научная статья по теме “СВЯТОЙ МУЧЕНИК” КАРЕЛ ГАВЛИЧЕК-БОРОВСКИЙ, МИФОЛОГИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «“СВЯТОЙ МУЧЕНИК” КАРЕЛ ГАВЛИЧЕК-БОРОВСКИЙ, МИФОЛОГИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ»

Славяноведение, № 1

© 2004 г. О. В. ПАВЛЕНКО

"СВЯТОЙ МУЧЕНИК" КАРЕЛ ГАВЛИЧЕК-БОРОВСКИЙ. МИФОЛОГИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ

19 августа 1862 г. в 10 часов, в провинциальном чешском городке Борове (Немецкий Брод) началось торжественное шествие. На площади царила праздничная суета. Присутствовавшие выстраивались в колонны по заранее разработанному плану, повсюду развевались флаги. Впереди выступали известные политики и писатели, за ними музыкальный хор, физкультурное пражское общество "Сокол", депутации от чешских городов, хоровых обществ, представители студенческих организаций и многочисленные гости праздника. Сначала шествие двинулось к местному храму Пресвятой Богородицы, где прозвучал торжественный реквиум в память уроженца здешних мест Карела Гавличека, затем - к дому, в котором он родился. Открытие памятной доски сопровождалось стихами, патриотическими песнями, выступлениями политиков и поэтов. Я. Неруда посвятил Гавличеку такие строки: "Ты был истинным сыном этого народа, / Что кровь свою отдал за свободу других, / Ты был не только апостолом свободы, / Ты был и ее святым мучеником" [1. 8. 4].

В стихотворении И.В. Яна вновь была продолжена тема мученического подвига Гавличека: "Громада вечных льдов / Душит чувства, убивает воодушевление, / Неотвратимо свет пробивается впереди / И из бури выступает румяный день, / Одна мысль исчезает, новая возникает / И взращивает мученика, / Умирает один человек, но дело живет - / И мир продолжает свое развитие!" [1. 8. 8].

В речи К. Сладковского, одного из лидеров младочешского направления, приводилось сравнение жизни Гавличека с путем на Голгофу. После библейских аналогий следовало красочное описание состояния "чехославянского народа" до появления К. Гавличека. Абстрактный образ народа, которого терзали "несчастные, разнесчастные разногласия", был одушевлен им: "Нет у меня слов, чтобы неодолимым потоком красноречия пресечь бесправие, которое творят многочисленные и могучие враги народа чехославянского (именно чехославянского, а не чехословацкого. - О.П.)!". Деятельность К. Гавличека в период революции 1848 г. оратор с пафосом рисовал как явление Мессии: "И стало мужественным лицо смятенного, со всей решительностью несломленного духа своего встал навстречу всему сонму врагов первый защитник за по-

Павленко Ольга Вячеславовна - канд. ист. наук, доцент РГГУ.

следние два века угнетения народа чехославянского, явился как создатель общественной печати прославленный наш, в памяти народа своего, славный Карел Гавличек-Боровский!" [1. 8. 13].

...Прошло всего шесть лет после смерти К. Гавличека, в течение которых о нем мало вспоминали в патриотических кругах. И вот во время торжественного праздника его образ реконструировался уже сознательно и целенаправленно. Речь К. Сладковского представляет интерес уже тем, что в ней были намечены контуры образа национального героя-мученика, отдавшего жизнь за свободу народа.

Такой образ-символ в начале 1860-х годов был необходим чешскому движению, постепенно приобретавшему массовый характер. В материалах Славянского съезда 1848 г. содержалось много идей, которые активно использовались в целях коллективной солидарности австрийских славян. Особое значение имели образы-фрустрации "врагов австрийского славянства", в роли которых выступали сторонники немецкого объединительного движения -"франкфуртисты", а также "мадьяры". Но на том уровне национальной агитации фактически отсутствовала идея национального чешского героя. В середине XIX в. обращение к героической традиции гуситского движения стало своеобразной нормой патриотических выступлений. Но современных примеров, на основе которых возможно было бы персонифицировать национальную борьбу, в арсенале чешского движения тогда не было.

Торжественное шествие 1862 г. феноменально тем, что впервые воссоздавался национальный образ героя-современника, "святого мученика". Неудивительно, что в книге, посвященной этому событию и изданной буквально по горячим следам, после стихов и политических речей в честь К. Гавличека были помещены воспоминания доктора Подлипского о болезни и последних минутах жизни героя. Он детально описал болезнь жены Гавличека - Юлии и ее смерть, затем - те же симптомы и смерть "великого, искреннего, самоотверженного, единственного нашего Гавличека" [1. 8. 34]. Доктор открыто писал, что причиной ранней кончины Юлии и Карела явилась ссылка в Бриксен. Идея жертвенного подвига была поддержана всеми политиками патриотического направления. Эти черты усиливали эмоциональный заряд, заложенный в образе "святого мученика". Чешский историк И. Кочи в книге "Возвращение Карела Гавличека из Бриксена" подробно описал его похороны 1 августа 1856 г. на основе свидетельств близких, а также полицейских донесений. Несколько тысяч участников похоронной процессии открыто обсуждали слух о том, что Гавличека отравили полицейские агенты. Возникновение этого домысла не случайно, представление об "убийстве" Гавличека надолго запечатлится в народной легенде, станет составной частью общего восприятия его "мученической смерти". Ранняя смерть стала ключевым мотивом героизации образа.

К. Гавличека лично знали многие деятели чешского движения, и их взаимоотношения были достаточно сложными. Он был искренним и конфликтным человеком. Когда он вернулся из ссылки и посетил Прагу, то не узнал любимого города. Сестра Юлия вспоминала слова Гавличека: «Все меня как будто избегают, друзья обходят за несколько шагов. Что так изменилось? Неужели этот Бах сумел сделать из них таких баб? Только госпожа Немцова (Божена Немцова. - О.П.) , когда меня увидела на Пршикопах, подбежала ко мне. Я удивился и сказал: "Пожалуйста, не создавайте себе проблем", на

что она мне ответила: "Ах, я с правительством ничего общего не имею"» [2. 8. 15]. Даже Ф. Палацкий отказался обсуждать с ним политические новости, заявив, что обещал жене "больше не влезать в политику". Собственно за освобождение Гавличека из ссылки ходатайствовали перед правительством только родственники, ни одного коллективного протеста со стороны друзей и политических сторонников за три с половиной года не последовало.

Теперь же политики либерального толка сознательно участвовали в формировании его посмертного "культа". Кавычки здесь не случайны. Это не был культ в прямом смысле слова, скорее - устойчивый национальный миф о несгибаемом герое-мученике. Обращает внимание тот факт, что после поражения революции 1848-1849 гг. ведущие радикалы были по решению австрийского суда сначала осуждены на смертную казнь, затем ее заменили на долголетнее тюремное заключение. Они сражались на пражских баррикадах, претерпели суровые условия заключения. Тем не менее ни один из них не привлек такого внимания общества, и вокруг них не сложился ореол народных мучеников. Условия ссылки Гавличека в тирольской горной деревне были сравнительно благоприятными: он вызвал туда жену Юлию, больную туберкулезом, отмечая, что в Бриксене прекрасный, альпийский воздух. Дом, который они снимали, имел пять комнат, у Гавличека был отдельный кабинет. В письмах к родным он признавал, что здоровье жены и его самого здесь улучшилось. Их мучили скорее моральные проблемы - трудно давалось общение с местными жителями-католиками, было болезненным ощущение собственной изолированности и оторванности от родины, угнетал постоянный полицейский контроль. Но в народной легенде ссылка Гавличека приобрела зловещий характер - мучения и жестокие лишения в тяжелых климатических условиях, приведшие к скоропостижной смерти.

В историографии сложилось отдельное направление, исследующее видовые функции национальных мифов [3]. Мифы по сути представляют довольно жесткие идеологические конструкции, обладающие устойчивым набором качеств и ясно выраженной формулировкой цели. Национальные мифы, ориентированные на активизацию интеграционных процессов, как правило, имеют логичную завершенную форму.

В. Шнирельман в ряде работ убедительно доказывает, что процесс мифотворчества напрямую зависит от конкретной этнополитической ситуации [4]. Общества, переживающие стадии активной интеграции, естественно нуждаются в зримых и доступных символах, усиливающих сознание коллективной солидарности. Процесс строительства нации неизбежно сопровождается реконструкцией исторической традиции; рождаются новые мифы, образы, представления, которые призваны противодействовать культурной и государственной нивелировке, аргументировать борьбу общества за повышение собственного административно-политического статуса, наконец, усиливать сознание коллективной солидарности и чувства национальной идентичности.

Миф национального героя К. Гавличека-Боровского в 1860-е годы получил широкое распространение в чешской патриотической журналистике, особенно среди младочехов. Он стал фактически признанным посмертно лидером национального движения, образцом истинного патриота, личностью, авторитетной для разных политических направлений. Старочехи конфликтовали с младочехами, радикалы критиковали и тех, и других, но они сходились в том, что К. Гавличек стоял у истоков современной чешской истории и

был организатором национального движения. Даже такой непримиримый радикал, как И.В. Фрич, сторонник революционного насилия, в своих мемуарах подчеркивал: "Гавличек всегда был нашим человеком".

Осмысление личности Гавличека и его творческого наследия имеет несколько уровней. Наиболее масштабный - образ национального героя, преодолевающего все трудности, несгибаемого борца за свободу своего народа, замученного абсолютистским режимом. Именно такой образ был зафиксирован в публичных речах, патриотических статьях, произведениях искусства, именно таким Гавличек сохранился в исторической памяти чешского народа.

Другой уровень осмысления его деятельности формируют научные исследования, которые насчитывают сотни работ, созданные за последние полтора столетия. В академической среде многознание об этом человеке до настоящего времени так и не дает возможности ответить на вопрос: В самом деле, кем же он был - "первым чешским диссидентом", по выражению чешско-австрийского историка И. Моравы, или

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»