научная статья по теме ВОПРОСЫ ПРАВООБРАЗОВАНИЯ В СОЦИОЛОГО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ ЛЕОНА ДЮГИ Государство и право. Юридические науки

Текст научной статьи на тему «ВОПРОСЫ ПРАВООБРАЗОВАНИЯ В СОЦИОЛОГО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ ЛЕОНА ДЮГИ»

УДК 340.12

Вопросы правообразования в социолого-правовой концепции Леона Дюги

В.В. Пужаев,

аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского

(Национального исследовательского университета)

Россия, Нижний Новгород

notionn@mail.ru

Исследуются теоретические взгляды на проблему понимания правообразовательных процессов известного французского правоведа XX века, основоположника правового солидаризма — Леона Дюги. Раскрываются некоторые методологические и содержательные особенности эмпирико-социального реализма Дюги; анализируются его представления о путях внешнего нормативного проявления объективного права, о механизме формирования социальной правовой нормы и соотношении в контексте указанной проблемы права и государства.

Ключевые слова: правообразование, социологическая юриспруденция, Дюги, правовой солидаризм, солидарность, объективное право.

Современная правовая наука, находясь в ситуации острого методологического кризиса, ищет необходимую познавательную платформу, парадигма которой позволила бы ей произвести не только своеобразную ревизию накопленного научного знания, но, главным образом, содействовала бы непротиворечивому постижению правовой действительности. Признав несостоятельность монистического подхода в решении целого ряда актуальных политико-правовых проблем, многие исследователи государства и права обратились к обоснованию плюралистической методологии и акцентировали внимание на важности проведения междисциплинарных научных изысканий. Обусловленные вызовами времени, на страницах научных изданий вновь стали предприниматься попытки обнаружения социального «фундамента» права, сложнейших закономерностей существования и развития социальной среды, в условиях которой право формируется и генерируются ключевые структурные компоненты правовой материи. Не остаются без внимания ученых и вопросы об истоках регулятивной значимости правовых норм, о проблемах познания нормативной и фактической природы содержащихся в них правовых предписаний, а также об осмыслении сущностных особенностей и ценностного «ядра» права как явления метауровня.

Особую ценность в русле исследования обозначенных вопросов имеют работы представителей социологической юриспруденции, явившей собой на рубеже XIX—XX вв. новое и весь-

ма оригинальное направление научных поисков, так или иначе связывающих право с контекстным моментом его исторического генезиса и эволюции. В рамках данной статьи мы решили обратиться к анализу творческого наследия по вопросам понимания правообразо-вательных процессов одного из «столпов» западноевропейской социолого-правовой мысли XX века, основоположника теории правового солидаризма, профессора, а затем и декана юридического факультета университета г. Бордо — Леона Дюги (1859—1928)1.

Возводимая французским ученым линия аргументации строилась в основном на критике господствующих в конце XIX века правовых теорий: юридического позитивизма, абсолютизировавшего роль государства в процессе формирования права, отождествлявшего право с государственными велениями; и естественно-правовых воззрений, ввергающих, согласно Дюги, юридическую науку в бессмысленные дебри схоластических, пустых и метафизических категорий.

Значительное место в правовом учении Дюги было отведено обоснованию идеи верховенства правовых начал в общественной жизни. В этой связи французский профессор убедительно показывает, что этатистский позитивизм по различным причинам оказался неспособен осуществить действенное лимитирование государства правом. Критически восприняв зародившуюся в недрах немецкой правовой доктрины теорию самоограничения государства собственными юридическими установ-

1 Заметим, что актуальность политико-правовой мысли Дюги в современных условиях была в очередной раз подчеркнута в ходе проведения 29—30 мая 2009 г. в университете Бордо (Франция) IV научного коллоквиума с международным участием «Autour de Léon Duguit», приуроченного к 150-летию со дня рождения именитого французского профессора [17].

лениями, Дюги был уверен, что в действительности обязать государство и обозначить правовые пределы его властной деятельности способно только «самоналагающееся» объективное право, проистекающее из факта социальной солидарности (социальной взаимозависимости). Объективное право, по мысли ученого, логически предшествует государству и стоит выше него, оно совершенно не зависит от чьей-либо воли. Дюги доказывал, что «в одно и то же время не может существовать право, возникающее спонтанно, и право, навязывающее себя, потому что одно соответствует социальной солидарности, а другое возникает из независимого источника» [1, с. 654]. Государство, следовательно, оказывается подвластным праву во всех отношениях, но именно социальному праву, продиктованному потребностями общественной солидарности [11, р. 42—43]. Провозглашая свою приверженность правовому объективизму, Дюги последовательно развивает тезис о широкой социальной обусловленности объективного права. В этой связи он настойчиво критикует, порой в весьма экспрессивных формах, всяческую субъективистскую метафизику и сопровождающий ее «кортеж иллюзорных» юридических понятий, таких как суверенитет государства, субъективное право, юридическое лицо, юридическая личность государства.

Аналогичные рассуждения французский профессор проводит и в отношении методологического инструментария правовой науки. Метод, с помощью которого возможно восстановление и обновление юриспруденции, может быть исключительно социологическим и экспериментальным. Именно он позволяет констатировать факты реальной действительности и изгонять из юридической области все вышеуказанные априорные понятия, объекты метафизической или религиозной веры, которые несомненно дают хороший повод литературному развитию, но в которых нет ничего научного [10, р. 87]. В духе позитивизма О. Конта ученый всячески отвергает схоластический метод, использующий формальную логику для рассуждений об априорных конструкциях, ошибочно приписываемых сфере права. Идея социального детерминизма — вот исключительная база всей социальной науки.

Будучи убежденным в том, что право должно быть всецело связано с реальностью, Л. Дюги считал: формирование социальных норм, включая правовые, не требует для своего свершения каких-либо промежуточных интеллектуальных решений. Согласно представлениям ученого, так же как любой социолог, юрист и законодатель должны осуществлять наблюдение и констатацию социальных фак-

тов, пытаясь затем на их основе выявлять закономерности, или, иными словами, фиксированные отношения, соединяющие указанные факты в определенной последовательности и в определенном порядке их сосуществования [12, р. 485]. Действительно, вот значительная часть дюгистского реализма: наблюдающий должен ограничиваться тем, что констатирует ощутимые факты. Из данной методологической аксиомы, в немалой степени характеризующей весь эмпирико-социальный реализм Дюги, приобретающий в этой связи отчетливые сенсуалистские и в некоторой степени агностические очертания, им выводятся два главенствующих принципа своей реалистической методологии. Во-первых, целью и объектом «наблюдателя-реалиста» являются только заметные, ощутимые факты, а сам процесс наблюдения истолковывается как пассивное восприятие субъектом постигаемого объекта. Во-вторых, функция такого наблюдателя заключается в познании закономерностей, детерминант указанных фактов. Следовательно, какое бы то ни было постижение сущего с позиции полагаемых этических идеалов провозглашалось совершенно не укладывающимся в выстраиваемую гносеологическую формулу, объявлялось всецело областью субъективистских воззрений, не имеющих научно обоснованного характера. Указанное обстоятельство, однако, на практике не привело к полной деаксиологизации и деидеализации правовой теории Л. Дюги, фактически не раз обращавшегося к опыту ценностного анализа политической и правовой сферы и прибегавшего при этом к использованию порицаемых им же самим внеэмпирических построений.

Выявляя подлинный характер общественной жизни, социологическая школа права в лице французского мэтра выступила против наделения «метафизического государства» качествами суверенного правообразующего субъекта. Используя различные доводы, Дюги стремился показать, что так называемая юридическая личность государства была гипостазирована ровным счетом «из ничего» с единственной целью «легитимации государства как системы социального господства» [4, с. 164]. В обоснование этого ученый пишет: «Так как правящие есть не более чем индивиды, так же как и все другие, поэтому они не являются их представителями, не являются они и органами коллективной личности, которой вообще не существует. Они не могут устанавливать своей волей обязательные порядки, они не обладают государственной властью, потому как само понятие государственной власти есть не более чем фикция» [14, р. 36]. Бордоский профессор призывал не бояться выражений и назвать

вещи своими именами, громко заявляя, что понятие государственной власти — вещь, не заключающая в себе никакой реальности, это просто факт, фактическая власть одних над другими, которая «оправдывается технической необходимостью надзора и контроля, но вовсе не создает объективного права» [8, с. 15]. Чтобы стать правомерным фактом, власть должна подчиняться социальным нормам (вне-государственному объективному праву).

Отмеченные взгляды, а именно сознательное растворение понятия государства в категории «общество», позволили некоторым оппонентам Дюги, и в том числе тулузскому дуайену Морису Ориу, обвинить ученого в сущем и весьма опасном анархизме, объявив Дюги «анархистом на кафедре». Однако уверенность профессора из Бордо осталась непоколеблен-ной. В своих работах он постарался парировать соответствующие критические замечания, заявив следующее: «Меня обвинили в том, что я анархист. Анархист, если хотите. Я не боюсь слов. Моя доктрина анархистская, я принимаю этот эпитет и продолжаю поддерживать доктрину, если она может способствовать освобождению раз и навсег

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Государство и право. Юридические науки»