научная статья по теме ОБРАЗ “ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО НАШЕСТВИЯ” В ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПОВЕРЬЯХ В ДРЕВНОСТИ И СОВРЕМЕННОСТИ История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ОБРАЗ “ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО НАШЕСТВИЯ” В ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПОВЕРЬЯХ В ДРЕВНОСТИ И СОВРЕМЕННОСТИ»

ЭТНОС И КУЛЬТУРА

© ЭО, 2004 г., № 5 Д. В. Громов

ОБРАЗ "ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО НАШЕСТВИЯ" В ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПОВЕРЬЯХ В ДРЕВНОСТИ И СОВРЕМЕННОСТИ

Объектом нашего исследования являются некоторые восточнославянские поверья, в которых те или иные исторические события рассматриваются как знамения приближающегося конца света, а именно поверья, говорящие о предваряющем конец света вторжении некой агрессивной силы (далее - "эсхатологическое нашествие"). Обычно "эсхатологическое нашествие" предполагает наличие двух составляющих: некоего лидера (демон или человек, в христианстве - антихрист) и его помощников (этническая или социальная группа). "Эсхатологический народ", пришедший перед концом света, может быть как "внешним", так и "внутренним" врагом, как агрессором, нападающим на общество извне, так и агрессивной группой, зародившейся в недрах самого общества.

К настоящему времени опубликовано довольно много работ, в которых анализируются механизмы формирования эсхатологических мифов, рассматриваются как историческое развитие эсхатологических воззрений1, так и особенности эсхатологического мышления в рамках конкретных культурно-исторических групп (например, в первобытном обществе2, в средневековой Европе3, в среде русских староверов4 или современных сектантов5). В данных работах уделяется внимание и социально-психологической составляющей проблемы6.

В данной статье мы ставим перед собой несколько задач: 1) проследить процесс вовлечения новых исторических реалий в мифологему "эсхатологического нашествия" (на материале восточных славян); 2) выявить закономерности этого процесса; 3) определить, являются ли рассмотренные нами факты исключительно отображением библейской эсхатологии или же это - частный случай более длительной восточнославянской эсхатологической традиции, имеющей архетипические корни.

На протяжении многих веков основное влияние на мифообраз "эсхатологических народов" в Европе оказывали библейские тексты. Священное Писание уделяет большое внимание эсхатологической тематике и помимо всего прочего неоднократно упоминает некие народы, нашествие которых будет знаменовать собой конец

7

света .

С развитием христианства сложилась тенденция ассоциировать внешних агрессоров, представляющих опасность для христианских государств, именно с "эсхатологическими" библейскими народами. Примечательно, что библейские тексты провоцировали эту мифотворческую тенденцию: толкование некоторых эсхатологических пророчеств, содержащихся в этих текстах, выводило на конкретные даты наступления конца света. Такими "критическими" годами считались 492-й, 1000-й и 1492-й - в Европе эти даты (особенно две последние) сопровождались эсхатологическим психозом и, помимо прочего, ожиданием прихода "эсхатологических народов"8. Так, нам кажется верной неоднократно высказывавшаяся гипотеза о том, что и принятие христианства на Руси частично было вызвано эсхатологическими настроениями, охватившими Европу в преддверии 1000 г.9

Ввиду общего эсхатологического настроя начиная с Евсевия Памфила и на протяжении всего средневековья существовала тенденция отождествлять библейские народы Гог и Магог со враждебными племенами10. Так, в Византии в качестве "эсхатологического народа", знаменовавшего собой наступление конца света, рассматривались славяне. Помимо всего прочего, это было обусловлено тем, что среди эсхатологических персонажей в Библии называется "князь Рош"11. Дерзкие набеги входивших в силу славянских князей привели к тому, что начиная с IX в. библейское "Рош" неизменно связывалось именно с дружинами руссов12. С принятием Русью христианства традиция отождествлять внешних агрессоров с библейскими "эсхатологическими народами" перешла и сюда.

Очень большое влияние на развитие эсхатологических представлений у восточных славян оказало византийское "Откровение Мефодия Патарского". Это труд анонимного автора, вероятно, IV в. н.э., приписываемый Мефодию, епископу города Патар в Ликии (в Малой Азии, Ш-^ вв.) В "Откровении..." повествуется о событиях мировой истории от Адама и до конца мира, ожидавшегося в седьмой тысяче лет от "сотворения мира".

Помимо всего прочего, в "Откровении Мефодия Патарского" написано: "На коньчину бо седмыа тысяча разоритися царство Перьсьско, и тогда изыидеть племя Измаилево отъ пустыня Етрива, и ишедъше ис пустыня соберутся вси вкупе. и власти почнуть до входа и до исхода севернаго и до востока и запада и будуть вси под властию их. и престанеть служба Божия и устанеть всяка песнь церковная и будуть жерци, акы людие, в время то, рекше в седмый век."13.

К средневековой Руси, видимо, можно применить слова историка М. Блока относительно европейского средневековья: "Картина последней катастрофы, неотделимая от всякого христианского образа Вселенной, вряд ли еще когда-нибудь так сильно владела умами"14. Первым известным нам народом, которому славяне приписывали эсхатологические черты, были половцы. Автор "Повести временных лет", описывая набег половцев в 1096 г., пускается в эсхатологические рассуждения: "Вышли они из пустыни Етривской между востоком и севером, вышло же их 4 колена: торкмены и печенеги, торки, половцы. Мефодий же свидетельствует о них, что 8 колен убежали, когда иссек их Гедеон, да 8 их бежало в пустыню, а 4 он иссек. .А Измаил родил 12 сыновей, от них пошли торкмены, и печенеги, и торки, и куманы, то есть половцы, которые выходят из пустыни. И после этих 8 колен, при конце мира, выйдут заклепанные в горе Александром Македонским нечистые люди"15.

Эсхатологические черты приписываются не только половцам, но и одному из их предводителей - хану Боняку. Летопись присваивает ему характерный эпитет "шелудивый": "...Приде второе Бонякъ безбожный, шелудивый, отай, хыщникъ, к Кы-еву внезапу."16. Говорится также и о демонических способностях хана: «...Яко бысть полунощи, и вставъ Бонякъ отъеха от вой, и поча выти волчьскы, и волкъ от-выся ему, и начаша волци выти мнози. Бонякъ же приехавъ поведа Давыдови, яко "Победа ны есть на угры заутра"»17.

Образ хана Боняка сохранился даже в фольклоре Х1Х-ХХ вв.: он неоднократно упоминается в украинских легендах18 и сказках19. Например, П. Кузьмичевский дает (со ссылкой на польский этнографический источник) следующее обобщение: "Когда татаре заняли княжество Галицко-Владимирское, во главе их стоял тот страшный Шелудивый Буняк, полудемон, с паршами, шелудями на голове, с веками длинными до земли, которые слуги его поднимали, по его приказу, золотыми вилами, и с открытым брюхом"20.

Под "шелудивостью" понимаются некие знаки на голове Боняка21, и это явно рассматривается как черта антихриста. Действительно, в Откровении от Иоанна упоминаются знаки ("имена богохульные", след "смертельной раны", "начертания") на голове антихриста и его сподвижников22. Как следствие всевозможные знаки на голове маркируют в восточнославянском фольклоре отрицательных персонажей. Например,

согласно закарпатской апокрифической легенде, когда родился Иуда, мать в качестве метки "всадила" ему под кожу на голове золотую шпильку23. К этому же ряду, возможно, стоит отнести и упоминавшуюся в летописи "язву" на голове полоцкого князя-колдуна Всеслава Брячиславича24.

Другой эсхатологической чертой фольклорного Боняка являются упоминающиеся во многих текстах закрытые тяжелыми веками специфические глаза: их взгляд смертоносен.

В славянской мифологии действительно известен хтонический персонаж, обладающий подобными чертами - Вий. В науке дискутируется вопрос: является ли он плодом воображения Н.В. Гоголя25, или же писатель использовал для сюжета уже существующий мифообраз26. В пользу второй точки зрения говорит наличие 50 фольклорных текстов, в которых присутствует персонаж, наделенный определяющей чертой Вия - убивающим взглядом и/или тяжелыми веками (ресницами). В основном это тексты славянского происхождения, с сюжетом Н.В. Гоголя они почти никак не связаны.

На Западной Украине сохранились эсхатологические легенды, в которых основной "разрушающий" персонаж - "виеподобное существо", обладающее убивающим взглядом (что видно из его имени Гаргон)21. Хотя в легендах заметно немалое христианское влияние, в целом они, несомненно, являются параллелью скандинавскому мифу о Рагнарёке и авестийским эсхатологическим мифам.

Аналогичное смешение христианского и языческого эсхатологических пластов встречается не только у славян. Например, в ирландской саге "Битва при Маг-Туи-ред" ("СаШ Ма1§е Тиге^') присутствует образ "виеподобного" Балора - предводителя фоморов28. Нам не известны тексты, соотносящие народ фоморов с концом света, однако с ними связано полное перерождение мира в один из моментов его разви-

29

тия , и с определенными оговорками их можно признать эсхатологическим народом"30. Сходство мифологических пар "Боняк - половцы" и "Балор - фоморы" -не заимствование с той или иной стороны - надо полагать, сходные мифообразы сформировались благодаря сходным мифотворческим процессам.

Большой интерес вызывает отрывок из "Повести временных лет", датируемый исследователями 1114 г.31 В нем не только зафиксированы эсхатологические поверья, но и описан момент их передачи от человека к человеку. Некий новгородец пришел к летописцу и поведал ему "рассказ очевидца", вернувшегося из далекой северной экспедиции. Образованный летописец, в свою очередь, авторитетно подтвердил истинность этого сообщения, подкрепив свою авторитетность ссылкой на солидные книжные источники. Из данного отрывка следует, что к тому времени эсхатологические поверья уже были разделены на два слоя - фольклорный и книжный. Причем, если фольклорный слой и имел корни в книжности, то это было уже забыто.

Примерно в XV в. эсхатологические легенды на Руси получили подкрепление в художественной литературе. Имеется в виду перевод на русский язык романа "Александрия", созданного или в греческих землях, или в Сербии и содержащего, помимо всего прочего, эсхатологические мотивы. В него вошло большое количество как книжной, так и фольклорной информации. Впоследствии роман был переведен на многие европейские языки - он пользовался популярностью в средние века и в начале

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»