научная статья по теме ПОЛИТИКА СССР В ОТНОШЕНИИ НЕМЦЕВ (1937-1945 ГГ.) История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «ПОЛИТИКА СССР В ОТНОШЕНИИ НЕМЦЕВ (1937-1945 ГГ.)»

© 2012 г. Ф. Л. СИНИЦЫН*

ПОЛИТИКА СССР В ОТНОШЕНИИ НЕМЦЕВ (1937-1945 гг.)

Изучение политики государства в отношении отдельных наций является важным для выявления особенностей социально-политического положения того или иного этноса и его взаимоотношений с властью и обществом. Применительно к периоду 1937-1945 гг. особенно актуальным представляется исследование политики СССР в отношении немецкой нации. Во-первых, Германия в 1930-х гг. была одним из главных потенциальных противников СССР (включая период вынужденного советско-германского «партнерства» 1939-1941 гг.), а в 1941-1945 гг. вела с Советским Союзом войну на уничтожение. Во-вторых, этнические немцы в СССР являлись достаточно многочисленным народом (около 1.5 млн человек, что в конце 1930-х гг. составляло до 0.8% населения страны) и до августа 1941 г. имели свое национально-территориальное образование - АССР Немцев Поволжья (НП), - находившееся на высоком уровне социально-экономического развития.

В историографии рассмотрены проблема формирования «образа врага» в советской политике и пропаганде во время советско-германского противостояния, различные аспекты истории АССР НП, вопросы депортации немецкого народа1, однако этнический аспект советской политики в отношении последнего в исследуемый период изучен недостаточно. Цель данной статьи - показать целостную картину взаимоотношений власти, общества и немецкого этноса в СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны.

Концепция немецкой диаспоры в СССР как «шпионской и диверсионной базы» была сформулирована в Советском Союзе уже в середине 1920-х гг. Советские спецслужбы утвердились во мнении, что «многомиллионное население немецкого происхождения» настроено «националистически и профашистски», является врагом «коммунизма и советского строя» и «почвой для германской разведки». Они предупреждали руководство своей страны, что «особую опасность в случае войны» представляет «фактор компактного проживания немцев в пограничных зонах, крупных промышленных областях и "благотворных" земледельческих районах»2.

После прихода НСДАП к власти в Германии в 1933 г. руководство СССР стало все более склоняться к мысли, что советские немцы - это «пятая колонна», которая обязательно «проявит себя при начале военных действий»3. С 1934 г. в рамках начатой в том же году кампании «по борьбе с фашизмом» развернулось мощное наступление на национальную культуру советских немцев - запрещались и преследовались многие их традиции и обычаи, вплоть до исполнения народных песен4.

Наряду с обвинением в «распространении фашистского влияния и культивировании националистических убеждений» советским немцам приписывались попытки организации диверсионных актов на промышленных предприятиях и железных дорогах5. В 1937 г. практически все руководство АССР НП было репрессировано по сфабрикованному делу о «подпольной националистическо-фашистской организации»6. На Украине власти объявили, что в республике имеет место «вредительство разных наций», намекая на немцев7. В 1936-1937 гг. с целью «очищения» приграничной полосы немецкие и польские хозяйства выселялись из западных районов Украины. В 1938 г. немцы были уволены с предприятий оборонной промышленности и «вычищены» из военных училищ8. В 1937-1939 гг. упразднили подавляющее большинство немецких национальных районов и сельсоветов (наряду с аналогичными национально-территориальными образованиями других этносов). Открыто стали звучать заявления о том, что «все немцы в СССР являются шпионами»9.

* Синицын Федор Леонидович, кандидат исторических наук, соискатель Института российской истории РАН.

После подписания в 1939 г. Пакта о ненападении между СССР и Германией антигерманскую пропаганду прекратили, но антинемецкие акции продолжались. В 1939—

1940 гг. в Германию в «добровольно-принудительном порядке» депортировали часть немецкого населения пограничных территорий, вошедших в состав СССР, в том числе 86 тыс. человек с Западной Украины и 124 тыс. человек из Молдавии10. 23 июня 1940 г. был издан приказ НКВД «О переселении из г. Мурманска и Мурманской области граждан инонациональностей», включая немцев11, в мае 1941 г. упразднен Ванновский немецкий национальный район (Краснодарский край).

В условиях начавшейся 22 июня 1941 г. войны с Германией немецкий этнос в СССР окончательно превратился в «неблагонадежный элемент». Уже в июле руководство Советского Союза приняло негласное решение о депортации советских немцев из Поволжья в Сибирь, Среднюю Азию и на Урал. 28 августа 1941 г. был издан соответствующий указ, в котором говорилось, что среди немецкого населения Поволжья якобы имелись «тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы». Поволжских немцев обвинили в том, что они не сообщали «о наличии такого большого количества диверсантов и шпионов», и, следовательно, якобы скрывали их в своей среде12. Депортацию немцев осуществили в сентябре 1941 г. - марте 1942 г. В сентябре 1941 г. АССР НП была официально упразднена. Тогда же началась демобилизация из РККА военнослужащих немецкой национальности (всего 33 516 человек)13. В сентябре и октябре 1941 г. были приняты решения о выселении этнических немцев из почти 20 других регионов европейской части СССР14.

Всего за годы Великой Отечественной войны насильственным образом переселили 949 829 советских немцев15. Депортированные получили статус «спецпереселенцев» и обязывались строго соблюдать установленный для них режим и подчиняться распоряжениям спецкомендатуры НКВД, не имея права без разрешения отлучаться за пределы района расселения (самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла уголовную ответственность). Находясь на спецпоселении, они подверглись вторичным репрессиям - принудительной мобилизации в трудармию, условия в которой практически не отличались от лагерных. В трудармии оказались переселенцы мужского пола в возрасте от 15 до 55 лет, годные к физическому труду, а также женщины 16-45 лет, кроме беременных и имевших детей в возрасте до 3 лет.

Удар по немецкому этносу нанесла и советская пропаганда, направленная на воспитание «лютой ненависти к врагу»16, которым стали немцы - «захватчики», «разбойники», «насильники», «грабители», «изверги». И.В. Сталин в своей речи 6 ноября

1941 г. выдвинул лозунг «Смерть немецким оккупантам!», призвав «истребить всех немецких оккупантов до единого». С 10 декабря 1941 г. лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» был заменен на «Смерть немецким оккупантам!» на армейских печатных изданиях, а с 20 декабря - на знаменах воинских частей. Характерно, что по отношению к народам стран, воевавших на стороне Германии (финнам, румынам, итальянцам, венграм и др.), такой политики не проводилось. Они рассматривались в качестве «второстепенных оккупантов», к помощи которых гитлеровцы прибегли с целью «разбавить» свою армию17.

Идеология ненависти распространялась средствами литературы и публицистики. В официальных выступлениях редко говорили, что войну против СССР развязала нацистская Германия, предпочитая фразу «На нас напали немцы»18. Советские листовки утверждали: «Немец не человек, а зверь»; «Немцам недолго осталось жить. Красная армия всех их уничтожит, как бешеных собак»19. Некоторые пропагандистские материалы содержали утверждение о поголовной виновности немецкого народа20. Сентенции о том, что «война советского народа против фашистских захватчиков есть, вместе с тем, и война за лучшее будущее немецкого народа, за вновь обретенную честь, за свободную Германию», жестко критиковались как «крупная политическая ошибка»21.

Тем не менее, чтобы не допустить чрезмерного отхода от декларированных в СССР принципов интернационализма, в политике по отношению к немецкой нации совет-

скому руководству приходилось лавировать. В феврале 1942 г., на волне успехов на фронте, Сталин провозгласил, что у РККА «нет и не может быть расовой ненависти к другим народам, в том числе и к немецкому», так как «гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское - остается»22. Однако, в связи с ухудшением военной ситуации, с лета 1942 г. накал «узаконенной ненависти» к немцам как вражеской нации усилился. Пропаганда делала упор на широкое распространение информации о «зверствах немцев над пленными и на оккупированной территории», на воспитание у советских воинов «гнева,... жажды мести и расплаты»23.

Одним из главных апологетов антигерманской политики стал известный писатель и публицист И.Г. Эренбург. Его статья «Убей!», проникнутая высоким духом патриотизма, вместе с тем прозвучала как гимн ненависти к немецкой нации: «Немцы не люди. Отныне слово "немец" для нас самое страшное проклятье. Отныне слово "немец" разряжает ружье... Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы... Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов... Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля». Аналогичные призывы проходят красной нитью через другие публикации этого автора: «Плюнь, убей и снова плюнь!»; «Поклянемся: они не уйдут живыми - ни один, ни один!»; «Скота нет. Навоза тоже нет. Есть только немцы. Ими мы удобрим нашу многострадальную землю»; «Не медли, убей немца!»24. Лозунг «Убей немца!» окончательно стирал различия между «немцами» и «фашистами»25. Это больно ударило по этническим немцам Советского Союза. Клеймо врага и «фашиста» пало на головы депортированных немцев, не имевших ни малейшего отношения к «коричневой чуме». Узник трудармии Р. Дайнес вспоминал, что в 1942 г. на арке ворот их лагеря «появился ошеломляющий лозунг "Убей немца!"... Люди шли через ворота и не хотели верить глазам своим. Пройдя под "убийственным" транспарантом, еще раз оглядывались. Но и с фасадной стороны ворот на ткани цвета запекшейся крови красовались те же уничтожающие слова. На работе только и разговоров было, что об этом лозунге... Недоумевали, возмущались, строили различные предположения и догадки.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»