научная статья по теме РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ. СУДЬБЫ И МЫСЛИ. ЛОДЗЬ, 2002. 381 С Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ. СУДЬБЫ И МЫСЛИ. ЛОДЗЬ, 2002. 381 С»

ОБЗОРЫ И РЕЦЕНЗИИ

Славяноведение,№ 4

Emigracja Rosyjska. Losy i Idee. LódZ, 2002. 381 S. Российская эмиграция. Судьбы и мысли. Лодзь, 2002. 381 C.

В конце 2002 г. в польском издательстве "Ibidem" вышел сборник статей под научной редакцией Р. Бекера и 3. Кар-пуса "Российская эмиграция. Судьбы и мысли". Проблематика, затронутая в книге, актуальна и представляет интерес не только для исследователей, но и широкого круга читателей.

Авторами книги являются историки, литературоведы, политологи, психологи, слависты. Стремление создать труд всесторонний, опирающийся на межпредметные теоретические знания, заставило редакторов привлечь к работе демографов, социологов и антропологов. Разнообразие методов исследования имело целью всестороннее изучение такого сложного, многоликого и противоречивого феномена, каким является любая эмиграция, но в особенности российская - одна из наиболее многочисленных и значительных в мире.

Издание состоит из четырех частей: "Идеи российской эмиграции", "Философская мысль российских эмигрантов", "Судьбы российской эмиграции", а также "Соседние государства и российская эмиграция".

Особое место в книге занимает обзор проблемы "евразийства", его культурологического и политического аспектов. Этой теме посвящена работа Р. Парадов-ского "Методологические и метафизические проблемы евразийской культурологии".

Р. Бекер в своей статье "Между революционным консерватизмом и тоталитаризмом. Дилеммы оценки межвоенного евразийства" проводит интересный анализ этой доктрины, задается вопросом, как классифицировать евразийство, идейными основателями которого наряду с Н.С. Трубецким являлись Г.В. Фло-ровский, П.Н. Савицкий, Л.П. Карсавин. Можно ли сравнивать это течение с немецкой "консервативной революцией" и тоталитаризмом в чистом виде? Проанализировав работы многих исследователей, автор делает следующий вывод: "... Межвоенное евразийство находилось между авторитарными и тоталитарными структурами мышления, характерными для консервативной революции, все более эволюционируя в направлении к последнему. Однако в тот период евразийство не дошло до тоталитарной, в классическом понимании, системы мышления".

Эволюцию идеи соборности, основной идеи славянофильства, рассматривает в своей статье "Метаморфозы соборности" С. Мазурек.

Целая глава в книге уделена статьям, посвященным философской мысли российской эмиграции. Творчество выдающегося русского мыслителя Н. Бердяева вызывает неподдельный интерес у исследователей во всем мире. Две статьи настоящего издания освещают некоторые аспекты его научной деятельности, связанные с заявленной темой, - "Нико-

лай Бердяев как критик трансцендентальной философии" М. Шулакевича и "Николай Бердяев и Федор Степун о свободе. Свобода как верность" Р. Па-радовского.

Одним из выдающихся русских философов, работавших в эмиграции, был Н. Лосский. Его обширную научную деятельность исследует в своей работе "Творчество Николая Лосского в эмиграции" Ю. Павляк.

Тему философской мысли продолжают статья X. Ковальской о взглядах российского эмигранта Л. Копелева, а также работа М. Богуна ""Новый человек" и трагедия избранных в размышлениях Георгия Федотова".

Книга посвящена прежде всего эмиграции межвоенного периода. Неотъемлемой частью духовной жизни эмигрантов из России являлась православная религия. Русские в эмиграции не отказались также от традиции издания солидных альманахов, газет и журналов. Так, С. Ткачев в своей статье "Российская эмиграция в межвоенной Польше" освещает деятельность объединений, просветительских и благотворительных учреждений, созданных представителями эмиграции, вопрос отношений эмигрантов с государством и церковью, а также исследует тему сотрудничества эмигрантских кругов с органами безопасности Польши и Советской России.

Нельзя не сказать о неоценимом вкладе представителей русской интеллигенции за рубежом в развитие и сохранение родной культуры. Российская эмиграция в период между двумя мировыми войнами не только сберегла, но и преумножила культурное достояние отчизны. Это, как пишет М. Раев, "была Россия за пределами СССР". Ее существование, достижения в области культуры, искусства и науки значительно обогатили наследие российского народа.

Несколько статей настоящего издания посвящены отдельным личностям, представителям российской эмиграции более позднего периода, творчество которых заявило о себе на Западе и вернулось, "сквозь тернии", на родину.

В этой связи нужно отметить замечательную статью А. де Лазари "По-

хождения Миши Шемякина". Небольшой, но емкий по содержанию очерк о жизни и творческом пути этого ныне всемирно известного художника и скульптора написан с огромным уважением и интересом к личности и художественной концепции мастера.

Любопытна также работа И. Масса-ки "Владимир Котляров (Толстый) - Enfant terrible русской эмиграции в Париже". В возрасте сорока двух лет Котляров эмигрировал во Францию, где очень скоро получил гражданство. Человек универсально одаренный, он проявил себя на многих поприщах, упомянем лишь некоторые из них: режиссура, археология, искусствоведение, писательская и редакторская деятельность. Во Франции В. Котляров посвятил себя публицистике и издательской деятельности.

В свете нынешнего обострения "калининградского вопроса" представляется интересной статья А. Романова "Российская эмиграция в Свободном Городе Гданьске (1920-1939)". Девятнадцатилетняя история уникального города предстает перед нами в контексте жизни и деятельности представителей российской эмиграции. Любопытна приведенная в статье подборка архивных данных. Так, из 1500 россиян, проживавших в Вольном Городе, 181 человек являлись его гражданами. Среди компаний, созданных российскими эмигрантами в Гданьске, упоминается торгово-транс-портная фирма "Сельдь", столярные мастерские Г. Степанова, торговая фирма "Губкин и Кузнецов". Автор делает следующий вывод: "...Российскую эмиграцию, обосновавшуюся в Гданьске в межвоенный период, можно разделить на две группы. Первая приехала сюда еще задолго до Первой мировой войны. Другую, особенно многочисленную, составили представители политических кругов. .Характерной чертой общественной жизни российской колонии в Вольном Городе Гданьске был перевес политической деятельности над другими формами общественной жизни".

Как всегда живой интерес вызывают материалы, созданные на основе мемуарных и дневниковых записей ("Русские эмигранты в моих воспоминаниях"

П. Лоссовского), а также переписка, положенная в основу статьи М.А. Робинсона "Русские слависты-эмигранты и их контакты 1920-х годов с коллегами, оставшимися на родине".

Говоря о статьях, представленных в книге нельзя не сказать о работе имама Махмуда Таха Жука "Эмиграция с Южного Кавказа в Польшу Вассана Гирея Джабаги", прослеживающей судьбы нескольких поколений одной семьи.

Безусловно, исследование таких важных вопросов, как политическая деятельность представителей русской эмиграции, их политические убеждения, умонастроения, а также тенденция к ее увеличению, особенно после распада СССР, должно иметь продолжение. Этот

сборник является первым томом серьезной научной работы, посвященной феномену российской эмиграции, начатой польскими и российскими учеными, за которым последуют дальнейшие исследования.

Представленное издание стало, на мой взгляд, не только еще одним кирпичиком в деле восстановления добрых дружественных отношений Польши и России, что само по себе отрадно, но и является частью удивительного мозаичного полотна, создающегося в последнее время усилиями талантливых и преданных делу исследователей.

© 2004 г. Э. Гараева

Славяноведение,№ 4

A. KOWALSKA. Studia nad dialektem mazowieckim. Warszawa, 2001. 412 С.

B. FALINSKA. Leksika dotyczaca hodowli na mapach Og6lnoslow-ianskiego at^asu jezykowego. Bia^ystok, 2001. Т.1. 263 С. Т. 2. 219 С.

А. КОВАЛЬСКАЯ. Исследования мазовецких говоров Б. ФАЛИНСКАЯ. Лексика животноводства на картах Общеславянского лингвистического атласа

Славянская лингвистическая география обогатилась двумя серьезными диалектологическими исследованиями, принадлежащими польской школе лингвистической географии, а именно монографией Анны Ковальской, посвященной описанию мазовецких говоров, и двухтомной монографией Барбары Фалинской, посвященной ареалогической интерпретации карт второго лексико-словообразователь-ного тома Общеславянского лингвистического атласа "Животноводство".

Современное состояние славянской лингвистической географии может быть охарактеризовано как чрезвычайно продуктивное, ибо она переживает сейчас период своеобразного "ренессанса": во всех славянских странах идет интенсив-

ная работа по созданию диалектологических атласов самого разного типа - территориальных, национальных, межнациональных, проблемных, уровневых, интерпретационных и проч. И это еще раз прекрасно доказал XIII международный съезд славистов, на книжных стендах которого была богата представлена целая серия самых разнообразных атласов.

Эти ареальные исследования позволили не только усовершенствовать приемы и методы анализа лингвогеогра-фии, но и расширить ее лингвистическую парадигму. Такой теоретический прорыв, наметившийся в последнее десятилетие, во многом способствовал ее переходу от экстенсивного изучения ди-

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»