научная статья по теме ВЛ.С. СОЛОВЬЁВ КАК ДУХОВНЫЙ ПРЕДШЕСТВЕННИК Ф.А. СТЕПУНА Философия

Текст научной статьи на тему «ВЛ.С. СОЛОВЬЁВ КАК ДУХОВНЫЙ ПРЕДШЕСТВЕННИК Ф.А. СТЕПУНА»

Вл.С. Соловьёв как духовный предшественник Ф.А. Степуна

Е.В. БЕССЧЕТНОВА

Пересечение путей двух русских мыслителей, Вл. С. Соловьёва и Ф.А. Степуна очевидно. Молодой Степун свое отношение к личности Соловьёва в полной мере выразил в эссе "Соловьёв", помещенном в сборнике по философии культуры "О мессии", изданном в 1909 г. участниками гейдельбергско-фрейбурского содружества русских и немецких студентов и ставшем первым шагом к созданию "Логоса", Степун писал: "Всеобъемлющий синтез понятий, который он [Соловьёв] очертил в смелом порыве, - это только неполная транскрипция некой действительно новой полноты и переживаний единства. Мы обращаем к нему взор как к проповеднику таких новых внутренних далей. Таким стоит он перед нами на пороге двух миров; его сны омыты вечной утренней зарей, которая поднимается над невидимыми равнинами" [Степун 2010, 63].

Образ Соловьёва, его тема "русского европейца", христианского гуманизма и универсализма сопровождала Степуна всю жизнь, философ учебу в Гейльдебергском университете, где ему преподавали великие немецкие философы начала ХХ в. - В. Виндельбанд и Г. Риккерт, завершил защитой в 1910 г. диссертации по историософии Вл.С. Соловьёва. Позднее он включил в читавшиеся им курсы также часть, посвященную идеям Соловьёва. В 1930-е гг. в Дрездене после смерти князя А.Д. Оболенского Степун возглавил Общество Владимира Соловьёва, которое, по сути, представляло собой "кружок Русской культуры". Портрет Соловьёва, единственного из русских философов, висел в кабинете Степуна до самой смерти.

Соловьёв жил на пороге двух миров, он стал родоначальником русского Ренессанса. Степун в свою очередь был его последним представителем, который вслед за своим "духовным предшественником" был убежден, что кризис европейской культуры возможно преодолеть только через возвращение к истинным и вечным христианским ценностям. Неслучайно понятие жизни у Степуна чрезвычайно близко к определению Бога у Соловьёва, а именно жизнь есть положительное всеединство духа - неразложимое единство состояний, не подчиняющееся законам формальной логики, но осуществляющее в своей сфере гармонию всех противоречий.

С.С. Хоружий в докладе к столетию со дня смерти Соловьёва писал о нескольких ликах философа: монаха, рыцаря Софии, пророка, христианского гуманиста и поборника христианского единства. В итоге сам образ мыслителя стал символом воссоединения, а его историософский проект был призван изменить ход истории. Для Соловьёва как христианского гуманиста важно было возродить значимость заповедей Христа, ставших в современном мире всего лишь номинальной догмой [Хоружий 2000, 1].

Он на собственном примере демонстрировал, что в основе всех отношений к ближним должны лежать христианские заповеди. У Соловьёва был один и главный совет: "...перед тем как решаться на какой-нибудь поступок, имеющий значение для личной и общественной жизни, вызвать в душе своей нравственный образ Христа, сосредоточиться в нем и спросить себя: мог ли бы он совершить этот поступок, или другими словами -одобрит Он его или нет, благословит меня или нет на его совершение? Предлагаю эту проверку всем - она не обманет. Во всяком сомнительном случае, если осталась только возможность опомниться и подумать, вспомните о Христе, вообразите Его себе живым, каким Он и есть, и возложите на него все бремя сомнений" [Соловьёв 1911-1914 III, 416]. Сам же Соловьёв выступил против казни террористов, убивших 1 марта 1881 г. императо-

© Бессчетнова Е.В., 2015 г.

ра Александра II, кроме того философ открыто писал в защиту евреев, финнов, поляков, настаивал на необходимости христианской политики, социальной справедливости и социальной миссии Церкви. Если вспомнить слова апостола Павла о том, каким должен быть истинный христианин, который должен отказаться от "ветхого человека" в себе, избавиться от пороков гнева, злобы, лжи, злоречия, духовно обновиться "по образу Создавшего его, где нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всём Христос" (Кол. 3:10-11), то с полной уверенностью можно сказать, что Соловьёв был таковым.

Для Соловьёва важнейшей становится идея "христианского государства", которое осуществляет "христианскую политику". Он был первым, кто поднял проблему соединения христианских заповедей и общественного устройства в русской мысли, заявив о возможности создания в реальной жизни "христианского государства", здесь Степун, несомненно, выступал как ученик Соловьёва.

Идеалом Соловьёва была не просто "свободная теократия", но основанная на любви и Божественной благодати "всемирная теократия", условием осуществления которой должно было стать нравственное преображение человечества, выбор каждым человеком истинного пути Богочеловека. Три ветви власти легли в основу теократии:

1) власть первосвященника, которая передаётся через таинство рукоположения;

2) власть царя, передающаяся по родовому принципу;

3) власть пророка, проявляемая в общественной деятельности и являющаяся личным даром.

Обладателем всех трёх властей был Христос. Именно он глава не только Церкви, но и государства и общества христианского. По Соловьёву, бессильно и бесправно то правительство, которое отделяет себя от источника всякой власти (власти Христовой). Тайна Богочеловечества раскрывается во Христе, а именно в свободном союзе совершенного Божества и совершенного человечества. Семя истины - рождение в Иудее Божественного Логоса, соединенного с человеческой душою. Основой Христианства стал Христос. В христианстве как таковом мы находим Христа и только Христа. А учение и мораль христианства не новы. Специфическое его отличие от других религий в учении Христа о Себе самом, который является источником единства универсального и индивидуального, единства в многообразии. Вслед за Соловьёвым Степун писал: "В христианстве важно не евангельское учение Христа, сколько он Сам, мистически пребывающий в своей церкви. Я верую, что каждая эпоха должна оставить Христу свои собственные вопросы и вправе надеяться на получение от Него нужных ответов. Главный религиозный, а потому и церковный вопрос нашей эпохи - вопрос политический" [Степун 2010, 65]. Христианские ценности являются базовыми для Европы. Забыв о них, Европа погрузится во тьму, об этом писал Соловьёв в своей последней работе, а Степун в свою очередь стал свидетелем этих темных событий. Он вместе с друзьями по эмиграции делал все, чтобы вернуть Европу, погрязшую в нацизме, к её основам. Степун помнил, что для его "духовного учителя" главная задача христианской политики - вовсе не в том, чтобы "лежащий во зле мир обратился в царство Божие, а только в том, чтобы он до времени не превратился в ад" [Соловьёв 1911-1914 VIII, 413].

Стоит отметить, что и Соловьёв и Степун рассматривали Россию как полноправного члена европейской семьи. Оба философа по праву называли себя "русскими европейцами" - подлинными строителями Великой России, исходя из утверждения высших ценностей европейско-христианской культуры. О том, что русские в грамматическом смысле есть имя прилагательное, а самое подходящее к нему существительное - это европеец, говорит Политик - один из героев "Трех разговоров" Соловьёва: "Мы русские европейцы, как есть европейцы английские, французские, немецкие. <...> ...признавать себя солидарным, своим я буду не с какими-нибудь зулусами или китайцами, а только с нациями и людьми, создавшими и хранившими все те сокровища высшей культуры, которыми я духовно питаюсь. <...> Понятие европейца должно совпасть с понятием человека, и понятие европейского культурного мира - с понятием человечества" [Соловьёв 1911-1914 X, 311]. Степун, как и Соловьёв, понимал, что Россия не может существовать без Запа-

да, точно так же как и Западу нельзя без России, вместе они составляют единую Европу. Соловьёв через свой проект всемирной теократии не только рассматривал Россию как часть Европы, но и видел её в качестве главной политической силы на пути к восстановлению единства христианского мира. Степун в свою очередь полагал, что Европа должна смотреть на Россию как на свою крайнюю восточную часть, граничащую с Азией, но ей не принадлежащую.

Россия для Степуна по-прежнему, как и во времена Новгородско-Киевской Руси, была форпостом, отделявшим цивилизованное пространство от степных варваров, поэтому всегда была опасность и соблазн поддаться силам стихии, забыв о своем предназначении держать щит и быть защитником цивилизации. Шаткость и неуверенность в определении собственного бытия вела к тому, что русское сознание провоцировало превращение на отечественной почве любой европейской идеи в ее противоположность. Наспех брошенные на невспаханное русское поле идеи свободы и равенства были проинтерпретированы совершенно в другом ключе. Степун писал: "Сознательно стремясь к синтезу, русская мысль бессознательно двигалась в направлении к хаосу и, сама хаотичная, ввергала в него, поскольку ею владела, и всю остальную культуру России" [Гессен, Степун 2000, 792].

Оба философа прекрасно понимали, что по закону диалектики, если существует "рациональное" как тезис, то необходимо должен существовать и антитезис, то есть "иррациональное", с которым и Соловьёв, и Степун боролись. Речь идет о внутреннем чрезмерном "азиатстве", или же говоря словами Соловьёва "Панмонголизме", в русском народе. Необходимо пояснить, что же понимается под этим, сошлюсь на слова Н.Г. Чернышевского: "Азиатством называется такой порядок дел, при котором не существует неприкосновенности никаких прав, при котором не ограждены от произвола ни личность, ни труд, ни собственность" [Чернышевский 1949, 271]. Это демоническое начало, способное разрушить все на своем пути, изначально присутствовало в русской культуре, это еще показал в "Бесах" Достоевский, а Соловьёв трагически восклицал: "Неужели между скотоподобием и адским изуверством нет третьего, истинно человеческого пути для русского мужика? Неужели Россия обречена на нравственную засуху, как и на физическую?" [Соловьёв 1997, 331]. Оба философа видели в национализме главную опасность, рассматривая убеждение

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Философия»