научная статья по теме ПОВЕСТЬ О ШТИЛЬФРИДЕ (НЕИЗВЕСТНЫЙ РУССКИЙ ПЕРЕВОД КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКА) Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «ПОВЕСТЬ О ШТИЛЬФРИДЕ (НЕИЗВЕСТНЫЙ РУССКИЙ ПЕРЕВОД КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКА)»

Славяноведение, № 4

© 2004 г. Б.Н. МОРОЗОВ

ПОВЕСТЬ О ШТИЛЬФРИДЕ

(неизвестный русский перевод конца XVI - начала XVII века)

В Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в собрании Оболенского (Ф. 201) под № 105 хранится рукопись, содержащая текст русского перевода "Повести о Штильфриде"1. Как известно, эта чешская средневековая рыцарская повесть составляла первую часть довольно популярной в русской литературе конца XVII - начала XIX в. "Повести о Брунцвике" - сыне Штильфрида. Но существование перевода данного текста до настоящего времени специально не отмечалось [1. С. 85-116; 2. С. 89-92; 3. С. 88-892].

Уникальность данного списка перевода может быть обусловлена несколькими причинами. В чешской традиции этот диптих объединялся общей национальной легендой о происхождении государственного герба (Штильфрид добывает для него фигуру орла, а Брунцвик - льва), но по содержанию обе повести весьма разнятся. Основную часть "Повести о Штильфриде" занимает неторопливо-педантичное описание рыцарского турнира, на котором герой побеждает 12 противников. В занимательном сюжете "Повести о Брунцвике" русского читателя привлекали сказочные мотивы, знакомые ему по другим произведениям (муж на свадьбе своей жены, мечь-кладенец, борьба со змием и т.д.). Собственно перевод "Повести о Брунцвике" известен лишь в двух списках XVII в. (середины и конца этого столетия), более или менее близких к протографу, а остальные списки XVIII - начала XIX в. отражают его сложную литературную историю - разнообразные дополнения и переработки сюжета, вплоть до полного переосмысления в недавно найденном вычегодском сборнике [4. С. 544-550]. Особенностью же текста архивной рукописи "Повести о Штильфриде" является его вероятная близость к самому переводу. Палеографическое изучение рукописи из собрания Оболенского позволяет отметить необычные черты, дающие возможность сделать предположения о времени и месте ее написания.

Морозов Борис Николаевич - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Археографической комиссии РАН.

1 Рукопись исследовалась в ходе подготовки Каталога рукописных книг XVI в., хранящихся в РГАДА.

2 Л.А. Дубровина, работая над описанием списков Казанской истории, упомянула рукопись Повести, хранящуюся в архивной папке вместе с одним из них. В ее описании приведена позднейшая запись заголовка (неполностью), отражающая содержание обоих повестей; рукопись датирована 70-ми годами XVI в.

Рукопись в 4°, на 72 листах без переплета (возможно, первоначально была переплетена) состоит из 10 сшитых ненумерованных тетрадей (конец - 2 листа с текстом утрачены) и в настоящее время хранится среди отрывков разнородных рукописей (№ 105. Л. 15-86), очевидно, никак не связанных между собой по происхождению, собранных по формату в картонной папке в середине XIX в. их владельцем князем М.А. Оболенским - директором Московского главного архива МИД, собирателем рукописей и издателем исторических памятников.

С первого взгляда рукопись с "Повестью о Штильфриде" производит странное впечатление - текст написан мелким полууставом и занимает лишь часть листа (иногда всего несколько строк), другая часть которого (чаще всего большая) и оборот (почти всегда) остаются чистыми. Объяснение этой осо-бености может быть только одно - перед нами заготовка для лицевой рукописи, по какам-то причинам оставшейся неиллюстрированной. Причем часть оставшихся пустых мест (особенно в первой половине рукописи) заполнялась скорописными текстами ее последующим владельцем, создавшим, таким образом, сборник церковно-литературного и исторического содержания. Среди статей данного сборника помещен краткий летописец (Л. 47-48 об.), охватывающий в основном события Смуты, со смерти Ивана Грозного в 1584 г. по воцарение Михаила Романова в 1613 г. В конце этого летописца тем же почерком, но, очевидно, по прошествии определенного времени добавлены известия о событиях 1647-1648 гг. Последняя дата является верхней хронологической границей и для всех вторичных скорописных текстов данного лица. Размашистой скорописью иного типа (но, вероятно, также около середины XVII в.) написан заголовок текста (Л. 15), отражающий содержание и "Повести о Штильфриде", и "Повести о Брунцвике": "Повесть пречюдна и душе полезна о похожении Штылфридове и о битве Брунцвика сына Штылфридова, како бился злым змеем з драком с василиском и како левъ ему работа до смерти своей". Однако никаких иных указаний на возможное продолжение текста в рукописи нет. Имеющиеся другие записи XVIII - начала XIX в. типа проб пера дают мало информации о ее дальнейшем бытовании.

Относительно точную датировку могут дать филиграни бумаги рукописи. Они разделяются на два вида. Первый - кисти винограда среднего размера, без литер (или с деформированными литерами у черенка) - точных аналогий не найдено, наиболее ранние сходные типы бытовали во Франции в последней трети XVI в. [5. № 13073 (1565 г.), № 13074 (1587-1590 гг.)], а в русских рукописях встречаются и в первой трети XVII в.: [6. № 3-7 (1625-1633 гг.)]. Второй же вид филиграни идентифицируется достаточно точно - гербовый щит под короной с большой литерой N и надписью под щитом в картуше: Jean Nivelle. Данная филигрань точно совпадает с воспроизведенным в альбоме Брике [5] № 8423, датируемом 1578-1605 гг.

Еще Н.П. Лихачев установил, что высококачественная бумага этой и других французских мельниц, на которой писали члены королевской семьи и французские вельможи, использовалась и Московским царским двором, в основном для создания Лицевого летописного свода Ивана Грозного [7. С. CLXIX-CLXXXI]. Т.В. Дианова обнаружила эту бумагу и в печатных изданиях Ониси-ма Радишевского начала XVII в., работавшего тогда непосредственно в "царском дому" [8. С. 33-34]. В приведенных ею таблицах имеются точные аналогии филиграни с литерой N из рассматриваемой рукописи (ср. рис. III, № 52), а также различные типы винограда. Исследовательница сделала вывод о том,

Рис. 1. Повесть о Штильфриде. Большая часть листа оставлена чистой для иллюстрации поединка Штильфрида с князем Жибридом (РГАДА. Ф. 201. < 105. Л. 66).

что наряду с использованием остатков старых партий бумаги, предназначавшихся для Лицевого свода, для царского двора продолжали в конце XVI - начале XVII в. закупать новые партии дорогой французской бумаги. Это позволяет предположить, что заготовка для лицевой "Повести о Штильфриде" могла быть осуществлена в Московском Кремле.

Определенные вопросы и соображения вызывает и почерк, и оформление данной неоконченной рукописи. В целом она выглядит совсем непарадно - почерк не похож на каллиграфическое полууставное письмо (в том числе мелкое) дорогих заказных рукописей этого времени. Имеющиеся киноварные

Рис. 2. Повесть о Штильфриде. Начало текста с вписанным позднее заголовком (РГАДА. Ф. 201. < 105. Л. 15).

инициалы, которыми открывается текст на каждом листе, лишь изредка орнаментированы небольшими отростками. Между тем почерк нельзя назвать непрофессиональным. Его некая характерная "приглушенность" (хотя иногда писец показывает свое владение лигатурным письмом) позволила после сравнительного анализа сделать вывод, что подобным типом полуустава писали певческие богослужебные рукописи, в которых текст был подчинен крюко-

з

вой нотации . Использование певчих - клирошан в качестве писцов не только

3 Данное предположение было поддержано А.А.Туриловым.

богослужебных рукописей в последнее время неоднократно отмечалось исследователями [9. С. 118-119; 10. С. 72-75, 172-186; 11. С. 65; 12. Р. 475-494]. В Московском Кремле находилась большая группа представителей данной профессии - государевы певчие дьяки. Их творческая деятельность по созданию новых распевов особенно активно развивалась в конце XVI - начале XVII в. (в том числе во времена Смуты), о чем свидетельствует сохранившаяся часть их библиотеки-архива этого периода [13. С. 287-290; 14. С. 80-90]. Палеографическое сравнение данной рукописи с почерками и бумагой этого архива безусловно перспективное направление в ее исследовании4.

Чем же было вызвано привлечение подобного писца-клирошанина к созданию этой необычной для древнерусской книжной традиции лицевой светской рукописи - переводу рыцарской повести? Возможно, это был срочный официальный заказ. Привезенную чешскую книгу (возможно, одно из известных, но несохранившихся изданий повестей о Штильфриде и Брунцвике - Оломоуц-кое издание Гюнтера 1565 г. или издание Мелана Гриха 1586 г.) могли спешно переводить по царскому повелению и сразу решили, что подобный текст будет наиболее доступен с иллюстрациями (были ли иллюстрации в чешском оригинале нам неизвестно, но об этом говорит само построение переводимого текста). Для спешного создания небольшой рукописи (существовала ли ее вторая часть с "Повестью о Брунцвике" по состоянию данного экземпляра сказать определенно нельзя) использовали писца-книжника, который всегда при дворе - государева певчего дьяка. Можно предположить и обратное - данный список был сделан придворным певчим дьяком (для себя или по заказу) с доступного ему оригинала перевода. Этим можно объяснить непарадность рукописи и ошибки при быстром копировании необычного текста.

Если ограничить время создания данного перевода самым концом XVI-началом XVII в. (вероятнее, до начала Смуты), то адресат подобной книжки с занимательными картинками (аналогии потешных книг конца XVII в., изготовлявшихся для царевичей Ивана и Петра Алексеевичей) в это время в Московском Кремле мог быть один - царевич Федор Борисович Годунов. Стремление царя Бориса познакомить сына с европейской культурой известно. Оно соответствовало его общей политике сближения с Западом: приглашение иностранных специалистов, попытки наладить обучение иностранным языкам, даже осуществить проект открытия университета.

В целом находка рукописи "Повести о Штильфриде" подтверждает высказывавшиеся предположения о раннем времени знакомства русских читателей с подобными рыцарскими повестями, хотя их списки получили распространение лишь в конце XVII - начале XVIII в. Многое в истории происхождения данного памятника письменност

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»