научная статья по теме Особенности применения смертной казни в годы Великой Отечественной войны Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «Особенности применения смертной казни в годы Великой Отечественной войны»

особенности применения смертной казни в годы великой отечественной войны1

С.В. Жильцов, профессор кафедры история государства и права Тольяттинского государственного университета, доктор юридических наук, доцент

Статья посвящена актуальным проблемам чрезвычайного законодательства периода Великой Отечественной войны. В работе рассматривается законодательство этого периода времени, связанное с применением высшей меры наказания. Рассматриваются по законодательству случаи применения смертной казни за различные преступления.

Ключевые слова: смертная казнь, Великая Отечественная война, чрезвычайное законодательство, приговор, расстрел.

С началом Великой Отечественной войны в репрессивной политике Сталина мало что изменилось. Главными задачами, вставшими перед страной и ее народом, стали необходимость мобилизации всех сил и ресурсов страны на достижение победы над врагом, развитие и укрепление Вооруженных сил, обеспечение государственной безопасности и общественного порядка. Командно-административная система управления представляла собой единый механизм, способный при помощи репрессий, применения расстрелов выполнить любой приказ вождя. Главная причина увеличения количества расстрелов в 1941 г. - это борьба со шпионской деятельностью со стороны Германии, а также попытка установления дисциплины в армии при помощи скороспелых расстрелов. В начальный период Великой Отечественной войны

1 Статья подготовлена в рамках государственного заказа Министерства образования и науки РФ, тема № 511201.

появляется ряд актов регламентировавших назначение и порядок приведения в исполнение высшей меры наказания -расстрела.

22 июня 1941 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ «О военном положении». Согласно этому указу в местностях, объявленных на военном положении «все функции органов государственной власти в области обороны и охраны общественного порядка и государственной безопасности принадлежат военным советам фронтов, армий, военных округов...». «За неподчинение распоряжениям и приказам военных властей, а также за преступления, совершенные в местностях, объявленных на военном положении, виновные подлежат уголовной ответственности по законам военного времени» [1, с. 414]. В акте перечислялись дела о преступлениях, которые изымались из гражданских судов и передавались военным: а) дела о государственных преступлениях; б) дела о преступлениях, предусмотренных законом от 7

августа 1932 г.; в) все дела о преступлениях, совершенных военнослужащими; г) дела о разбое; д) дела об умышленных убийствах; е) дела о насильственном освобождении из домов заключения и из-под стражи; ж) дела об уклонении от исполнения всеобщей воинской обязанности; з) дела о незаконной покупке, продаже и хранении оружия, а также о хищении оружия [1, с. 415].

Для производства дел в местностях, объявленных на военном положении, согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., утверждалось положение о военных трибуналах. «Военным трибуналам» предоставлялось «право рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения обвинительного заключения». «Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию» не подлежали и могли быть «отменены или изменены лишь в порядке надзора». «Военным советам округов, фронтов и армий (флотов, флотилий), а также командующим фронтами, армиями и округами (флотами, флотилиями) принадлежит право приостановить исполнение приговора с высшей мерой наказания (расстрел) с одновременным сообщением по телеграфу Председателю Военной коллегии Верховного суда ССР и Главному военному прокурору Красной армии и Главному прокурору Военно-Морского Флота Союза ССР по принадлежности своего мнения об этом для дальнейшего направления дела». Причем «о каждом приговоре, присуждающем к высшей мере наказания (расстрел), военный трибунал немедленно сообщает по телеграфу Председателю Военной коллегии Верховного суда Союза ССР и Главному

военному прокурору Красной армии и Главному прокурору Военно-морского флота Союза ССР по принадлежности.

В случае неполучения в течение 72 часов с момента вручения телеграммы адресату телеграфного сообщения от Председателя Военной коллегии Верховного суда Союза ССР или Главного военного прокурора Красной армии или Главного прокурора Военно-морского флота Союза ССР о приостановлении приговора таковой приводится в исполнение...» [2, с. 415-416].

Перечень преступлений, определенных в подсудность военным трибуналам, расширился в результате появления директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) 29 июня 1941 г., которая получила известность как программа действий Коммунистической партии и Советского правительства, в которой под п. 6 было отмечено: «Немедленно предавать суду Военного трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешает делу обороны, - невзирая на лица» [3, с. 220]. 12 августа 1941 г. появился приказ наркома обороны СССР с правкой Сталина «О начсоставе, самовольно оставляющем позиции». Этот приказ был адресован военным советам фронтов и армий, которым в соответствии с приказом, в целях «решительной борьбы с паникерами, трусами, пораженцами из начсостава, самовольно оставляющими позиции без приказа высшего командования», разрешалось «предавать суду военного трибунала лиц среднего и старшего начсостава до командира батальона включительно...» [4, с. 202]. На основании ст. 49 пункт «п» Конституции СССР и в соответствии с Указом «О военном положе-

нии» в интересах обороны СССР и для обеспечения общественного порядка и государственной безопасности в ряде республик и областей, а также на воздушном, железнодорожном, морском и речном транспорте было введено военное положение.

Все эти меры, вызванные введением военного положения, конечно, были оправданы. В первые годы Великой Отечественной войны особенно активно велась борьба со шпионажем. По установленным источникам прифронтовые полосы были буквально нашпигованы вражескими лазутчиками. По сведениям НКВД СССР от 12 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР, с 1 января по 10 июня 1941 г., т. е. за 5 месяцев и 10 дней, «всего задержано 2080 человек нарушителей границы со стороны Германии...

За пять с половиной месяцев при задержании нарушителей на границе с Германией в связи с оказанием вооруженного сопротивления убито 36 и ранено 25 нарушителей границы.

За последнее время был ряд случаев задержания заброшенных в СССР агентов германских разведывательных органов, снабженных портативными приемопередающими радиостанциями, оружием и гранатами» [5, с. 216].

В годы Великой Отечественной войны существовал еще один вид правового режима - осадное положение. Сравнительный анализ постановлений о введении осадного положения показывает, что осадное положение как особый правовой режим, в основном, сохранял все меры объявленного режима военного положения. Например, после введения осадного положения в Москве и прилегающих к городу райо-

нах, постановлением Государственного Комитета Обороны от 19 октября 1941 г. «нарушителей порядка» предписывалось «немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте». Вместе с тем не был разрешен вопрос о том, кто конкретно применял высшую меру наказания. Как правило, дела виновных в условиях осадного положения передавались на рассмотрение военных трибуналов.

Как показывают сводки различных компетентных органов г. Москвы такие меры были не лишние. Например, в докладной записки отдела пропаганды и агитации Первомайского райкома партии в МГК ВКП(б) (не ранее 20 ноября 1941 г.) указан один из таких случаев провокаторства и шпионажа в эти дни в Москве: «Однажды вечером. «красноармеец» убеждал о близости фронта, о неизбежности сдачи Москвы, о том, что идет спор между Сталиным и Молотовым, как сдать Москву - с боем или без боя. Сталин за то, чтобы с боем, а поэтому неизбежны бомбежки.

Некоторые слушатели выразили мысль об отъезде из Москвы, так как фашисты чинят расправы и зверства. Шпион в красноармейской форме убеждал, наоборот, не уезжать, потому что Гитлер несет порядок и хорошую жизнь. Слушавшие его выразили протест, тогда он в доказательство вытащил из кармана листовку и предложил прочесть ее.» [6, с. 217].

Таких случаев было немало. Вот только одна сводка военной комендатуры от 21 октября 1941 г. Народному

Комиссару внутренних дел Союза ССР за истекшие сутки:

«Доношу, что за истекшие сутки с 20.00 19.10.41 до 20.00 20.10.41 задержано 1530 чел., из них: провокаторов - 14 чел.; дезертиров - 26 чел.; нарушителей порядка - 15 чел.; прочих нарушителей - 33 чел.; Отставших от частей -1442 чел. Всего - 1530 чел.

Отправлены в маршевые части через Московский пересыльный пункт -1375 чел.

Осуждено: К тюремному заключению на разные сроки - 7 чел.

К высшей мере наказания - расстрелу - 12 чел..» [7, с. 215].

В начальный период войны особенно ощущалось стремление Сталина свалить неудачи в оказании сопротивления фашистско-германской армии на исполнителей - генералов, офицеров и солдат. Собственные ошибки и просчеты Сталин «исправлял» кровью тысяч своих жертв. В связи с напряженной обстановкой в стране ГКО СССР постановлением от 17 ноября 1941 г. предоставил право расстрела за контрреволюционные преступления и особо опасные преступления против порядка управления Особому совещанию НКВД СССР. Расстрел рассматривался Сталиным, как всегда, «лучшей» мерой наведения порядка. Уже через три дня после подписания Наркомом обороны приказа № 227 от 28 июля 1942 г., известного как приказ Сталина «Ни шагу назад!», В соответствии с этим приказом НКЮ СССР и Прокурор СССР направили всем органам военной юстиции директиву № 1096 в которой предписывалось: «действия лиц, преданных суду военного трибунала за пропаганду дальнейше-

го отступления частей Красной армии, квалифицировать по ст. 58-10, ч.2 УК РСФСР». По ст. 58-14 осуждались заключенные за побеги и систематический отказ работы, изменники Родины. Всего по делам о контрреволюционных преступлениях общими судами было приговорено в 1942 г. - 7343 чел., в 1943 г. - 1229 чел., в 194

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»