научная статья по теме «МЯГКОЕ ПРАВО» КАК ВЫРАЖЕНИЕ КОМПРОМИССА В УРЕГУЛИРОВАНИИ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему ««МЯГКОЕ ПРАВО» КАК ВЫРАЖЕНИЕ КОМПРОМИССА В УРЕГУЛИРОВАНИИ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ»

«МЯГКОЕ ПРАВО» КАК ВЫРАЖЕНИЕ КОМПРОМИССА

В УРЕГУЛИРОВАНИИ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ1

А.В. Демин, доктор юридических наук, доцент

Категория «компромисс» выступает предпосылкой и источником возникновения и развития «мягко-правовой» концепции. Автор рассматривает различные аспекты «мягкого права» как проявления компромисса в международных отношениях.

Ключевые слова: жесткое право, мягкое право, компромисс.

Концепция «мягкого права» была вызвана к жизни процессами глобализации. Не будет преувеличением сказать, что «мягкое право» - типичный продукт эпохи постмодерна, когда на первый план выходят идеи многообразия, нестабильности, фрагментации, конвергенции, стирания границ между устоявшимися структурами, а правовой плюрализм обретает второе дыхание. Начиная с 70-х годов прошлого века этот феномен прочно занял место актуальной (подчас - с элементами про-вокативности) тематики в правовом дискурсе зарубежных стран.

Анализ доктринальных источников показывает, что общепризнанной дефиниции «мягкое право» не существует, многое здесь зависит от правопонима-

<?> Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований «Феномен мягкого права в системе средств правового регулирования: международный и национальный уровень», проект № 14-03-00067.

ния конкретного автора. Большинство исследователей рассматривают «мягкое право» как совокупность формализованных общих положений (норм, принципов, критериев, стандартов), которые не имеют юридически обязательного характера, не обеспечены официальными санкциями и соблюдаются добровольно в силу авторитетности их создателей, заинтересованности адресатов и целенаправленного социального «давления», которое оказывает на потенциальных (и фактических) нарушителей соответствующее сообщество. В этом контексте «мягкое право» следует отграничивать от так называемого «жесткого права» (hard law), которое представляет собой классическое понятие права как системы норм, закрепленных в формальных источниках, наделенных юридически обязательной силой и гарантированных угрозой применения к нарушителям официальных санкций. В любом случае «мягко-правовая концепция» - еще один вызов го-

судар ственно-прав ов ому позитивизму, так как их несовместимость очевидна и в дополнительной аргументации не нуждается.

«Те, кто говорят о мягком праве, не имеют намерения создать оксюморон или парадокс, - иронично замечает Алес-сандро Сома. - Скорее они хотят преодолеть традиционную западную модель государства, порожденную правотворчеством в соответствии с принципами правового позитивизма» [10, с. 51].

Конкретные формы «мягкого права» жестко не легализованы, они ситуативны и отражают конкретные проблемы, которые пытаются решить заинтересованные лица. Спектр субъектов, участвующих в разработке и издании «мягко-правовых» актов, чрезвычайно разнообразен. Поэтому документы, которые могут быть отнесены к «мягкому праву», многочисленны и разнообразны.

На международном уровне распространены двусторонние и многосторонние договоренности, содержащие юридически необязательные положения; они могут оформляться межправительственными (межведомственными) соглашениями, не требующими ратификации или иных подобных процедур, а также «джентльменскими соглашениями», меморандумами, коммюнике, протоколами о намерениях, декларациями, заключительными актами саммитов и т. п. К источникам «мягкого права» относят юридически необязательные решения международных организаций и надгосударственных органов, декларативные, рекомендательные, информационные и интерпретационные акты международных неправительственных организаций. В отдельную группу вы-

деляют акты так называемой «неофициальной кодификации» (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Йорк-Антверпенские правила об общей аварии 2004 года, биржевые правила, специальные сборники клиринговых палат, материалы МТП, ЮНСИТРАЛ, ЕЭК ООН и пр.). Корпоративные акты локального саморегулирования, кодексы поведения, иные обязательства, требования и стандарты, формируемые негосударственными акторами (прежде всего, транснациональными компаниями и торгово-промышленными ассоциациями) самостоятельно или с участием властных субъектов, также относят к актам «мягко-правового» регулирования.

Компромисс выступает объективным источником и основной детерми-нантой появления и развития мягко-правовой концепции. Многочисленные слабости международного правопорядка, связанные, прежде всего, с отсутствием общей иерархии в системе правообразования, фрагментацией, консерватизмом и инерционностью источников, значительными трудностями в части достижения консенсуса сторон по вопросам нормообразования, ограниченной возможностью применения принудительных средств для обеспечения международно-правовых норм и пр., широко известны и в дополнительной аргументации не нуждаются. Эти слабости обусловливают поиск компромиссов со стороны субъектов международного общения. «Мягкое право» часто рассматривается как средство преодоления откровенных слабостей международной правовой системы, таких как ограниченность многих право-

вых норм исключительно государственным поведением и относительная малочисленность санкций за их нарушения, дефицит демократии, медлительность и нежелание международно-правовых учреждений реагировать на серьезные проблемы мирового сообщества и удручающая неадекватность многих таких реакций [6, с. 313-334].

Компромиссы как явления особого порядка характерны и для международного, и для внутригосударственного уровней правообразования. К примеру, Гузман и Мейер отмечают, что ситуатив -ный выбор в пользу жесткого или мягкого права нередко обусловлен итогами политической борьбы между конкурирующими силами внутри страны. Когда политические элиты и общественное мнение в большинстве своем поддерживают те или иные международные договоренности, государство предпочтет облечь их в форму международного договора. Однако, когда внутренняя политика более сложна, более привлекательным может быть мягкое право. Если существует острые разногласия между заинтересованными группами, где одни лоббируют жестко-правовой вариант документа, а другие - вообще не желают принятия никаких обязательств, то для государства может быть политически выгодным именно компромисс в виде мягко-правового инструмента [4, с. 8-9].

Рассмотрение мягкого права как площадки для компромиссов, в целом, характерно для западной правовой науки. «Государства, как правило, разрываются между преимуществами жесткого легализации, и ограничениями суверенитета, которые она влечет

за собой. - пишут Эббот и Снайдэл. - Со своей стороны, частные акторы, как правило, стремятся выразить свои конкретные интересы и ценности в жестко-правовых формах, но эти требования часто противоречат интересам других частных организаций или интересам правительств. Мягкая легализация (soft legalization) помогает сбалансировать конкурирующие соображения, предлагая методы для компромисса между государствами, между частными субъектами, между государствами и частными лицами» [2, с. 455]. Тем самым, мягкое право облегчает «достижение взаимовыгодного сотрудничества между акторами с различными интересами и ценностями, с различными временными горизонтами и игровыми ставками, а также - с различными уровнями полномочий» [2, с. 455].

Рассмотрим некоторые проявления такого феномена, как компромисс, применительно к «мягко-правовой» концепции.

Компромисс между высокой динамикой развития международных отношений и консерватизмом традиционных источников права. Мы живем во времена нарастающих трансформаций. Социальное время ускоряется. Изменения множатся и нарастают. И система правовых отношений не является исключением. Объекту правового регулирования сегодня присущи радикальное усложнение, иррационализм, постоянное развитие, нестабильность. К сожалению, официальные источники права (международный договор, обычай, общие принципы права) не всегда способны быстро и адекватно отвечать на новые вызовы. Процедуры их формирования

излишне усложнены, формализованы и инерционны, должная гибкость и оперативная адаптация к изменяющимся условиям отсутствуют, а результативность в части создания (изменения, отмены) международно-правовых норм абсолютно не гарантирована.

В этих условиях «мягко-правовые инструменты», которые не требуют сложных процедур принятия, ратификации, пролонгации, изменения, отражают компромисс между потребностью в гибком урегулировании назревших трансграничных проблем и неспособностью традиционных источников обеспечить оперативность такого урегулирования. «Уникальная гибкость мягкого права, - подчеркивает Тимоти Мейер, - облегчает развитие правовых норм в ответ на политические реалии и изменившиеся обстоятельства» [8, с. 897]. Нужно помнить, что реальной альтернативой «мягкому праву» зачастую выступает не международный договор, но отсутствие какой-либо регламентации вовсе. Разумеется, даже «мягкая» регламентация всегда лучше, чем состояние полного пробела и фрагментации. Таким образом, объективные предпосылки к триумфальному появлению «мягкого права» на международно-правовой арене лежат в области радикального усложнения и интенсификации международных отношений.

Компромисс между непризнанием негосударственных акторов в качестве субъектов международного права и их все более активного участия в разрешении трансграничных вопросов. «Негосударственные группы, действующие как на внутреннем, так и на международном уровнях все чаще играют

ключевую роль в развитии международной легализации, включая и мягкое право» [2, с. 423].

Активная вовлеченность негосударственных субъектов в процессы международного общения сопровождается децентрализацией и деформали-зацией процессов правообразования. Международное право традиционно обращено к государствам, не рассматривая частных лиц (индивидов, транснациональные корпорации, некоммерческие организации и прочее) субъектами международных правоотношений. Поэтому частные лица не являются непосредственными адресатами международно-правовых предписаний. В этом контексте «мягко-правовые» регуляторы отличает бол

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»