научная статья по теме «РЕФОРМАТОР» РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ Философия

Текст научной статьи на тему ««РЕФОРМАТОР» РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ»

мерным, а все остальное есть "псевдопроблематика", которой втуне занимаются, забыв прочитать директивное указание, запоздало опубликованное в журнале "Коммунист" аж в 2001 г. (!), под которым смело подписывается наш автор: «Можно сказать "русская философия", можно сказать "веховство", можно - "православное резонерство". Разницы не будет никакой» (см. с. 73 наст. изд.).

«Реформатор» русской философии

М.А. МАСЛИН

Расширение предметного поля историографии русской философии, введение в сферу ее внимания неизвестных или забытых персоналий, к сожалению, имеет свою оборотную сторону. Порой вместо "собирания в единство" многообразия разных проявлений интегральной отечественной философской культуры разных эпох можно наблюдать ее насильственное "приведение к общему научному знаменателю", хотя философия может быть понята в разные эпохи по-разному, не только как наука, но и как мудрость или как искусство. В этих случаях одни фрагменты целого русской философии объявляются ее главными достижениями, противопоставляются другим, оцениваемым в качестве второсортной, чуть ли не бессодержательной периферии. Это рецидивы партийности, противоречащие современному взгляду на русскую мысль (см.: Маслин М.А. Русская философия как диалог мировоззрений. Вопросы философии. 2013. № 1). Еще хуже, если на основе поверхностной презентации локальных, выборочных фрагментов строятся попытки создания "альтернативных моделей интерпретации развития философии в России" (что на локальном временном материале, по определению, невозможно). Именно таков основной замысел статьи С.Н. Корсакова, основанной на представлении малоизученной и полузабытой философии советского марксизма 20-х гг. Здесь высылка 1922 г. оценивается как плодотворный и плодоносный стимул для развития профессиональной "научной философии" вместо философии "ненаучной" религиозной. Автор пишет: "Высылка 1922 г. имела исключительно положительные последствия для развития философии внутри России. Результатом высылки 1922 г. стало (впервые в истории страны) свободное развитие профессиональной философии». И далее: «Критерием отбора для высылки была политическая активность" (см. с. 74 наст. изд.). Оба высказывания ложны, не соответствуют действительности. Никакой политической, антисоветской деятельности высланные в 1922 г. философы не вели, на допросах, предшествовавших неправосудной высылке, они высказывались лояльно по отношению к новой власти (за исключением приговоренного к смертной казни И.А. Ильина). Так, Н.О. Лосский подчеркивал: "Власть РСФСР я считаю подлинною государственною русскою властью и, предпочитая государственный порядок анархии, считаю долгом быть лояльным гражданином, исполняющим все декреты Советской власти". Уже само название подготовленного Центральным Архивом ФСБ сборника "Высылка вместо расстрела" указывает на трагизм этого репрессивного акта, ибо репрессированные, утверждают составители сборника, "не желали покидать родину, не видели своего будущего вне России". Автор статьи, видимо, не в курсе, что высылке подлежали не только религиозные философы (так, буквально, он понимает собирательный образ "философского парохода"), но и ученые-естественники, врачи и сторонники "научной философии" (например, неокантианец И.И. Лапшин). Что же касается "научной филосо-

© Маслин М.А. 2015 г.

фии", то ее представители были давно и широко представлены среди членов Московского Психологического Общества при Императорском Московском университете, учрежденного еще в 1885 г. (оно просуществовало как раз до 1922 г.). Ложью является то, что лишь советская власть породила в России профессиональную философию. Среди членов-учредителей Общества был «цвет» университетской науки того времени: профессор антропологии Д.Н. Анучин, профессора зоологии А.П. Богданов и С.А. Усов, профессор математики Н.В. Бугаев (один из основателей Московской философско-математической школы), профессор философии права Н.А. Зверев, профессор истории права М.М. Ковалевский, профессор психиатрии А.Я. Кожевников, профессор уголовного права Г.Е. Колоколов, профессор судебной медицины В.А. Легонин, профессора сравнительного языкознания В.Ф. Миллер и Ф.Ф. Фортунатов, профессор римского права С.А. Муромцев, профессор истории всеобщей литературы Н.И. Стороженко, профессор политэкономии и статистики

A.И. Чупров, профессор физиологии Ф.П. Шереметевский. Среди иностранных членов были Т. Масарик, В. Виндельбанд, В. Вундт, Г. Гельмгольц, Г. Гефдинг, У. Джемс, Х. Зиг-варт, Т. Рибо, Ш. Рише, Г. Спенсер, Э. Целлер и др. А предшественник "Вопросов философии" журнал "Вопросы философии и психологии", выпускавшийся Обществом, был одним из самых тиражных в Европе. Философское общество могло быть основано еще раньше, в 1879 г., но попытка не состоялась (ее инициаторами в Петербурге выступили

B.С. Соловьев, Н.Н. Страхов, Э.Л. Радлов, М.И. Каринский и др.).

Характерно, что пропагандная популяризация советской философии 20-х гг. предпринята в статье чисто назывным способом, в результате простого перечисления имен советских марксистов, которые "берутся под защиту" даже в тех случаях, когда они допускали "людоедские" высказывания против религиозной философии. Автор недоумевает: "А как же иначе о ней говорить?" Ненависть к "ненаучной" философии основана на собственном убеждении автора, что "Всякая философия представляет собой единство мировоззрения, идеологии, с одной стороны, и рационального, научного, понятийного мышления, с другой" (см. с. 71 наст. изд.). Отсюда понятно, почему в статье никак не упоминаются имена тех немарксистских мыслителей 20-х гг., которые пользуются огромной известностью за рубежом. Это, прежде всего, М.М. Бахтин, философы "круга Бахтина", Невельской школы, а также теоретики отечественного левого авангарда. Сюда можно добавить таких оригинальных мыслителей немарксистского толка как В.П. Зубов, П.С. Попов, А.С. Ах-манов, А.Г. Габричевский, Н.И. Жинкин, П.С. Коган, А.А. Сидоров. А.Ф. Лосев вообще никак не упоминается в статье (очевидно как "ненаучный"). Упомянут лишь Г.Г. Шпет как "единственный" представитель "научной философии". Статья изобилует уничижительными русофобскими оценками в адрес русской культуры вообще, например: "Фигуры, подобные Ф.М. Достоевскому и Л.Н. Толстому, могут приобрести некое философское значение в тех культурах, где философия как таковая ещё не сформировалась, пребывает во младенчестве" (там же); или: «В действительности, вся "особость" России состояла в её отсталости» (там же, с. 72). Автор не понимает оттенков различия между понятиями "философия", "философско-богословская мысль", "философская мысль"; "история философии", "история идей" и "интеллектуальная история". Формальных ошибок в статье столько, что на экзамене по истории русской философии автор статьи вряд ли получил бы положительную оценку. Общий вывод: в роли реформатора истории русской философии он явно не состоялся.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Философия»