научная статья по теме ПАМЯТИ ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ КНЯЗЕВСКОЙ (1920-2011) Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ПАМЯТИ ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ КНЯЗЕВСКОЙ (1920-2011)»

НЕКРОЛОГИ

Славяноведение, № 4

ПАМЯТИ ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ КНЯЗЕВСКОЙ (1920-2011)

18 октября 2011 г., на 91-м году жизни скончалась Ольга Александровна Князевская, кандидат филологических наук, языковед, палеограф и историк средневековой славянской рукописной книги, старший научный сотрудник Археографической комиссии.

Ольга Александровна родилась 13 мая 1920 г. в Москве, но в метрике по уже забытой сейчас причине местом рождения названо село Сокур Вязовского района Саратовской области. Эти родные места предков О.А. Князевской весьма памятны для истории русской филологии и славистики. Поблизости от Вязовки лежит деревня Губаревка, в которой прошли детские годы А.А. Шахматова. Согласно же малоизвестному семейному преданию (о котором знали даже не все знакомые Ольги Александровны), ее прадед - сельский священник - «учил Закону Божьему помещичьего племянника в Шахматовке» (другое название Губаревки). Достоверность предания гарантируется его непритязательностью -мальчик-ученик вовсе не именуется в нем «будущим академиком Шахматовым» (вполне возможно, что информанты об этом и не знали), личность его надежно устанавливается по месту, времени и статусу.

В 1937 г. О.А. Князевская поступила в Московский институт истории, филологии и литературы им. Н.Г. Чернышевского (легендарный МИФЛИ), где обучалась по специальности «русский язык». Память о родном институте и его выпускниках Ольга Александровна верно (и с гордостью) пронесла через всю жизнь. Учителем О.А. Князевской был Р.И. Аванесов - выдающийся ученый, занимавшийся диалектологией и историей русского языка. Эти две тесно связанные области языкознания надолго определили круг ее научных интересов. В институтские годы Ольга Александровна начала ездить в диалектологические экспедиции, и эти летние поездки «в поле» (сначала в качестве рядовой участницы, а затем и руководителя) на долгие годы, хотя и с перерывами, вплоть до начала 1970-х годов, стали неотъемлемой частью ее биографии. Закончив МИФЛИ, она поступила в аспирантуру филологического факультета МГУ, которую завершила в 1945-м. В 1945-1946 гг. О.А. Князевская работала младшим научным сотрудником в Отделе рукописей Исторического музея. Непродолжительный на первый взгляд эпизод имел весьма большое значение для нее как исследователя. Заведующая ОР ГИМ М.В. Щепкина и одна из старейших сотрудниц Т.Н. Протасьева были живым воплощением связи и преемственности с русской историко-филологической наукой ее «золотого периода» - конца XIX - первых двух десятилетий XX в. Марфа Вячеславна была дочерью выдающегося языковеда и палеографа, профессора Московского университета В.Н. Щепкина. Ольга Александровна, которая на всю жизнь сохранила хорошие отношения со своей начальницей и учителем (все ее ровесники и люди более старшего поколения в один голос называли ее «любимицей Марфы Вя-чеславны»), в научном отношении стала как бы внучкой Вячеслава Николаевича (и этот свой неофициальный статус она вполне подтвердила, выпустив в 1999 г. на высочайшем научном уровне новое издание «Саввиной книги» XI в., одного из древнейших памятников славянской кириллической письменности, без малого за век до этого (в 1903 г.) опубликованного В.Н. Щепкиным).

В 1950 г. О.А. Князевская пришла на кафедру русского языка филологического факультета Московского государственного педагогического института им. В.П. Потемкина (четы-

рехлетний перерыв в работе был связан с рождением и воспитанием сына), где трудилась до 1958 г. В 1952 г. она стала кандидатом филологических наук, защитив диссертацию на тему «К исторической фонетике русского языка в Московской Руси XIV в. (О языке Московского Евангелия 1358 г.)».

В августе 1958 г. Ольга Александровна перешла в Институт русского языка АН СССР, где работала сначала младшим, а затем старшим научным сотрудником в секторе библиографии, источниковедения и издания памятников. Здесь при ее активном участии было подготовлено (в сотрудничестве с В.Г. Демьяновым и М.В. Ляпон) и в 1971 г. опубликовано издание одного из важнейших памятников древнерусской (и славянской вообще) письменности и литературы - пергаменного Успенского сборника рубежа ХП-ХШ вв.

В 1972 г. Ольга Александровна перешла в Институт славяноведения и блаканистики (в Археографическую комиссию), где проработала до выхода на пенсию в 2006 г. Здесь она активно включилась в работу по подготовке и изданию «Сводного каталога славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР» (СК). С приходом О.А. Князевской Комиссия получила штатного лингвиста, совершенно необходимого для работы над монументальным справочником, охватывающим славянские рукописи всех языковых изводов, написанные глаголицей и кириллицей на протяжении Х1-ХГУ вв. Первая половина 1970-х -1980-е годы были отмечены большим числом конференций и совещаний по проблемам составления СК, регулярно проходивших в Москве и Ленинграде, участникам которых несомненно памятны и выступления «громкой дамы» (постоянная ироническая самохарактеристика О.А. Князевской) и беседы с нею в кулуарах. В известном смысле частью работы над СК явилось для Ольги Александровны и участие в подготовке к изданию каталога славянских рукописей Х1-ХГУ вв., хранящихся в Центральном (ныне Российском) архиве древних актов (вышел в свет в 1988 г.).

В принципе, перемена места работы вовсе не требовала от исследовательницы кардинальной смены научного профиля - дел для языковеда-русиста по Сводному каталогу было более чем достаточно, учитывая, что большую часть корпуса славянских рукописей отечественных хранилищ Х1-ХШ вв., вошедших в первый выпуск справочника (М., 1984), составляют именно древнерусские. Однако, работая в Археографической комиссии, Ольга Александровна обращалась к средневековым болгарским рукописям (по одной из версий исследовательницу «совратила в болгаристику» ее старшая соученица по ИФЛИ и многолетняя подруга Е.В. Чешко) и в сравнительно короткий срок стала общепризнанным специалистом в этой области. При ее непосредственном активном участии были изданы и исследованы такие важнейшие памятники болгарского языка и культуры ХГУ в., как Норовская Псалтырь (Т. 1-2; София, 1989 - совместно с И.К. Буниной, В.А. Дыбо, Л.А. Науменко, Е.В. Чешко) и Мазуринская Кормчая (М., 2002 - в соавторстве с Е.В. Беляковой, К. Илиевской, Е.И. Соколовой, И.П. Старостиной и Я.Н. Щаповым). В начале 1980-х годов при ЮНЕСКО был создан Международный центр по изучению источников по истории Балкан и Средиземноморья (СЮАЦ), базировавшийся в Софии, и Ольга Александровна играла заметную роль в работе одного из главных его подразделений - Комиссии рукописей. Это, разумеется, не означало отказа от занятий восточнославянской тематикой - на протяжении 1980-х - начала 2000-х годов О.А. Князевская написала и опубликовала работы, посвященные рукописям, созданным в разных регионах Древней Руси - Галицко-Волынском княжестве, Новгороде и Пскове, Ростове и Ярославле. Последним ее крупным научным трудом (готовившимся совместно со шведскими славистами и до сих пор не вышедим в свет) было описание и издание отрывков пергаменных Прологов XШ-XV вв., составлявших в древности единый территориальный фонд, а ныне разделенных между хранилищами Швеции, Дании и Библиотекой РАН в Петербурге.

Работая в системе Академии наук, Ольга Александровна не оставляла педагогической деятельности, к которой она всегда чувствовала призвание. В течение многих лет она вела курс палеографии (лекции и семинарские занятия) на филологическом факультете МГУ, всегда собиравшем полную аудиторию. На этих занятиях Ольга Александровна щедро делилась со слушателями наблюдениями, сделанными в древлехранилищах, и воспитывала

в них любовь к рукописной книге и работе с источниками. Тяга молодежи к ней и ее тяга к молодежи была взаимной, помимо прочего, студенческое окружение компенсировало в какой-то мере ее тяжелую личную утрату - гибель в начале 1970-х годов единственного сына, талантливого физика.

Нельзя не упомянуть еще одного аспекта общественно-научной деятельности Ольги Александровны. Она была замечательным организатором науки на неформальном уровне. Круг ее научных знакомств был поистине безграничным, а они часто превращались в просто человеческие. Если обратиться к составу персоналий наиболее полного справочника, посвященного палеославистике, болгарской «Кирилло-мефодиевской энциклопедии» (София, 1985-2003. Т. 1-4), то рисуется следующая картина. 60% лиц, которым посвящены в этом справочнике отдельные статьи и которые занимались научной деятельностью во второй половине 1950-х - начале 2000-х годов, являлись друзьями и знакомыми Ольги Александровны, порой очень близкими. К слову, явной несправедливостью является отсутствие здесь статьи о ней самой - по меньшей мере она заслужила это как публикатор Жития Мефодия и Саввиной книги. Всем известно, какую большую роль играет во время научных конференций общение в кулуарах. При проведении в Москве международных научных собраний квартира О.А. Князевской превращалась в своеобразные большие кулуары. Во время таких собраний в доме царила удивительная атмосфера. Присутствующие (независимо от давности знакомства с хозяйкой и между собою) отнюдь не чувствовали себя гостями. Общение носило чрезвычайно непринужденный характер, соединяя в себе черты научного и бытового, и начиналось обычно с кухни. Здесь не в диковинку было увидеть маститого зарубежного профессора, чистящего картошку и одновременно вполне на равных беседующего с аспирантом или даже со старшекурсником филфака МГУ Студенты запросто приходили в этот дом, чтобы воспользоваться богатой библиотекой с недоступными в ином месте изданиями, ученые разных гуманитарных специальностей -за консультациями, и никто не знал отказа. Под этим гостеприимным кровом побывали представители практически всех стран, в которых существовала славистика (о собственно же славянских говорить просто излишне). Что же касается болгарских исследователей всех уровней, бывших столь частыми гостями в Москве в 1970-1980-х годах, то они посещали дом Ольги Александровны, кажется, сразу после поселения в гостинице «Академическая», еще до того как

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»