научная статья по теме РОЛЬ ДИНАСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РОССИИ И ЧЕРНОГОРИИ В ВЫСТРАИВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА НА РУБЕЖЕ XIX-ХХ ВЕКОВ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «РОЛЬ ДИНАСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РОССИИ И ЧЕРНОГОРИИ В ВЫСТРАИВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА НА РУБЕЖЕ XIX-ХХ ВЕКОВ»

Славяноведение, № 1

© 2015 г. В.Б. ХЛЕБНИКОВА

РОЛЬ ДИНАСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РОССИИ И ЧЕРНОГОРИИ В ВЫСТРАИВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ

В статье речь идет о роли династических связей монархов России и Черногории в выстраивании политических контактов двух государств в конце XIX - начале ХХ в. Черногорская монархия извлекла максимальную пользу их этих родственных уз. Император Николай II проявлял неизменные великодушие и щедрость в отношении своего балканского союзника. Но нельзя утверждать, что надежды российского правительства на благодарность и солидарность полностью оправдались.

This article deals with the role of dynastic ties between the monarchs of Russia and Montenegro in building-up political contacts between the two nations in late nineteenth -early twentieth centuries. The rulers of Montenegro obtained significant benefits from these bonds Emperor Nikolas II remained invariably generous to his Balkan ally. By the same token, one cannot state that the Russian government's hopes for reciprocal gratitude and solidarity came true.

Ключевые слова: Романовы, Петровичи-Негоши, династические связи, политическое сотрудничество.

Династические узы связали Россию и Черногорию гораздо позже, чем сложилось их государственное, военное и дипломатическое партнерство. Возникновение первых политических контактов традиционно относят к 1711 г., когда Петр I отправил югославянам Османской империи грамоту с призывом к совместной борьбе. Потом в течение XVIII-XIX вв. России пришлось немало потрудиться, чтобы помочь провозглашению Черногории автономным княжеством. И, наконец, благодаря победе в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., а также значительным дипломатическим усилиям на Берлинском конгрессе, Черногорское княжество стало субъектом международного права, суверенным государством. Только после этого официального признания семейство Петровичей-Негошей получило членство в «клубе» европейских монархов, причем их статус был, пожалуй, самым скромным из всех августейших особ. Романтическая история превращения горцев-пастухов в политиков-поэтов, вождей и правителей, несомненно, будоражила европейское общественное мнение, привыкшее к более-менее строгому соблюдению принципа легитимизма после падения Наполеона. Князь Никола считался талантливым политиком и дипломатом, но вряд ли мог рассчитывать на то, что европейские монархи забудут его родословную. Тем не менее, он не смущался своего более чем демократического происхождения, убеждая других и себя самого, что имеет право на равных говорить с представителями старейших династий Европы, поддерживать с ними разнообразные, в том числе и семейные, контакты.

Хлебникова Варвара Борисовна - канд. ист. наук, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова.

Продвижение дома Петровичей по династической лестнице вверх началось еще в 1889 г., когда воспитанница Смольного института и бесприданница Мили-ца, дочь черногорского господаря, вышла замуж за великого князя Петра Николаевича Романова. Затем ее примеру последовала другая дочь Николы Анастасия (Стана), ставшая женой Георгия Лейхтенбергского, князя Романовского. Брак оказался неудачным, и в 1907 г. Стана снова вышла замуж за русского великого князя Николая Николаевича, брата Петра Николаевича. Этот союз противоречил принятым в Русской православной церкви нормам семейного права, но для столь высоких особ было сделано исключение. В 1896 г., снова не без помощи российского двора, еще одна дочь Николы Елена стала женой итальянского короля Виктора Эммануила III. Были и другие удачные для Негошей династические браки, и все они заключались при поддержке и одобрении российского императорского дома.

Правда, в деле укрепления семейных уз с европейскими монархами часто возникали протокольные затруднения, связанные со слишком невысоким статусом Петровичей-Негошей, но эти препятствия черногорский двор научился удачно преодолевать. В качестве примера стоит вспомнить женитьбу старшего сына Николы княжича Данилы на принцессе Мекленбургской. Титул Петровичей для этого брака был слишком скромным, и Никола развил бурную деятельность, чтобы его повысить. Князь просил российских руководителей признать за ним право называться королевским высочеством. С точки зрения традиционной иерархии монархов в Европе, это было довольно необычно, но политические соображения (стремление повысить авторитет малых союзников России на Балканах) заставили ближайших сотрудников Николая II отнестись к просьбе с пониманием и поддержать ее. Черногорский монарх очень настойчиво торопил российскую элиту принять нужное ему решение. Об этом иронично писал из Цетинья министр-резидент К.А. Губастов в донесении от 7 сентября 1900 г., когда уже был официально подписан договор о заключении брака между Черногорией и княжеством Мек-ленбург-Стрелиц [1. С. 355]. Российский дипломат сообщал о содержании своей беседы с тогдашним министром иностранных дел Черногории Гавро Вуковичем: «Хотя г. Гавро и согласен со мною, что 40-летняя годовщина княжения не может быть признана вполне достаточным внешним поводом для возвышения титула, и что нынешний год ввиду финансовых невзгод [...] весьма для этого неудобен, но черногорский министр уверяет, что не имеет более сил сдерживать нетерпеливое желание господаря получить давно приготовляемое прибавление к носимому им титулу» [2. Д. 3322. Л. 7об.-8]. С помощью России Никола добился желаемого и в декабре 1900 г. принял титул королевского высочества [2. Д. 3322. Л. 13].

Вопрос о том, почему Романовы так последовательно поддерживали своих черногорских родственников, до сих пор, на мой взгляд, не получил полного ответа. Можно сослаться на установившееся в исторической науке мнение, что Россия считала Черногорию верным союзником и надеялась использовать ее в своих интересах. Однако это широко распространенное заблуждение не находит фактического подтверждения в дипломатических и военных источниках. Напротив, красной нитью через донесения российских представителей, работавших в княжестве, проходит утверждение, что черногорские правящие круги не являются надежным партнером, что помощь России они используют не по назначению, что в критическую минуту опереться на них Россия не сможет. Количество таких пессимистических оценок и прогнозов многократно превосходит положительные отзывы о состоянии российско-черногорских официальных связей. Вся эта негативная информация систематически доводилась до сведения МИД России и самого царя, который собственноручно писал резолюции на подобных докладах. Нет никаких сомнений, что Николай II был хорошо информирован о черногорских делах.

Тем не менее, любая просьба о помощи, в том числе самая нескромная, внимательно рассматривалась, обсуждалась и удовлетворялась, хотя бы и в меньшем

2 Славяноведение, № 1

33

размере. Например, осенью 1900 г. Николай II, отдыхая в Ялте, лично передал министру финансов С.Ю. Витте письмо князя Николы, в котором содержалась просьба «о выдаче черногорскому правительству ссуды в 6 миллионов франков» или о гарантиях займа на соответствующую сумму [2. Д. 3350. Л. 6-8]. Царь приказал Витте приготовить доклад по этому поводу. Затем было принято высочайшее решение помочь 750 тысячами рублей, 18 октября 1900 г. император повелел «выдать из Государственного банка черногорскому правительству означенную ссуду» [2. Д. 3350. Л. 13-14]. Задним числом стали разбираться, каким образом письмо черногорского правителя попало к Николаю II. Одновременно русские дипломаты, работавшие в княжестве, сообщали неожиданные для руководства МИД новости. В начале ноября 1900 г. секретарь российской миссии в Цетинье С.А. Лермонтов прислал министру иностранных дел В.Н. Ламздорфу телеграмму: «Вернувшийся из Ялты Миюшкович (высокопоставленный черногорский чиновник. - В.Х) доложил князю, что государь император всемилостивейше повелеть соизволил уплатить все долги Черногории» [2. Д. 3350. Л. 17]. Изумленный Ламздорф ответил из Ялты в Цетинье 7 ноября 1900 г.: «Ни мне, ни министру финансов решительно ничего не известно о миссии и пребывании в Ялте упоминаемого Вами Миюш-ковича. К сообщению его подлежало бы относиться с крайней осторожностью» [2. Д. 3350. Л. 18]. Вскоре лоббистский механизм был раскрыт, С.А. Лермонтов сообщил, что письмо князя Николы императору было передано через министра двора В.Б. Фредерикса [2. Д. 3350. Л. 19]. Остается догадываться, кто попросил министра двора об этой услуге. Очевидно у князя Николы были возможности через дочерей и их соратников в придворном окружении прямо обращаться к Николаю II, минуя «трудные препятствия» в лице МИД России и высших должностных лиц, пытавшихся не допускать чрезмерного финансирования Черногории.

Архивные материалы и личные пометы царя на докладах и депешах, касавшихся черногорских дел, позволяют восстановить картину принятия благоприятных для князя Николы решений. Многие из архивных дел, по которым можно раскрыть механизмы обсуждения различных просьб господаря и проведения тех или иных мероприятий в отношении Черногории, составлялись в течение долгих лет. Поэтому они ясно демонстрируют динамику российско-черногорских отношений, в них нет налета сиюминутности, случайности. Напротив, подобные многолетние дела являются надежным свидетельством того, что личная позиция императора Николая II в отношении черногорского двора была постоянной на протяжении длительного времени. Возьмем многостраничное дело 1895-1912 гг. «Военная субсидия. Отпуск Черногории предметов военного снаряжения. Назначение русского военного агента» [2. Д. 3334]. Из него мы узнаем, что несмотря на плачевное социально-экономическое положение Черногории и ухудшившиеся отношения между княжеским правительством и российской дипломатической миссией, князь Никола в 1901-1902 гг. просил существенно повысить размер русской военной субсидии для проведения реформы своей армии. Министерства иностранных дел, финансов, военное скрупулезно изучили этот вопрос, Витте составил обстоятельные справки о том, сколько уже потрачено денег в помощь Черногории и сколько тратится ежегодно; он категорически высказался против новых выпла

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»