научная статья по теме «ПОЛОЖЕНИЕ О ДОМАШНИХ НАСТАВНИКАХ И УЧИТЕЛЯХ» КАК ДОКУМЕНТ, РЕГУЛИРУЮЩИЙ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему ««ПОЛОЖЕНИЕ О ДОМАШНИХ НАСТАВНИКАХ И УЧИТЕЛЯХ» КАК ДОКУМЕНТ, РЕГУЛИРУЮЩИЙ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ»

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

«ПОЛОЖЕНИЕ О ДОМАШНИХ НАСТАВНИКАХ И УЧИТЕЛЯХ» КАК ДОКУМЕНТ, РЕГУЛИРУЮЩИЙ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

М.В. Болотина, кандидат исторических наук

Статья посвящена взаимодействию государства и домашнего образования в России первой половины XIX в. и «Положению о домашних наставниках и учителях» как первому документу, регулирующему этот сектор образования в стране.

Ключевые слова: домашние наставники, домашние учителя, чины домашних учителей и наставников, протокол об испытаниях, свидетельство на звание домашнего учителя, наставника.

Официально начало светского домашнего образования в России положено было Манифестом Анны Ио-ановны от 31 декабря 1736 г. предоставившем дворянству льготы - родителям, имеющим многих сыновей, разрешалось оставлять одного дома при себе, назначив сроки для учения и службы. Полагалось «в науках быть от 7 до 20 лет». Обучение дворянских сыновей производилось в домашних условиях приходящими учителями на средства родителей. Дозволялось брать на дом для обучения детей дворянам, имевшим свыше 1000 душ крестьян. Дети отпускались домой с «крепким обязательством» вести обучение как следует.

Через некоторое время осознается необходимость контроля домашнего образования и воспитания. В 1753 г. императрица Елизавета Петровна подписывает указ, в соответствии с которым устанавливался порядок пос-

тупления гувернеров в русские семьи. Каждый иностранец обязан был получать аттестат, позволяющий заниматься ему педагогической деятельностью. Это должно было происходить после сдачи ряда экзаменов в России. Иностранцы, успешно сдавшие экзамены, в том числе по русскому языку, получали аттестаты и допускались к работе.

В действительности этот указ не выполнялся и 5 мая 1757 г. Елизавета Петровна подписала следующий указ «О предварительном испытании в науках иностранцев, желающих определиться в частные дома для обучения детей». Реализация этого указа была возложена на Московский университет, которому вменялось в обязанность подвергать строгому экзамену иностранцев, претендовавших на роль частных учителей.

Эта мера должна была поднять уровень преподавания в негосударственном секторе образования, а также

улучшить работу самого университета по подготовке из числа студентов и гимназистов будущих учителей для различных учебных заведений. Но реально отечественная педагогика еще не существовала, методики подготовки педагогов тоже, поэтому университет и академия наук ограничивались выдачей разрешений иностранным учителям на право преподавания.

Поэтому 19 января 1812 г. было утверждено мнение министра народного просвещения о необходимости требовать от домашних учителей письменных свидетельств от русских училищных начальств об их способностях и знаниях [1].

Вероятно, это пожелание тоже осталось неосуществленным, если в 1831 г., Государь дал знать Комитету министров, что ожидает его мнение по вопросу о домашних наставниках. Комитет ответил, что, по его мнению, вопрос этот разрешен вполне Уставом гимназий 1828 г. Но Государь написал: «В уставе гимназий не довольно определенно даны правила для частных учителей, наставников и гувернанток. Кн. Ливену велеть составить проект такового положения и представить в Комитет Министров» [2, с. 236].

12 июня 1831 г. вышли Дополнительные постановления к уставу 1828 года о лицах, занимающихся содержанием частных учебных заведений и обучением юношества. В этом документе в очередной раз обращалось внимание на уровень иностранных преподавателей: «Относительно иностранцев, имеющих вновь прибывать в Россию для посвящения себя воспитанию юношества, поручить Российским Миссиям

в чужих краях: а) внушать сим людям, чтобы при отправлении в Россию, они снабжали себя нужными документами о своем состоянии, образовании, вероисповедании и поведении, поставляя им на вид, что без таковых сведений они встретят в России затруднение определиться в училища, или в частные дома;

б) разведывать самим о сих людях и сообщать сюда все то, что о них узнают, и

в) неблагонадежным или подозрительным вовсе не выдавать паспортов на отъезд в Россию». От «дядек и мамок» иностранных, занимающихся присмотром за воспитанием детей, никаких свидетельств о познаниях не требовалось, но они должны иметь удостоверения: во-первых, о добром поведении своем, и, во-вторых, от священника их вероисповедания, что они известны ему своим благочестием.

Интересна та часть Дополнительных постановлений, в которой перечисляются лица, на которых запрещение по уставу 1828 г. допускать в учителя или учительницы в частные дома, не имеющих права обучать, не должно быть прилагаемо. Таких людей было три группы: а) Российские подданные, занимающиеся обучением одной грамоте, т. е. чтению и письму по-русски; б) священно- и церковнослужители греко-римского исповедания, обучающие также грамоте и Закону Божию; в) родители или родственники (или другие лица), обучающие детей добровольно, не из платы, по родству, по дружбе, или по знакомству [3, сб. 438-440].

Но принятие этого документа ни ситуации в образовательной среде, ни мнения общества о работе министерства не улучшило. В отчете III отделения

Собственной Его Императорского Величества канцелярии1 за 1932 г. видим: «Действия сего министерства (народного просвещения - автор) к улучшению учебных наших заведений ничтожны; общая молва о министре самая невыгодная, и единогласно отзываются, что доколе он будет управлять сею час-тию, дотоле ничего доброго по части просвещения у нас ожидать не можно» [4, с. 94, 106-107].

Поэтому последовавшее в марте 1833 г. назначение министром тайного советника С.С. Уварова было воспринято обществом с одобрением. С его назначением в министерстве появилась деятельность, которой практически не было несколько лет. Одним из результатов деятельности министерства было принятие 1 июля 1834 г. «Положения о домашних наставниках и учителях» [3, сб. 784-793].

Предполагалось, что оно позволит связать домашнее воспитание и обучение с государственным, поставить этот сектор образования под контроль государства.

Этим положением ввели особые звания домашних наставников, учителей и учительниц. Документ регламентировал означенные звания, процедуру прохождения испытаний для получения званий, определения на работу в дома и смену мест работы. С момента официального введения «Положения» заниматься воспитание и обучением детей на дому могли уже не все жела-

1 III отделение Собственной Его Импера-

торского Величества канцелярии было создано

3 (15) июля 1826 г. с целью сыска и следствия по политическим делам, осуществления цензуры, борьбы со старообрядчеством и сектантством.

ющие, а только лица, отвечающие условиям, выдвинутым государством и сформулированным в этом документе.

Домашними наставниками, учителями и учительницами могли быть люди всякого свободного состояния, христианского вероисповедания, подданные Российского государства. (Иностранцы, не являющиеся подданными государства и не желающие ими становиться, могли быть домашними учителями и наставниками, но не могли пользоваться преимуществами и выгодами, предоставляемыми этим Положением.) Надзиратели и надзирательницы, которые занимались только присмотром за детьми, должны были предоставить родителям удостоверение о хорошем поведении, свидетельств о познаниях от них не требовалось.

Для получения звания домашнего наставника условия были более жесткие и разнообразные. Во-первых, образовательный уровень претендентов на это звание должен был быть достаточно высоким. Требовалось либо окончить полный курс высших учебных заведений и выдержать с успехом выпускные испытания, либо быть удостоенным ученой степенью в Духовных Академиях (если после увольнения из Духовного ведомства желали посвятить себя воспитанию детей в частных домах). Но этого еще было недостаточно, требовалось доказать на установленном для этого испытании, что претенденты имеют не только общие, но и подробные и основательные сведения по тем предметам, которые они намерены преподавать. Для вышедших в отставку учителей гимназий было сделано исключение: после трех лет преподавания

они имели право быть домашними учителями и получить установленное свидетельство без испытаний.

Второе требование было к уровню нравственности. К испытанию на звание домашнего учителя претенденты допускались после предъявления не только метрических свидетельств, но и одобрительных отзывов о поведении и нравственных качествах от тех заведений, в которых они воспитывались или от начальства мест их проживания. Лица, отставленные за дурное поведение, а также состоящие под судом или неоправданные по суду, не допускались к испытаниям вообще. Лица податных состояний должны были предоставить увольнительный вид от общества. Иностранцы, прибывшие из-за границы, должны были предоставлять одобрительные свидетельства от наших миссий в тех государствах, откуда они прибыли.

Третьим условием было педагогическое мастерство. Для его выявления в университетах, лицеях или гимназиях проводились испытания. Испытания заключались в том, что претенденты на звание домашнего наставника в присутствии комитета отвечали устно на вопросы по тому предмету, которому намерены были обучать. Кроме этого требовалось написать краткое рассуждение на русском или одном из новейших иностранных языков. И для этой же комиссии прочитывалась пробная лекция.

Протокол об испытаниях, подписанный всеми членами заседания комитета, с приложенными к нему остальными документами отправлялись на рассмотрение попечителю учебного

округа. Если претензий по испытаниям и бумагам не имелось, канцелярия попечителя выдавала свидетельство на звание домашнего учителя. Для отслеживания численности домашних наставников и учителей обо всех выданных свидетельствах попечители учебных округов должны были сообщать министру народного просвещения.

С этой же целью, т.е. для отслеживания общей численности педагогов негосударственного образования в губерниях и их перемещениях, при поступлении в частные дома для воспитания детей свидетельства предъявлялись директору гимназии и уездному предводителю дворянства. Они делали на нем отметку о времени

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»