научная статья по теме ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ МОНГОЛОВЕД Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук

Текст научной статьи на тему «ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ МОНГОЛОВЕД»

ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ МОНГОЛОВЕД

С именем Якова Ивановича Шмидта связано возникновение монголоведения в России в первой половине XIX в. В какой-то мере его работы устарели, однако грамматические и лексикографические труды Шмидта по тибетскому языко-

знанию стали классическими и пользуются спросом у современных тибетологов и специалистов по тибетской медицине.

Родился Я.И. Шмидт (Jcaak Jacob Shmidt) 14 октября 1779 г. в Амстердаме в семье негоцианта Яна Шмидта. Отец работал бухгалтером, позже занялся бизнесом и накопил небольшое состояние. После захвата Нидерландов французскими войсками в 1775 г., Ян лишился всего имущества, семья разорилась. В том же году умерла его жена Анна Ван Дам, оставив шесть сыновей и одну дочь. Юный Яков учился в моравской школе, готовился стать торговцем, изучал бизнес и языки [1].

Получив в 1798 г. приглашение из России, Яков прибыл в моравскую колонию в Сарепте (ныне часть Волгограда) и был назначен помощником торговца. Он принял русское подданство и стал Яковом Ивановичем.

Приблизительно с 1804 по 1806 г. Шмидт был отправлен к калмыкам для изучения языка, истории, обычаев и верований этого народа.

Блестящая карьера Я.И. Шмидта в научных кругах была обусловлена рядом факторов, с одной стороны, благодаря миссии евангелистов в Забайкалье (1818-1841 гг.), с другой - быстрому распространению христианства евангельского толка в России. В те годы библейское общество в Лондоне и разного рода братства развернули широкую просветительскую и религиозную дея-

1132

РАДНАЕВ

тельность в России, в том числе в Забайкалье и Калмыкии. Эти два основных фактора в своей карьере Шмидт старался скрывать, а выгодную женитьбу и связи своего тестя с Н.И. Трескиным он вовсе умалчивал, поэтому эти сведения не попали в его биографию, опубликованную в многочисленных энциклопедиях того времени.

Английский историк монголист Ч. Бауден писал: "Шмидт в начале 1812 г. женился на Марии Вигант (Maria Helena Wiqand). Её отцом был Иоган Вигант (Johann Wiqand (1744-?), немец по национальности, изучал в Галле теологию. И. Ви-ганд стал репетитором в семье одного русского генерала, впоследствии стал служащим в другой семье в Харькове (1767 г.), где под влиянием И.Ф. Паули (J.F. Pauly) вступил в моравское братство. Он был назначен профессором истории МГУ в 1782 г., являлся членом Сарепского дома в Москве от моравской колонии. Был агентом в Санкт-Петербурге в 1793-1800 гг. Среди его учеников оказался Н.И. Трескин, который впоследствии занимал пост гражданского губернатора в Иркутске при И.Б. Пестеле с 1806 г. по 1819 г." [1]. Из этого текста видна прямая связь моравской колонии в Сарепте и личной карьеры Я.И. Шмидта.

Распространение христианства в России сыграло в судьбе Я.И. Шмидта огромную роль. 11 января 1813 г. при учреждении библейского общества в Петербурге он был назначен казначеем общества и состоял в этой должности до 1826 г. Обществу покровительствовал император Александр I и другие весьма влиятельные люди двора. В обязанности казначея входило составление Годовых отчётов и ведение переписи по текущим делам [2]. Тогда Шмидт заявил о себе как о знатоке калмыцкого и монгольского языков. Общество поручило ему перевести христианские книги на калмыцкий и монгольский языки. За два перевода, сделанные в 1827 г., и за научное сочинение "Рассуждение о сродстве системы гностиков с буддизмом" Шмидт получил степень доктора Ро-стокского университета [3].

По сведениям советского тюрколога академика А.Н. Кононова (1906-1986) были и "дополнительные пункты к регламенту Академии (30 января 1830 г.), где определили два места для истории и словесности азиатских народов" [4]. Одно место занял Х.Д. Френ (1782-1851), другое оставалось вакантным. "Выбор пал на востоковеда-автоди-данта... Я.И. Шмидта, избранного членом-корреспондентом Академии наук". За издание текста и немецкого перевода крупной монгольской исторической летописи "Эрдэнийн тобчи" Драгоценный свод Саган-Сэцэна Ордосского (XVII в.) в 1829 г. Петербургская АН избрала Шмидта адъюнкт-академиком по кафедре литературы и древностей Востока. Затем, в 1832 г., последовало его

избрание ординарным академиком. Позднее он издал подлинный текст эпоса "Гэсэр" и его немецкий перевод.

Шмидт, несомненно, был плодовитым учёным. Он стал первым грамматистом и лексикографом в области монгольской и тибетской филологии, оставил много работ по монгольскому источниковедению и эпиграфике, а также по буддологии.

В те годы Шмидт был единственным монголоведом-филологом в России и Европе. Он считал себя монополистом на этом научном поприще, и если кто-то ещё осмеливался написать что-либо по монголоведению, то Шмидт становился яростным противником, считая свои работы единственно верными. А.Н. Кононов писал: "Известные научные заслуги Шмидта не могут заставить нас забыть, что иногда он переоценивал свои силы и возможности, недооценивал русское востоковедение и русских востоковедов, неоправданно превозносил успехи науки на Западе" [4].

Министерство народного образования и Петербургская АН в 1833 г. организовали в Казанском университете первую в России и мире кафедру монгольского языка. Шмидт стал рецензировать работы казанских монголистов О.М. Ковалевского и А.В. Попова, сделавшись одним из зачинателей русского монголоведения. Умер Шмидт 27 августа (8 сентября) 1847 г. в Петербурге.

В историю русского монголоведения Я.И. Шмидт вошёл как составитель "Грамматики монгольского языка" (1831, 1832) и "Монгольско-немецко-российского словаря" (1835). "Грамматика" была издана на немецком языке, а затем вышла в свет в русском переводе. Она состоит из трёх больших глав, послесловия и текстов для упражнений учащихся в чтении.

В первой главе "О письменах и произношении" Я.И. Шмидт изложил основы уйгуро-монгольской письменности, рассмотрел звуковой строй языка. Во второй главе "О частях речи" дано описание морфологии монгольского языка. Касаясь общих вопросов морфологии, Я.И. Шмидт, будучи первооткрывателем грамматических законов, столкнулся с серьёзными трудностями в освещении строя языка. У монголов не было научных работ по морфологии родного языка, и Шмидту пришлось самому решать вопросы частей речи или классов слов. Об этом он писал так: "Автор старался подвести формы монгольского языка под правила общей Грамматики и объяснить оныя приличными примерами" [5]. Он трактовал морфологию монгольского языка, опираясь на основы строя индоевропейских языков и "Грамматики Пор-Рояля", которую тогда считали универсальной для всех языков мира.

Данная Я.И. Шмидтом классификация частей речи в монгольском языке используется до сих пор, так как современные лингвисты не предлага-

ют для монгольской грамматической теории и практики какие-либо другие логически и научно обоснованные версии.

Шмидт был одним из первых лексикографов монгольского языкознания. Для "Монгольско-немецко-российского словаря", имевшего объём из 13 тыс. слов и выражений, составитель взял за основу "Маньчжурско-монгольское зерцало слов", изданное при Цзянь-луне в нескольких томах, и дополнил лексикой других источников. У монгольских и маньчжурских лексикографов идеографические словари составлялись по тематическому принципу, Я.И. Шмидт же расположил лексический материал в алфавитном порядке, что было тогда новизной в монгольской лексикографии, а в приложении дал алфавитные указания немецких и русских слов и выражений.

В 1839 г. Шмидт издал "Грамматику тибетского языка", затем составил и издал "Тибетско-рус-ский словарь" (1843 г.). Лексикографической основой словаря стали три оригинальных тибетских источника: два тибетско-монгольских словаря "Море названий" и "Для удобного понятия правил тибетского языка" и маньчжуро-монгольско-ти-бетско-китайский словарь "Зеркало слов четырёх соединённых языков" [6]. Ныне продолжением традиций первого российского монголоведа

стало издание подготовленного Академией наук Монголии и РАН четырёхтомного монгольско-русского словаря, выпущенного в свет издательством "Academia".

В.Э. РАДНАЕВ, кандидат филологических наук

ЛИТЕРАТУРА

1. Bawden Ch. Samans, lamas anl evanqelist. The Enqlish missionaries in Siberia. L., 1985.

2. Стеллецкий Н. Князь А.Н. Голицын и его церков-но-государственная деятельность. Киев. 1901.

3. Фус Н.Н. Отчёт по I и III отделениям Императорской Академии наук, читанный 31 декабря 1847 г. в публичном собрании // Журнал М-ва нар. прос., 1848, ч. 97, кн. 3 (март). СПб.: 1848.

4. Кононов А Н. Востоковедение // История Академии наук СССР. Т. 2 (1803-1917). М., 1964.

5. Шмидт Я.И. Руководство для изучения монгольского языка // Чтения имп. Академии наук в СПб за 1829 и 1830 годы. СПб., 1831.

6. Тибетско-русский словарь. Сост. Я.И. Шмидт. СПб., 1843.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук»