научная статья по теме «ПЛАН МАРШАЛЛА» ДЛЯ АФГАНИСТАНА: ПАРАДОКСЫ РЕАЛИЗАЦИИ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему ««ПЛАН МАРШАЛЛА» ДЛЯ АФГАНИСТАНА: ПАРАДОКСЫ РЕАЛИЗАЦИИ»

УДК 327.8

«ПЛАН МАРШАЛЛА» ДЛЯ АФГАНИСТАНА: ПАРАДОКСЫ РЕАЛИЗАЦИИ

© 2015 г. В.И Бартенев

Статья поступила в редакцию 30.01.2015.

В 2014 г. официально завершилась самая долгая военная кампания в истории США — афганская. Однако стартовавшая в 2002 г. программа восстановления Афганистана, сравнивавшаяся с послевоенным планом Маршалла и превзошедшая его по объёмам финансирования, будет действовать, по крайней мере, ещё 10 лет. Результаты её далеко не однозначны, что привлекает внимание не только учёных, но и американских контрольно-ревизионных органов. В статье обозначены основные параметры и особенности крупнейшей программы внешней помощи в мировой истории и парадоксы её реализации.

Ключевые слова: Афганистан, «план Маршалла», внешняя помощь, секьюри-тизация развития, постконфликтное восстановление, эффективность помощи, аудит, глобальная война с терроризмом.

В декабре 2014 г. завершилась война в Афганистане - самая долгая военная кампания в истории США, в которой погибли более 2200 американцев. Что же касается финансовых издержек, то Вашингтон уже оставили в Афганистане -на «кладбище империй» - более 700 млрд. долл., из которых более 100 млрд. в виде помощи - военной, экономической и гуманитарной. Это стало абсолютным рекордом за всю «историю измерений» - с момента запуска плана Маршалла и программы «Четвёртого пункта» Г. Трумэна в конце 1940-х годов [5].

На какие цели была потрачена эта превосходящая все мыслимые пределы сумма и каких результатов она позволила добиться? Этот вопрос сегодня волнует многих. Во-первых, американских налогоплательщиков, которые и в хорошие времена достаточно скептически относятся к внешней помощи как таковой, а в эпоху бюджетной экономии воспринимают её, перефразируя известную метафору канадского учёного Р. Дадли, не иначе как ненужный «предмет роскоши», который они не могут себе позволить [19]. Во-вторых, Счётную палату США, службу Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (СГИВА), учреждённую в 2008 г. как раз с целью

обеспечения должного надзора за расходованием казённых средств и обрет-

*

БАРТЕНЕВ Владимир Игоревич - кандидат исторических наук, доцент кафедры международных организаций и мировых политических процессов факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова, директор Центра проблем безопасности и развития при ФМП МГУ. Российская Федерация 119991 Москва, Ленинские горы, д. 1, стр. 52, 2-й Гуманитарный корпус (vladimir.bartenev@fmp.msu.ru).

Статья выполнена в рамках гранта Президента Российской Федерации для ведущих научных школ Российской Федерации (НШ-2427.2014.6).

шую дополнительную значимость после начала «финансового цунами» на Уолл-стрит, а также профильные комитеты Конгресса, регулярно устраивающие слушания по данной теме с участием представителей вышеперечисленных контрольно-ревизионных органов [40; 44]. В-третьих, сообщество девелоп-менталистов по обе стороны Атлантики, представители которого, в первую очередь, с использованием отчётов СГИВА, хотят либо верифицировать теоретические гипотезы, либо извлечь практические уроки из опыта США и понять, каких ошибок следует избегать в будущем при оказании помощи наиболее «проблемным» государствам.

В теоретическом плане статья представляет собой логическое продолжение начатых Центром проблем безопасности и развития при факультете мировой политики МГУ несколько лет назад исследований феномена секьюритизации сферы содействия международному развитию (СМР) [2], понимаемой как «подчинение процесса структурирования, разработки и имплементации политики содействия развитию императивам глобальной и национальной безопасности» [26, р. 1280], в основе которых лежит восприятие отставания в развитии как угрозы [24]. По мнению профессоров Лондонской школы экономики Дж. Линда и Дж. Хауэлла, данный процесс проявляется на трёх различных уровнях: в заявлениях политических лидеров и языке документов международных организаций (макроуровень); в изменениях институциональной структуры, объёмов и направленности потоков помощи (мезоуровень) и на уровне планирования и реализации конкретных программ и проектов (микроуровень) [27]. Рассмотрев в предшествующих работах [1; 3] опыт секьюритизации на примере крупнейшего мирового донора - Соединённых Штатов Америки -на уровне общенациональной программы СМР, мы хотим проверить сделанные на его основе выводы путём изучения крупнейшей по масштабам и значимости для США страновой программы в Афганистане, где степень взаимопроникновения интересов безопасности и развития была наивысшей.

С практической точки зрения, такой анализ представляет ценность потому, что Российской Федерации, вернувшейся в ряды международных доноров, необходимо наращивать потенциал в сфере оказания комплексной внешней помощи странам ближайшего окружения, которые по ряду параметров можно отнести к «нестабильным». Речь, в первую очередь, идёт о государствах Центральной Азии, в которых ситуация будет ухудшаться по мере укрепления талибов в Афганистане после вывода войск международной коалиции и инфильтрации боевиков ИГИЛ. По справедливому замечанию отечественного специалиста Д.Б. Малышевой, «центральноазиатским государствам будет трудно выработать стратегию ответа на внешние вызовы и риски без внешней помощи» [7, с. 123]. В этом плане анализ американского опыта использования внешней помощи в качестве инструмента реализации национальных интересов в Афганистане, который изучен значительно менее полно, нежели военно-политические аспекты афганской кампании [12; 13], может оказаться чрезвычайно полезным.

* * *

США и Афганистан имеют длительную историю взаимодействия в формате «донор - реципиент», корни которой уходят глубоко в эпоху «холодной войны». Первый кредит (на строительство плотины Каяки) был одобрен США для

Кабула ещё в 1949 г., и в последующие 30 лет Афганистан занимал достаточно видное место среди получателей американской помощи. Сначала США в соответствии с доминировавшей тогда теоретической парадигмой «большого толчка» [4, с. 139-140] делали акцент на финансировании крупных инфраструктурных проектов, позже, после смещения фокуса на борьбу с бедностью и развитие человеческого капитала - на предоставление технической помощи, в том числе по линии Корпуса мира. В общей сложности с 1950 по 1979 гг. Афганистан получил от США помощи на 500 млн. долл. [42]. После ввода советских войск в Афганистан в 1979 г. США стали поддерживать афганских моджахедов через Пакистан одновременно по линии ЦРУ (в рамках секретной операции «Циклон») и Агентство международного развития (АМР). Вывод советского контингента из страны, последовавшее вскоре окончание «холодной войны» и распад СССР лишили программу помощи Афганистану главного геостратегического стимула, а с захватом талибами власти в Кабуле помощь стала предоставляться только по каналам гуманитарных организаций, при этом США оставались крупнейшим донором Афганистана.

Ситуация радикально изменилась после терактов 11 сентября 2001 г. Крупные транши гуманитарной помощи Афганистану в размере 325 млн. долл. были предоставлены администрацией Дж. Буша-мл. уже спустя три недели после этих трагических событий и, что важно, до начала военной кампании. На словах помощь направлялась с целью облегчить страдания афганцев от голода, вызванного крупнейшей за 30 лет засухой. Однако на деле присутствовали не только гуманитарные, но и «реалистические» мотивы, и в частности, стремление «погасить» всплеск антиамериканизма в стране накануне начала военной операции.

К 2002 г. в администрации Дж. Буша-мл. созрело чёткое убеждение в том, что внешняя помощь должна стать инструментом в глобальной войне с терроризмом. Выступая в Монтеррее на Международной конференции ООН по финансированию развития и объясняя своё решение удвоить базовые объёмы американской помощи к 2006 г. и повысить её эффективность, Дж. Буш-мл., заявил: «Мы боремся с бедностью потому, что надежда - это наш ответ террору» [35].

Месяц спустя президент США объявил о запуске нового «плана Маршалла» для Афганистана. Сравнение с крупнейшей на тот момент в истории программой внешней помощи было отнюдь не случайным и являло собой классический пример секьюритизации политического дискурса на макроуровне. Подобно тому, как помощь пострадавшим во Второй мировой войне европейским странам в рамках «Плана Маршалла» должна была «спасти» их от коммунизма, помощь в восстановлении Афганистана была призвана спасти США и мир в целом от угрозы терроризма. Выступая в Военном институте штата Вирджиния, Дж. Буш-мл. заявил: «Война с терроризмом будет долгой, и, как верно подметил в своё время Джордж Маршалл, одних военных действий будет недостаточно для того, чтобы сделать мир более безопасным. Мы должны работать и над тем, чтобы сделать его лучше» [36, р. 653]. Эта мысль в привязке к Афганистану нашла воплощение в концепции «слабых/несостоявшихся государств» [8], впервые представленной в Стратегии национальной безопасности 2002 г. В преамбуле к данному документу, в частности, было сказано: «Собы-

тия 11 сентября 2001 г. научили нас тому, что слабые государства, такие как Афганистан, могут представлять настолько же большую угрозу нашим национальным интересам, как и сильные. Нищета не превращает бедных людей в террористов и убийц, однако нищета, слабость государственных институтов и коррупция могут сделать слабые государства уязвимыми для действий террористических сетей и наркокартелей на их территории» [33]. При этом Дж. Буш-мл. начал отстаивать необходимость осуществления в Афганистане «строительства нации», о котором он в ходе предвыборной кампании отзывался крайне скептически. В афганских условиях именно строительство нации должно было помочь в ликвидации террористических сетей. В Белом доме делали акцент на том, что нельзя повторять ошибок прошлого и оставлять Афганистан на произвол судьбы, что в своё время было сделано после окончания «холодной войны» и привело к его превращению в убежище для «Аль-Каиды».

В 2006 г. основной целью оказания помощи Афганистану было провозглашено «построение устойчивого демократического государства, ко

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»