научная статья по теме РАФАИЛ ШОЛОМОВИЧ ГАНЕЛИН: ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ИСТОРИКА История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «РАФАИЛ ШОЛОМОВИЧ ГАНЕЛИН: ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ИСТОРИКА»

Рафаил Шоломович Ганелин: творческий путь историка

Александр Пученков

12 октября 2014 г. в Санкт-Петербурге скончался выдающийся историк, член-корреспондент Российской Академии наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, профессор кафедры источниковедения истории России Института истории СПбГУ, кавалер ордена Дружбы Рафаил Шоломович Ганелин.

Он умер, не дожив 4 дня до своего 88-летия. Говорить о Рафаиле Шоломови-че в прошедшем времени - попросту невозможно. В последние 30-40 лет своей жизни Ганелин был не просто знаменитым учёным, автором около 400 работ, многие из которых стали классическими, но и живой легендой профессионального клуба петербургских историков, его признанным лидером и основным генератором идей. К нему относились с особым почтением, и вовсе не в силу его академического «генеральства», как он выражался, подразумевая статус члена-корреспондента РАН, а ценя приобретённый им нравственный авторитет среди коллег, видевших в нём своеобразное олицетворение совести в науке. Многочисленные собеседники, ученики и друзья запомнят его добрую, слегка лукавую улыбку, юношеский задор, невероятный интерес ко всему, связанному с профессией и её внутренними проблемами, удивительную работоспособность (до последнего дня жизни учёный писал свои, как он говорил, «писульки», с ближайшей оказией передавая рукописи для перепечатки в машинописное бюро института), подвижническую, почти 60-летнюю службу в Санкт-Петербургском институте истории РАН, который он до последих дней по привычке называл ЛОИИ.

Рафаил Шоломович отличался исключительной доброжелательностью. Как отметил профессор Ю.Г. Алексеев, «Ганелин был человек, который любил и умел помогать людям»1. Десятки, если не сотни кандидатов и докторов наук могут назвать себя его учениками: даже не являясь их номинальным «научным руководителем», он оказывал им всевозможную поддержку на всех стадиях подготовки диссертации (называя это «родовспоможениями»), а на банкете после защиты неизменно поднимал дружеский тост, желая защитившемуся поскорее «обвакаться». Ещё большее число историков должны быть благодарны ему за простое человеческое участие, помощь и мудрый житейский совет. «География» знакомств и деловых контактов Ганелина была чрезвычайно обширна. Сложно назвать известного московского или петербургского историка, который не был бы лично знаком с Рафаилом Шоломовичем. Среди его друзей были такие историки, как Б.В. Ананьич, П.В. Волобуев, В.А. Емец, К.Н. Тарнов-ский, А.А. Фурсенко. В течение долгих лет он общался, сотрудничал и дружил с Л. Хаймсоном, У. Розенбергом, А. Рабиновичем и многими другими западными

© 2015 г. А.С. Пученков

1 Интервью с заслуженным деятелем науки РФ, профессором СПбГУ Ю.Г Алексеевым. 15 октября 2014 г. Санкт-Петербург. Архив автора.

русистами2. Его широкой известностью за рубежом в значительной степени объясняются и прочные международные связи Санкт-Петербургского института истории РАН. Хорошо известны ему были и исследователи из различных регионов России. Не случайно до самой смерти Ганелин не раз становился третейским судьёй в различных научных или околонаучных спорах - его авторитет, харизма и знания позволяли с успехом осуществлять эту миссию.

Будучи человеком непростым, заслуженно добившимся высоких отличий, Ганелин всегда оставался принципиален, порой до упрямства. Несмотря на всеобщее признание в научных кругах, действительным членом РАН он так и не стал. Да и в «начальство», по его собственному выражению, никогда «не лез», не имея каких-либо административных амбиций (стать руководителем института, деканом и т.д.). Единственное его, как он говорил, пребывание «у власти» сводилось к краткосрочному заведыванию группой истории СССР периода капитализма Ленинградского отделения Института истории АН СССР в 1973-1977 гг. Но даже этот пост Ганелин согласился занять лишь по личной просьбе тогдашнего заведующего ЛОИИ Н.Е. Носова и своего близкого друга П.В. Волобуева, в 1970-1974 гг. возглавлявшего Институт истории АН СССР3. При этом он всегда оставался беспредельно предан служению науке, которое приобретало у него, человека в общем-то атеистического склада ума, почти религиозный характер. Всех, знавших его, поражала его неистовая, буквально юношеская влюблённость в профессию. Священна для него была и петербургская историческая школа (сам он называл её просто «традицией»), олицетворением которой его считали все, кому довелось с ним познакомиться. По словам профессора Ю.Г. Алексеева, Рафаил Шоломович «был одним из лучших представителей петербургской академической традиции, ярчайшим продолжателем той школы, основателями и олицетворением которой был не только его учитель Борис Александрович Романов, очень многое давший своему ученику, но и предшественники Романова - Сергей Фёдорович Платонов, Александр Евгеньевич Пресняков, а прежде ещё Константин Николаевич Бестужев- Рюмин»4.

Знакомясь с молодыми исследователями, Р.Ш. Ганелин сообщал им своё кредо: чтобы стать Историком, специалист прежде всего обязан «соблюдать себя» - не писать и не подписывать халтурные или конъюнктурные работы, не опирающиеся на анализ источников. «В изучении истории, - напоминал он, - главное - источник, который требует внимания и уважения к нему: надо не просто читать источник, но и изучать его, источника, историю: кто писал те или иные воспоминания, докладную записку..., зачем писал, какую цель преследовал автор этого документа при его написании, в каких конкретных исторических условиях он его создавал, на чьё имя адресован этот документ, и каков был характер начальника того чиновника, который создавал эту докладную»5.

2 Об американской русистике: интервью с Р.Ш. Ганелиным // Крымская А.С. Становление и развитие института американских стажёров в Санкт-Петербурге: К 55-летию Соглашения об обменах между СССР и США в области культуры, техники и образования. СПб., 2014. С. 126131. См. также: Ганелин Р.Ш. Зарубежная русистика и советология в идеологической политике СССР // Россика и русистика новейшего времени: Материалы международной конференции памяти А.А. Фурсенко (1927-2008). 4-5 июля 2009 г. СПб., 2010. С. 31-37.

3 Ганелин Р.Ш. Группа истории СССР периода капитализма ЛОИИ (30 лет назад) // Страницы истории: Сборник научных статей, посвящённых 65-летию со дня рождения профессора Григория Алексеевича Тишкина / Отв. ред. Р.Ш. Ганелин, сост. А.С. Крымская. СПб., 2008. С. 298.

4 Интервью с заслуженным деятелем науки РФ, профессором СПбГУ Ю.Г. Алексеевым...

5 Интервью с Р.Ш. Ганелиным. 25 сентября 2014 г. Архив автора.

Полагая, что учёному следует не просто верить в необходимость своей профессии для общества и власти, но и добиваться права быть ими услышанным, Рафаил Шоломович активнейшим образом выступал в импонировавшей ему роли правозащитника и яростного оппонента осуществляющейся «бездумной», по его мнению, реформы РАН. «Даже Сталин, - говорил он за три дня до смерти, - бережнее, чем нынешние власти, относился к науке, понимая, что "калькулятор" и творчество - разные вещи». В одном из своих последних выступлений на заседании Учёного совета Санкт-Петербургского института истории РАН Ганелин заявил: «Полагаю, что в деле обеспечения интеллектуального научно-технического прогресса во всех областях государственной и хозяйственной жизни руководство страны должно видеть свой национальный долг в опоре на РАН, не надеясь изобрести двигатель, рассчитанный на энергию конторско-бухгалтерского руководства и реформаторства. Управляемая наука - это жареный лёд»6. Огосударствление он считал не только вредным для науки, но и невыгодным для власти: «Жёсткая регламентация науки -гибель для неё. Плохо, когда учёным платят маленькую зарплату и вынуждают их больше думать о заработке, а не о науке. Но ещё хуже, когда над учёным ещё и висит погонялово, что его могут выгнать, не провести по конкурсу, что обязан в своей работе строго следовать предписанным планам. Это полная катастрофа для исследователя: только свободно мыслящий человек способен вершить науку. Понятно, что современных молодых чиновников-менеджеров научная вольница сильно раздражает: они мыслят бухгалтерскими категориями, академический подход им незнаком и непонятен... Академические институты и их исследования нужны, чтобы представления о мире и его социальной и экономической природе стали достоянием не только общества, но и элементом государственного управления. Их огосударствление нанесёт удар по государственной политической работе. Государственная политика должна опираться на науку»7. Коллег неизменно поражало в Ганелине не только удивительное знание им «кухни», как он выражался, профессионального мира историков, но и умение увязывать повороты и изменения историографических оценок с событиями текущей политики. Человек своего поколения, работу по реконструкции того или иного явления и факта он начинал именно с попытки перекинуть мостик от, казалось бы, частной научной дискуссии, к «башням священного Кремля».

Испытывая в последние годы ограничения в передвижении (сам он любил над собою подшучивать: «я теперь уже не ходок»), Рафаил Шоломович продолжал активно общаться с коллегами, испытывая своеобразный «голод на новых людей». В его доме на Гражданском проспекте были искренне рады гостям. Га-нелина всегда отличало искреннее, не наигранное внимание к собеседнику, желание услышать его и обязательно ему помочь. К тому же он был потрясающий рассказчик, щедро делившийся историями из своей жизни - всегда весёлыми, остроумными и поучительными. «Я просто люблю поговорить», - несколько извиняясь, сообщал он, начиная очередной рассказ. Вспоминая тот или иной случай, Ганелин мастерски «проигрывал» его, изображая в лицах участников

6 Доклад Р.Ш. Ганелина «РАН и государственная власть». Февраль 2014 r. (URL:http://www. spbiiran.nw.ru/wp-content/uploads/2014/ОЗ/ганелин. pdf).

7 Ганелин Р. Власть себя трезво не оценивает // Новая газета (Санкт-Петербург). 2013. 22 июля.

данного события, делая смысловые или театральные паузы8. «Одно из самых примечательных качеств Рафаила Шоломовича, - писал академик А.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»