научная статья по теме «СОВСЕМ УЖ СТРАННЫЙ ПОСТУПОК»: ГУБЕРНАТОР И МЕСТНЫЕ ЧИНОВНИКИ В НАЧАЛЕ XIX В История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему ««СОВСЕМ УЖ СТРАННЫЙ ПОСТУПОК»: ГУБЕРНАТОР И МЕСТНЫЕ ЧИНОВНИКИ В НАЧАЛЕ XIX В»

«Совсем уж странный поступок»: губернатор и местные чиновники в начале XIX в.

Виктория Ефимова

«A very strange act»: A governor and local officials in the early nineteenth century

Victoria Efimova (Petrozavodsk State University, Russia)

Ещё С.М. Середонин, освещая жалобы на злоупотребления губернаторов царствования Александра I, обратил внимание на «совсем уж странный поступок» олонецкого гражданского губернатора, отправившего в сумасшедший дом губернского стряпчего А.А. Карабутова1. Однако ни фамилия губернатора, ни мотивы и последствия его действий при этом не раскрывались. Между тем данный эпизод весьма любопытен для понимания положения губернаторов в первой четверти XIX в., их возможностей и взаимоотношений с местным чиновничеством и вышестоящим начальством2.

По ряду объективных и субъективных причин к началу 1820-х гг. Олонецкая губ. была не на лучшем счету у правительства. 15 июля 1820 г. только что назначенный архангельским, вологодским и олонецким генерал-губернатором А.Ф. Клокачёв красочно описал в своём отчёте императору «неустройства», обнаруженные при первом обозрении губернии: «долговременное и неосновательное распоряжение по содержанию дорог и почтовых станций, недостаток в надзоре за течением дел по судебным местам и, можно назвать, слабое попечение вообще по губернскому управлению», недостаток чиновников и канцелярских служителей (особенно «способных») и, наконец, «взаимное и нескрытое несогласие губернатора со всеми почти в губернском городе чинов-никами»3. Ответственность за это в известной мере лежала на В.Ф. Мертенсе, занимавшем должность олонецкого губернатора с 1804 г. Судя по всему, генерал-губернатор потребовал от него и от губернского правления более активной деятельности, однако начальник губернии предпочёл выйти в отставку, и уже 8 октября 1820 г. Клокачёв ходатайствовал перед министром внутренних дел

© 2015 г. В.В. Ефимова

Работа выполнена при поддержке Минобрнауки России в рамках проектной части государственного задания в сфере научной деятельности № 33.1162.2014/К.

1 Середонин С.М. Исторический обзор деятельности Комитета министров. Т. 1. СПб., 1902. С. 457-458. С 1816 г. все заключения Сената о взысканиях с губернаторов было предписано вносить в Комитет министров, мнение которого представлялось на Высочайшее усмотрение. Как отмечалось в 1817 г. в рескрипте Александра I министру юстиции кн. Д.И. Лобанову-Ростовско-му, император принял на себя этот «лишний труд» для «поддержания достоинства начальников губернии» и дабы исключить «безвинные иногда... выговоры и взыскания с губернаторов по намерениям и видам канцелярии», но так, чтобы «всякое неправильное действие, всякая медлительность его (губернатора. - В.Е.) известна была мне» (Там же. С. 459-463).

2 См. также: Бикташева А.Н. Механизм назначения губернаторов в первой половине XIX в. // Отечественная история. 2006. № 6. С. 31-41.

3 Государственный архив Архангельской области (далее - ГА АО), ф. 1367, оп. 1, д. 36, л. 371-372.

о назначении Мертенсу пенсии за долгую службу и «преклонные года»4. В результате 7 августа 1821 г. из Сената последовали указы о назначении тайного советника Мертенса сенатором, а его преемником - А.И. Рыхлевского5.

Андрей Иванович Рыхлевский происходил из семьи мелкого чиновника-дворянина, служившего в Сибири. Он начал службу в 1792 г., в 9 лет, поступил в канцелярию совестного суда Колыванской губ., а через 3 года был взят в штат тобольского губернатора. В 1803 г. его перевели в центральный аппарат МВД, а в 1811 г. назначили советником Рязанского губернского правления. В 1816 г. он стал чиновником особых поручений при командире Отдельного Грузинского корпуса генерал-лейтенанте А.П. Ермолове и вскоре возглавил его канцелярию. «Имевши прежде сведения, что в Грузии отправление дел по службе не в надлежащем идёт порядке, - вспоминал Ермолов, - наслышавшись даже о многих злоупотреблениях, посчитал я необходимым иметь с собою нескольких чиновников, известных мне службою и на честность коих и правила мог бы я положиться. По части гражданской был при мне коллежский советник Рых-левский, чиновник, рекомендованный мне с наилучшей стороны и знающий хорошо порядок дел»6. Вероятно, эти качества, а возможно, и рекомендация Ермолова способствовали назначению Рыхлевского в Олонецкую губ., которую следовало, по мнению генерал-губернатора, привести «в тот порядок и устройство, в какой его императорскому величеству угодно»7.

В своих «объяснениях» министру внутренних дел летом 1823 г. Рыхлевский писал: «По прибытии моём в конце 1821 г. к настоящей должности, нашёл я дела по Олонецкой губернии не только по уездным присутственным местам (из коих в некоторых указы губернского правления даже после 10 подтвердительных указов не исполнялись), но и в самом даже губернском правлении... в беспорядке. Не говоря уже о том, что многие бумаги оставались незаслушанными по году и более (также как и следствия), горы бумаг утрачены и вовсе не отыс-каны»8. Конечно, оправдываясь, он мог быть заинтересован тогда в некоторой драматизации ситуации, однако точно так же характеризовал положение дел в своих рапортах императору и Сенату и Клокачёв9. Вскоре после вступления в должность Рыхлевский получил от него предложение с требованием «печься» о скорейшем рассмотрении и действительном исполнении дел (и, «в первую очередь, указов Сената»)10.

Как же новый губернатор мог улучшить «течение дел в присутственных местах» Олонецкой губ.? Судя по его «объяснениям» 1823 г., он не спешил «выносить сор из избы». «Быв совершенно чужд способов выслуживаться перед начальством моим с вредом для других, - заявлял Рыхлевский, - я твёрдо решил не затруднять высшее начальство никакими с моей стороны представлениями на счёт замеченных мною по Олонецкой губернии неисправностей и беспорядков, употреблять все усилия к поспешному доведению всего в надле-

4 «Преклонные года» В.Ф. Мертенса были, видимо, лишь поводом. Хотя ему и исполнилось уже 60, сенатором он прослужил ещё 18 лет.

5 ГА АО, ф. 1367, оп. 1, д. 36, л. 571; д. 84, л. 447-448, 673.

6 Записки А.П. Ермолова. М, 1991. С. 271.

7 ГА АО, ф. 1367, оп. 1, д. 36, л. 308.

8 Национальный архив Республики Карелия (далее - НА РК), ф. 1, оп. 37, д. 19/2, л. 13751376.

9 Подробнее см.: Ефимова В.В. Олонецкая губерния под управлением генерал-губернатора А.Ф. Клокачёва // Российская история. 2009. № 3. С. 143-156.

10 ГА АО, ф. 1367, оп. 1, д. 84, л. 874-892.

жащее положение». За неисполнение распоряжений начальства канцеляристам грозило наложение пеней, перемещение по службе, удаление от должности, увольнение (с преданием суду или без такового) и даже отдание в солдаты11. Журналы исходящих бумаг архангельских генерал-губернаторов зафиксировали резкое увеличение числа представлений Олонецкого губернского правления о наложении штрафов и пеней на служащих подведомственных ему учреждений. Так, при Мертенсе за 17 месяцев их было всего 2, а при Рыхлевском за 41 месяц - 52 (в 1821 г. - 2, 1822 - 30, 1823 - 8, 1824 - 12 представлений). Однако уже 6 июня 1822 г., получив сразу 4 мемории об оштрафовании членов лодейнопольского земского суда, Клокачёв предложил наложить только одну пеню. «Но когда и после не исправятся, - полагал он, - то следует принять и другие законные меры. Беспрестанное же наложение пени, лишая членов и того небольшого жалованья, какое они получают, не принесёт ожидаемой пользы для службы, а ещё вяще поставит их отступать от своей обязанности»12. В 1823-1824 гг. количество подобных представлений резко сократилось, хотя новый генерал-губернатор С.И. Миницкий почти всегда соглашался с ними.

Неизбежным следствием жёстких действий нового губернатора стало ухудшение его отношений со многими местными чиновниками. Видимо, именно это побудило Рыхлевского уже в декабре 1822 г. подать генерал-губернатору прошение о переводе его по состоянию здоровья в другую губернию13. Впрочем, была и другая причина. По свидетельству Н.Ф. Бутенёва, между Рыхлев-ским и Клокачёвым назревал конфликт. Губернатор, будучи холостяком, «жил... на походную ногу, даже мог и роскошничать, потому что редкая честность и бескорыстие его не допускали и мысли о какой-либо незаконной поживе». Вспоминая же Клокачёва, Бутенёв отмечал: «Сам он был человек не худой, но имел правителя канцелярии, некоего Шамарина, который, говорят, жестоко побирался, и если кто ему не платил, как следует, то чернил его перед генерал- губернатором, заводил переписку и делал всякие придирки. Рыхлевский не брал ни с кого, а потому не мог и делиться, и этого было довольно, чтобы вовлечь его в неприятную переписку с Клокачёвым, которая дошла даже до личной вражды. Как ни был прав и чист в своих действиях Рыхлевский, но, вероятно, Клокачёв или Шамарин стёрли бы его, потому что Клокачёв пользовался особенною милостию государя и вдовствующей императрицы Марии». И всё же «Шамарину не удалось уничтожить Рыхлевского»: 2 января 1823 г. Клокачёв, будучи в Вологде, внезапно скончался от апоплексического удара. Сменивший его С.И. Миницкий был «человек добрый, но тоже в руках Шамарина, и неприятная переписка продолжалась»14. К сожалению, официальное делопроизводство не позволяет подтвердить эти утверждения мемуариста: лишь в некоторых предложениях генерал-губернатора, последовавших в 1824 г., чувствуется явное недовольство губернатором. Но так или иначе, Шамарин действительно

11 Так, например, 14 июня 1822 г. Клокачёв согласился с представлением губернского правления отправить копииста Новака «за пьянство и развратное поведение для принятия в военную службу». Генерал-губернатор предлагал, чтобы «он и подобные ему люди были отсылаемы в рекрутское присутствие», и, «если бы оказались годными», то пусть петрозаводский военный батальонный командир направляет их, «куда будет по расписанию, но в городе (Петрозаводске. -

B.Е.) не оставлять» (ГА АО, ф. 1367, оп. 1, д. 133, л. 908; НА РК, ф. 2, оп. 68, д. 301, л. 78).

12 ГА АО, ф. 1367, оп. 1, д. 191, л. 896-897.

13 Там же, д. 133, л. 4.

14 Бутенёв Н.Ф. Записки горного офицера / Публ. А.М. Пашкова // Север. 2003. № 5-6.

C. 77-78.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»