, но и для других сегментов христианского Востока. Кратко выраженная «таксономия» Стюарта для Антиохии выглядит следующим образом:

1. Городские аскеты (Urban)

a. Аскеты в черте города (Ascetics in the City)

b. Женщины и мужчины живут в одном помещении;

2. Аскеты вне города (Extra-Urban) Горные иноки;

3. Не-городские аскеты Крестьяне-аскеты (Countrymen ascetics)3.

В более восточной Эдессе ситуация выглядит проще: есть только один городской тип (клирики и Bnath/Bnay Qyama) и общежительные дайрайе (от dayra, обитель). Тем самым для истории генезиса монашества как социального и религиозного явления (а именно этот вопрос интересует нас в первую очередь) важной является именно привязка/непривязка к городу. Именно городские и окологородские подвижники 360-380-х годов смогли стать важной средой города (potent element, как называет это К. Стюарт), которая смогла преобразовать его социальную ткань и создать мощные очаги социальной мобилизации. Обсуждая события, происходившие вокруг Иоанна Златоуста, Стюарт обращает внимание не только на теоретические лекции и занятия у Диодора (в знаменитом аскпглрюу'е)4, но и на общение с аскетами, селившимися на горах и вокруг города5. Нам кажется необходимым соединить эту таксономию Стюарта с представлениями о культурных миграциях между сирийским и греческим мирами не только в этом случае, но и на более широком контексте. Однако в получающейся картине не хватает горизонтального измерения аскетических сетей - так называемого «мессалианства», первого опыта адаптации сирийских аскетических практик на греко-римской почве, который, как стало ясно после исследований Фитшена и самого Стюарта, переворачивает историю взаимодействия аскетизма на христианском Востоке. И, кажется, теперь есть повод взглянуть под этим углом на ряд фактов из позднеантичной истории.

1 Stewart 2013; исследования разных форм аскетической организации (как монашеской, так и немонашеской) активно идут после знаменитого сборника Валантасиса и Уимбуша (Va-lantasis, Wimbush 1995). Особенное значение сирийских форм аскетизма постоянно подчеркивает в своих работах С. Брок. Из недавних работ можно указать на книгу П. Хагмана (2010).

2 Муравьев 2010а; b.

3 Stewart 2013.

4 Ermoni 1901, 422-444; Harnack 1901; Hill 2005.

5 Stewart 2013, 208.

3* 67

В свете этого сравнения и в этом контексте история раннего аскетизма получает новый социальный ракурс.

Как отдельный культурный феномен, аскетическое движение «молитвенников» (сир. т^уапе, греч. цааааАд,оуо^ц8аааАл,ауо1) впервые получило известность в Малой Азии в IV в. Однако история фиксации его в источниках весьма запутана, что признает и Фитшен, который посвятил истории «молитвенников» свое диссертационное сочинение6. И у Фитшена, и у других ученых, занимавшихся этим явлением, возникли сомнения относительно содержания учения «мессалиан». Истоком «ереси» считается приход в Малую Азию из Сирии последователей некоего местного аскетического движения, обычаи которых породили непонимание и подозрения. Сирийские источники, к сожалению, не дают полной картины того, кем были «молитвенники» до прихода в Антиохию. Точнее говоря, картина, извлекаемая нами из этих источников, смущает своей аморфностью и несводимостью к одному явлению7. Мар Афрем (Ефрем Сирин) называл их просто «плохими» молитвенниками, другие авторы приписывали им беспутство. И. Мейендорф предполагал в своей статье связь сирийских аскетов со знаменитым другом и корреспондентом Василия Великого епископом Евстафием Севастийским8. Мы попытались предложить гипотезу, корректирующую обобщенный Фитшеном традиционный взгляд на распространение «мессалианства». С нашей точки зрения, «мессалиан-ство» - это вообще не «группа» (ересь в традиционном смысле), а острая форма культурного контакта между миром восточным (арамейским, прежде всего) и миром греко-римским. За разными аскетическими практиками стоял скрытый конфликт мировоззренческих установок, который спустя столетия к конвергенции в виде византийского аскетизма9. В процессе синтеза фиксируются несколько пиков, самыми острыми из которых следует считать «мессалианскую ересь» ГУ-У вв., историю Иоанна Златоуста, историю с монахами-акимитами и конфликт вокруг архиепископа Нестория. Все «пики» за исключением первого произошли в столице империи. Несколько более ранних проявлений антагонизма, вроде антиэллинизма Татиана и Ефрема Сирина, носят, скорее, характер продрома этой острой реакции. Во всех указанных конфликтах можно проследить отчетливую тенденцию к догма-тизации культурного кода и переводу поведенческих установок на системный язык греческой философии (точнее, богословия). Компоненты такого перевода проявляются позднее в истории антихалкидонитского движения в Сирии в У-УГГ вв., которое стало мифогенным для сиро-православной идентичности (о чем подробно рассуждает в своей недавней книге Ф. Менце)10, но последствия его должны быть отнесены к эпохе УГ-УГГ вв. и выходят за границы настоящей заметки. Поэтому начать имеет смысл с критики гипотезы Мейендорфа о каппадокийском характере «первого проявления» этого молитвенничества.

АСКЕТИЗМ И ПОЛИТИКА В КАППАДОКИИ

Рассмотрим несколько подробнее историю с аскетическим конфликтом в 370-х годах вокруг Евстафия11. Как известно, сам кесарийский архиепископ Васи-

6 Fitschen 1995.

7 Муравьев 2010a, 48-50.

8 Meyendorff 1970.

9 Муравьев 2010b.

10 Menze 2008.

11 Jürgens 1959.

лий Великий, увлеченный его идеями, организовал общину «усердствующих» (onouSaioi), аскетов довольно похожих на городских сирийских «сынов завета», bnay qyama. Однако, как заметили исследователи, Василий и его соратники (Григорий Богослов, Григорий Нисский, Амфилохий Иконийский) не рассматривали своей деятельности как «иноческой», себя «иноками» не считали, а аскетизм (чаще именуемый у них словом ayvsia или napBsvia, см., например, «О девстве», 2-6 Григория Нисского, где он подробно разбирает термины) считали типом поведения, желательным (и в определенном смысле «обязательным») для всех христиан. Григорий Назианзин писал о самом Василии, что тот сочетал «житте пустынное» (¿pn^iKoq ßiog, т.е. радикальную практику отречения) со «смешанным» житием» (p,iya8oq ßiog), т.е. городским типом аскетизма, главным поведенческим паттерном которого было «взаимообщение» (Koivrovia - Greg. Naz. Or. fun. in Basil. 12). Помимо синтеза двух типов аскетического поведения (отшельничества и взаимообщения) на основе платонического по своему типу философствования, Василий поддерживал своего соседа и друга Евстафия Севастийского. Этот последний кроме трудов по адаптации сирийских аскетических практик среди малоазийцев, полемизировал с теми, кто эти практики не понимал и даже был осужден на весьма сомнительном меро

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»