научная статья по теме «Серые зоны» как области ненормативного в деятельности академического сообщества Биология

Текст научной статьи на тему ««Серые зоны» как области ненормативного в деятельности академического сообщества»

«серые зоны» как области ненормативного в деятельности академического сообщества

Коваль Е.А.

Средне-Волжский филиал Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, г. Саранск, Российская Федерация

В статье рассматриваются области деятельности академического сообщества, выходящие за пределы нормативности. Такие области обозначаются термином «серые зоны». «Серые зоны»увеличиваются вследствие ужесточения нормативного регулирования какой-либо сферы отношений. Таким образом, формирование кодексов с жесткими санкциями не решает проблемы ненормативного поведения членов академического сообщества. Вполне вероятно, что аналогичная тенденция характерна для любого другого сообщества.

Ключевые слова: серая зона; академическое сообщество; нормативность; ненормативное; этический кодекс; серый плагиат; почетное авторство.

«GRAY zoNEs» As AREAs of NoN-NoRMATiviTY

in the activities of academic community

Koval E.A.

The medium Volga branch of Russian legal Academy of the Ministry of Justice of Russia, Saransk, Russian Federation

The article considers the fields of non-normativity activity of the academic community. Such areas I can denote by the term «gray areas». «Gray

zones» are increasing as a result of tightening of normative regulation of any sphere of relations. Thus, the creation of codes with harsh sanctions does not solve the problem of non-normativity behavior of members of the academic community. It is quite probable that a similar tendency is typical for any other community.

Keywords: gray zone; the academic community; normativity; non-normative; ethical code; gray plagiarism; honorary authorship.

Понятие «серая зона» сегодня стало довольно популярным в гуманитарных исследованиях. Данное понятие ввел итальянский писатель При-мо Леви, описывая свой опыт пребывания в Освенциме. Он анализировал сущность мотивов и поведения людей, находящихся по одну сторону баррикад с жертвами нацистского режима, но получивших от него некоторые властные полномочия (зондеркоманды, капо, юденраты): «Это серая зона с размытыми контурами, разделяющая и одновременно объединяющая два мира - хозяев и рабов ... Это история... всех подчиненных, готовых по указанию начальства ставить свою подпись под любым документом, благо подпись ничего не стоит; это история тех, кто в душе осуждает, но на словах соглашается, кто говорит: «Если бы не я, это сделал бы другой, тот, кто еще хуже меня» [3].

«Серая зона» представляет собой яркий пример ненормативного. Под нормативностью при этом я понимаю такое свойство системы, которое обеспечивает ее воспроизводство как в структурном, так и в функциональном аспектах. Свойство нормативности выражается в упорядоченности повторяющихся внесистемных и внутрисистемных процессов. В соответствии с данным определением «серая зона» как область ненормативного представляет собой дефект свойства системных нормативных регуляторов (право, мораль, религия и др.), проявляющийся в форме нарушений воспроизводства норм и ценностей (потеря ориентиров, отсутствие идеалов, дезориентация в мире поступка как бытия-события), а также в форме нарушений функционирования нормальной деятельности сообщества, осознанное нарушение норм и

осознанное согласие с этими нарушениями (ненормальное расширение границ нормативности).

Согласно Дж. Бруну «серая зона» - это граница между двумя или более явлениями, которые не определены, трудно определяемы, которые невозможно определить или ситуация, в которой границы меняются [9, p. 206]. «Серые зоны» возникают не только там, где отсутствует четкое нормативное регулирование (например, в формате кодекса), но и там, где, с точностью до наоборот, применяется жесткое регулирование всех процессов. С одной стороны, наличие конкретных норм должно купировать «серые зоны». С другой стороны, парадоксальную взаимосвязь закона и нарушений закона отмечает еще Апостол Павел: «Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай. Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв» (Рим. 7:7-8). Итак, чем конкретнее нормативное регулирование деятельности объекта, тем сильнее стремление уйти в «серую зону», поскольку многие привычные практики после введения жесткого регулирования становятся запрещенными. Так, например, чем жестче регулируется поведение пользователей в сети Интернет, тем обширнее «серые зоны» (формирование трекеров с различным контентом, создание «зеркал» сайтов и т.п.).

Мишель Антеби определяет «серые зоны» в организации как «...области, в которых работники и их руководители совместно занимаются практиками, которые официально запрещены, но к которым толерант-на организация» [8, p. 2]. Для анализа данного концепта он использует явление, которое в английском языке обозначается как «homer-making». Суть «homer-making» заключается в использовании материалов и инструментов организации, в которой работает человек, для изготовления артефактов для личного пользования («для дома») в рабочее время. Согласно М. Антеби, «серые зоны» находятся вне правовой нормативности, однако им можно дать противоположные моральные оценки: от резко негатив-

ных (почти кража) до позитивных (условие для укрепления профессиональной идентичности).

Характерными чертами «серых зон» являются: молчаливое согласие администрации с нарушениями внутриорганизационных правил; формирование уважительного отношения к мастерству и профессионализму участников «серой зоны» не только внутри зоны, но и за ее пределами. Участники «серой зоны» не прячутся, напротив, они хотят быть замеченными другими участниками и наблюдателями [8, p. 152]. Следовательно, изнутри «серой зоны» деятельность в ней не оценивается, как аморальная; рост «серых зон» вместе с ростом организации [8, p. 170].

Итак, «серая зона» представляет собой самостоятельное явление. Оно имеет некоторое сходство с моральной дилеммой, однако если дилемма - это выбор либо между добром и добром, либо между равно негативными последствиями поступка, то «серая зона» - это пространство принятия решения в ситуации неочевидности, выбор не между злом и злом с использованием логики «меньшего зла», но выбор «маленького» зла, которое изнутри «серой зоны» выглядит предпочтительнее и нормальнее добра. «Смышленый негодяй» [7] (sensible knave) Д. Юма - типичный обитатель «серой зоны».

«Серая зона» - это рационализация ненормативного поведения. И если система поддерживает и даже провоцирует эту рационализацию - можно говорить о деструктивном сдвиге границ нормативности, т.е. речь идет не о нормотворчестве, но о постепенном выходе за пределы морального, а затем и за пределы законного. «Серая зона» «питается» двумя «суперспособностями» человека: самооправдание и самообман. В этой зоне происходит рутинизация ненормальности, личность приобретает навык псевдоморального выбора. «Серая зона» - это алиби в бытии.

Конкретные характеристики «серых зон» во многом зависят от характеристик того сообщества, в рамках которого они возникают. В данной статье в качестве объекта изучения выбрана деятельность академического сообщества, что обусловлено моей принадлежностью данному сооб-

ществу, и, следовательно, причастностью процессам (в том числе, и ненормативным), происходящим в нем.

Состав академического сообщества четко не определен, более того, некоторые исследователи полагают, что российское академическое сообщество - скорее фикция, чем реальность. Например, П.А. Сафронов считает, что в современной России функционирует академическая среда, а «существование академического сообщества продолжает быть возвышенной иллюзией или недостижимым образцом, вместо того чтобы стать системой практик» [5, с. 38]. В контексте изучения «серых зон» предлагается под академическим сообществом можно понимать совокупность исследователей, преподавателей, обучающихся всех ступеней.

Поведение члена академического сообщества в «серой зоне» во многом определяется его пониманием нормативности. Деятельность академического сообщества регулируется, главным образом, правовыми и моральными нормами. При этом следует учитывать динамическую составляющую, которая выражается в «...восприятии мира и человека не как окончивших становление, познавших свой предел и не способных восстановиться, а как становящихся живых образований» [1, с. 106]. Представления об источнике нормативности морали могут варьироваться. Так, например, если в качестве источника нормативности в моральном сознании фигурирует воля законодателя, наиболее адекватной формой нормативного регулирования будет являться кодекс, причем кодекс, спущенный «сверху». В этом контексте в «серые зоны» попадут, во-первых, случаи, неурегулированные кодексом, во-вторых, случаи молчаливого согласия администрации на нарушения кодекса. Для убежденного кантианца, полагающего, что источником нормативности морали является его автономная воля, не требуется кодекс. Академическое сообщество - это сообщество здравомыслящих, умных, свободных людей, каждый из которых способен выступать в роли нравственного законодателя, следовательно, выполнение нравственных максим, безупречное следование моральному долгу должно осуществлять успешнее, чем где-либо. «Серая зона» в данном случае останется для

условного долженствования, поступков по склонности, гипотетических императивов.

Вне зависимости от характерологических особенностей, по отношению к «серой зоне» может быть сконфигурировано, как минимум, три модели поведения: внешний наблюдатель, внутренний наблюдатель и участник. В группу внешних наблюдателей входят члены сообщества, которые не приемлют и не осуществляют практики «серых зон». При этом они обязательно должны выражать свою позицию по отношению к таким практикам. Группа, которая не одобряет «серые зоны», но молчаливо наблюдает за тем, что там происходит, является группой внутренних наблюдателей. С.К. Шайхитдинова, анализируя проект НИИ ПЭ ТюмГНГУ, посвященный концептуализации этики профессора, обращает внимание на то, кому он адресо

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Биология»