научная статья по теме В.Г. ЧЕБОТАРЕВА. НАРКОМНАЦ РСФСР: СВЕТ И ТЕНИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ 1917-1924 ГГ. ОБЩЕСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ. М., 2003. 852 С История. Исторические науки

Текст научной статьи на тему «В.Г. ЧЕБОТАРЕВА. НАРКОМНАЦ РСФСР: СВЕТ И ТЕНИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ 1917-1924 ГГ. ОБЩЕСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ. М., 2003. 852 С»

© ЭО, 2004 г., < 6

В.Г. Чеботарева. Наркомнащ РСФСР: свет и тени национальной политики 1917-1924 гг.

Общественная академия наук российских немцев. М., 2003. 852 с.

Эта книга представляет собой несомненную сенсацию в нашей научной литературе - парадоксально, но хорошо известный факт, что И.В. Сталин был наркомом по делам национальностей до самой ликвидации этого наркомата, совершенно не отразился в нашей научной и исторической литературе. Складывалось впечатление, что СССР в 1922 г. появился из ничего или же был просто автоматическим результатом осуществления Декларации прав народов России 1917 г.

Автор книги не задается вопросом о том, как Сталин оказался во главе такого сложного и проблемного наркомата, видимо, считая, что это само собой разумелось - "интересный грузин" и автор известной работы "Марксизм и национальный вопрос", выросший в противоречивой обстановке такого сложного в национальном отношении региона, как Закавказье, должен был быть знатоком национальных проблем и возглавить этот наркомат.

Тем не менее содержание этой работы создает несколько странное впечатление, как будто этот наркомат действовал в сложных условиях Гражданской войны как фантастический "всадник без головы": нарком был занят другими делами и планами, как сохранить советскую республику в целом и как обеспечить себе в ней, по словам Ленина, "огромную власть". Это так, но все же представляется, что автор, вольно или невольно, приуменьшает роль наркома и центральных органов в деятельности Наркомнаца.

Видимо, это объясняется тем, что на страницах книги впервые выходят из тени подлинные творцы тогдашней национальной политики и предтечи будущего СССР - заместители наркома и руководители комиссариатов Бройдо, Пестковский, Клингер, Султан-Галиев и другие, о которых 60 лет мы ничего не знали, ибо все они оказались среди жертв репрессий, несмотря -или, может быть, именно из-за близости к зловещей фигуре своего начальника, который не мог терпеть около себя ни соперников, ни даже просто оригинально мыслящих людей (с. 214). Возможно, именно стремление подчеркнуть их роль и привело автора к некоторой односторонности в оценке деятельности Сталина и его помощников.

История Наркомнаца вплоть до его ликвидации изобиловала реорганизациями - комиссариаты превращались в отделы, отделы - в секции, комиссариаты становились представительствами создаваемых республик, процветал параллелизм различных органов и систем, который усугублялся слабостью кадров. Лишь немногие сотрудники наркомата могли похвастаться знанием языков тех народов, которые они должны были по должности опекать и которым они должны были содействовать в образовании их автономий и других местных органов. Профессор Тан-Богораз мог бы служить примером и идеалом деятеля в этой области, другие попадали сюда более или менее случайно (с. 547).

Идеология пролетарского интернационализма была прекраснодушной мечтой, которая еще как-то работала в Западной Европе и в промышленных центрах, но никак не подходила к нашим национальным районам и республикам, населенным почти исключительно крестьянским населением, малограмотным и ограниченным местными интересами, какое уж там было понимание международного положения и какие представления о жизни иностранных "товарищей по классу"! Это видно даже по работе с российскими немцами, которые органически не терпели даже знавших их язык пришлых германцев, это были крестьяне с фермерскими устремлениями, не связанных с чуждым им по языку и культуре городом и вовсе не желавших превращаться в городских пролетариев! Их идеалом была крестьянская демократия с элементами рынка и капитализма, но никак не социалистически преобразованная промышленность, о которой они и понятия не имели. Отсюда и жалобы в докладах с мест, как в Наркомнац, так и в национальные секции, на трудности общения с населением и на его непонимание задач "нацменработы".

В таких условиях трудно было наладить более или менее научно обоснованную информацию и статистику, наркомат питался главным образом отчетами и письмами с мест, где статистические данные были преувеличены или занижены в два-три раза. Несколько удивляет, почему автор не использует материалы переписи 1920 г., и в особенности более объективной переписи 1926 г. - несмотря на небольшой сдвиг по времени, эта вторая советская перепись все же могла бы прояснить многие вопросы о размещении национальностей и о разграничении автономий, которые без статистических данных повисают в воздухе (это касается как татаро-башкирских проблем, так и разборок по марийско-чувашскому вопросу). Сюда же относится полное отсутствие в работе картографических материалов, по-видимому, они должны

были быть в архивах, поскольку имелись даже в приложениях к материалам переписи 1926 г. Это тем более важно, что при цитировании архивных документов автор использует наименования из старого административного деления России на губернии и уезды. Для читателя было бы полезно расшифровать эти термины в свете последующего районирования и нынешнего административного деления.

Это же относится и к упоминаемым в работе финансовым показателям - приводимые суммы ассигнований на отдельные подразделения или мероприятия оказываются совершенно нереальными в условиях господствовавшей в начале 1920-х годов бурной инфляции. Следовало бы соотнести эти показатели с царской золотой валютой периода до 1914 г. или с советской валютой 1927 г. (отметим, что автор сама осознает несовершенство этих показателей и оговаривает это на с. 817).

Господствовавшая в госаппарате идеология военного коммунизма, большого скачка и мировой революции не способствовала вдумчивому рассмотрению и разрешению национальных проблем. Чего стоит одна история с татаро-башкирской республикой, когда принимались решения, позднее отвергавшиеся или менявшиеся до противоположного (с. 103).

Естественно, что структура работы следует в основном за организационной структурой наркомата: Поволжье и другие автономные образования, Мусульманский комиссариат, Еврейский комиссариат (более 100 стр.!), отделы национальных меньшинств (только 50 стр.?), немецкие колонии (160 стр.) и отдельный раздел на почти 100 стр. по Туркестанской АССР. При этом как в работе самого наркомата, так и в архивных материалах отмечается определенный уклон в сторону Востока, что неудивительно, если учесть опыт автора, которая много лет работы посвятила именно Средней Азии.

Другая сторона такого "уклона" заключается в том, что в работе используются исключительно фонды центральных архивов, ГАРФ и РГАСПИ, ссылки на литературу минимальны, не говоря уже о местных архивах, которые вряд ли можно было оставить совершенно без внимания. Мы насчитали не менее тридцати абзацев, где в той или иной мере критикуются местные органы власти за их головотяпство и невежество в национальных проблемах, в этом много справедливого и правильного, но как же это выглядело на местах, особенно в отношениях партийных комитетов и национальных отделов?

Хотелось написать здесь "и секций", но это было бы некорректно - на самом деле вся работа по национальным вопросам разделялась в это время на три потока: Наркомнац, национальные секции РКП(б) и национальные секции Наркомпроса, не говоря уже о высших органах, Совнаркоме и ВЦИКе, которым вся эта сложная система подчинялась. Автор сама чувствует те живые связи, которые существовали между этими системами, привлекает материалы из национальных секций, особенно немецких, но в то же время предлагаемый материал носит несколько урезанный характер, не говоря о том, что важнейшие вопросы народного образования национальностей вовсе остаются за бортом.

Интересны материалы о создании национальных частей Красной Армии, но как раз здесь не хватает освещения деятельности национальных секций, которые, собственно говоря, эти части создавали и воспитывали. В целом в книге не ощущается атмосфера Гражданской войны, имевшей иной раз решающее значение для разрешения национальных проблем этого времени - ведь часть народов оказалась по одну сторону фронта, а часть - по другую, что и определяло позицию местных национальных групп. Достаточно указать на положение немцев на Волге, где они составляли резерв и опору продовольственного и кадрового снабжения Красной армии, и на ту их часть, которая, оказавшись в Сибири и под властью Колчака, бунтовала против этой власти. Точно так же нельзя было упускать из виду политику белых правительств, которые под лозунгом "единой и неделимой" России отталкивали от себя национальные круги и объективно содействовали сплочению народов вокруг республики и советской власти, которая им, надо признаться, плохо отплатила за эту поддержку.

Могут возразить, что согласно известному афоризму, нельзя объять необъятное и все втиснуть в одну книгу, но все же при объеме в 850 стр. можно было бы уделить хотя бы несколько слов этим немаловажным обстоятельствам жизни национальностей. Это видно очень ярко и на примере Крыма - рассматриваются вопросы татарской автономии, но как будто в Крыму не было ни местных правительств, ни германской оккупации, которые тоже имели свой взгляд и несомненное влияние на национальные проблемы.

Кстати, о терминологии. По-видимому, кроме известного явления гипноза текста есть и гипноз архивного документа: все, что там написано, представляется непререкаемой истиной, в том числе и терминология изучаемого периода. Так, в Наркомнаце был отдел национальных меньшинств - в книге так и не прояснено, кто и что относилось к компетенции этого от-

дела и что такое национальное меньшинство вообще. Евреи, которым посвящено более 100 стр. книги и которые имели специальный подотдел в наркомате, на Западе вообще национальностью не считаются, а в России в части своих элит тоже проживали вне черты оседлости, тем более рассеялись в ходе Гражданской войны, погромов и беженства по всей Европейской России. Какое влияние оказывало на их существование в этих трудных условиях рассеянное расселение в качестве национального меньшинства? Наркомнац и другие советские учреждения того времени недаром разделяли в своей работе национальные меньшинства Запа

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «История. Исторические науки»