научная статья по теме WORMSER PAUL. LE BUSTAN AL-SALATIN DE NURUDDIN AR-RANIRI. REFLEXIONS SUR LE ROLE CULTUREL D’UN ETRANGER DANS LE MONDE MALAIS AU XVIIE SIECLE. PARIS : CAHIER D’ARCHIPEL 41, 2012. 460 P Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «WORMSER PAUL. LE BUSTAN AL-SALATIN DE NURUDDIN AR-RANIRI. REFLEXIONS SUR LE ROLE CULTUREL D’UN ETRANGER DANS LE MONDE MALAIS AU XVIIE SIECLE. PARIS : CAHIER D’ARCHIPEL 41, 2012. 460 P»

на реке Идэр-гол, около Дайчин-вангийн-хурэ, российских шерстомойках, закупках скота и т.д. Приводятся цены на ряд товаров. Описывается охота на пушных зверей, даны фотографии.

В конце книги даны словарь терминов, указатель имен и географических названий. На с. 298-301 дается список источников иллюстраций, на с. 302-303 - перечень использованных источников в целом.

В каждой главе имеется небольшая врезка "Между тем в мире..." с кратким описанием и иллюстрацией какого-нибудь открытия или события на Западе в тот период, о котором рассказывается по Монголии. Представляется, что в этих врезках нет необходимости. Есть опечатка: "Царские титулярник" (с. 24) - надо "Царский титулярник".

В целом информация и иллюстрации в книге по территориям Монголии, России и Цинской империи высоко достоверны. Это связано с тем, что редактор книги С. Чулуун - один из ведущих специалистов по монголо-российским и монголо-цинским отношениям в ХУ1-ХУШ вв.

Книга является важным вкладом в монголоведение, представляет интерес не только для специалистов, но и для широкого круга читателей, причем интересующихся историей не только Монголии, но и России и империи Цин. Желательно перевести эту книгу на русский язык и издать в России.

WORMSER PAUL. LE BUSTAN AL-SALATIN DE NURUDDIN AR-RANIRI. RÉFLEXIONS SUR LE RÔLE CULTUREL D'UN ÉTRANGER DANS LE MONDE MALAIS AU XVIIe siècle. Paris : Cahier d'Archipel 41, 2012. 460 p.*

© 2015 Л. В. ГОРЯЕВА

Книга французского исследователя Поля Вормсера по своему значению и глубине охвата заявленной темы принадлежит к числу сочинений, появляющихся в печати далеко не каждый год1. Не случайно поэтому данная работа в 2011 г. была удостоена премии имени знаменитого французского этнолога Жанны Кюизинье, которая, согласно ее собственному замыслу, должна была вручаться "за лучшее исследование, написанное по-французски студентом (или выпускником) Школы [Национального Института восточных языков и цивилизаций - INALCO. - Л.Г.] и посвященное Индонезии" [Création..., 1983, p. 15].

Исследование П. Вормсера посвящено едва ли не самой масштабной и известной фигуре в малайской словесности XVII в. - шейху Нуруддину ар-Ранири, этническому арабу из Гуджарата, служившему при дворе правителей северосуматранского султаната Аче - Искандара Тани и, позднее, вдовы последнего, султанши Тадж ул-Алам. Его opera magna - трактат "Сад Царей" (Bustan al-Salatin), написанный около 1640 г., - самое объемное сочинение из числа написанных по-малайски. В его состав входят семь книг (bab), оно представлено множеством рукописей, однако списков, содержащих полный текст памятника, не сохранилось.

Одной из основных черт культурной и политической жизни островной Юго-Восточной Азии (Нусантары) был ее космополитический характер, присущий в наибольшей мере государствам, расположенным по берегам Малаккского пролива. Торговый путь из Ближнего Востока и Индии в Китай был издавна освоен мореходами этих регионов, а прибрежные порты-фактории, где они месяцами ожидали попутного муссона, становились естественными проводниками иноземных культур, прежде всего - исламской. В Аче - области, расположенной в северной части Суматры, преобладал суннитский ислам с суфийской доминантой. Первое место среди проповедников мусульманской веры там занимали выходцы из Аравии и Гуджарата.

Время правления султана Искандара Муды (1607-1636) стало для Аче эпохой политического и культурного расцвета. Он и его преемник Искандар Тани (1636-1641) смогли объединить под своей властью значительную часть Суматры, а также ряд областей Малаккского полуострова. Литература региона этого периода отмечена именами таких авторов, как Хамза Фансури, Бухари ал-Джаухари, Шамсуддин Пасейский, романизированной биографией Искандара Муды, извест-

* П. Вормсер. Бустан ал-салатин Нуруддина ар-Ранири. Размышления о культурной роли иностранца в малайском мире XVII в. Париж, 2012. 460 с.

1 См. также рецензию М. Риклефса [Шск^э, 2013, р. 184-186].

ной под названием Хикаят Аче, а также переводами с персидского и арабского, в том числе -"Касыды о плаще" (Касыда ал-Бурда) шейха ал-Бусири (XIII в.). В этих условиях естественным представляется появление в придворных кругах Аче такого писателя, как Нуруддин ар-Ранири.

Родившийся ок. 1590 г. в Гуджарате в семье хадрамаутских арабов, Нуруддин оказался самым плодовитым малайским писателем: его перу принадлежит более трех десятков сочинений. Сфера его авторских интересов широка - суфизм, история, хадисы, сравнительное религиоведение. Энциклопедическая образованность ар-Ранири стала причиной того, что он был приглашен на должность главного религиозного советника (шейх ал-ислам) султаната Аче, которую и занимал с 1637 до 1643 г. Заняв этот пост, Нуруддин счел своей главной духовно-политической миссией борьбу с распространенным в Аче суфийским течением вахдат ал-вуджуд, приверженцами которого были уже названные крупнейшие писатели Хамза Фансури и Шамсуддин Пасейский. Их книги предавались огню, а последователи, сохранившие верность учению, обрекались казни. Жестокость этих мер настроила ачехцев против ар-Ранири и привела в итоге к его изгнанию из Аче в 1644 г. Писатель нашел прибежище на родине, в Рандере (Гуджарат), где и скончался в 1658 г.

Одной из главных целей написания "Сада царей" стало стремление автора включить малайский мир в общемусульманский культурно-исторический контекст. Этой цели послужил ряд глав второй книги памятника, специально посвященных истории Аче. Одновременно ар-Рани-ри ставил перед собой просветительскую задачу сведения воедино широкого корпуса данных: мифов и легенд, исторических фактов, установлений и предписаний, с которыми полагалось быть знакомым мусульманину, и передачи их на малайском языке - lingua franca Нусантары. По замечанию малайзийского ученого Нагиба ал-Аттаса, труд ар-Ранири - энциклопедическое сочинение, единственное в своем роде из существующих на малайском, сыгравшее ключевую роль в модернизации и исламизации малайского языка как носителя знания и научного просвещения [Al-Attas, 1986, p. 25].

Поскольку книга ар-Ранири носит характер энциклопедического свода, аккумулировавшего самые разнообразные сюжеты и сведения, относящиеся к исламскому преданию и миру ислама в целом, П. Вормсер сосредоточил свое внимание на источниках, прямых и косвенных, к которым обращался писатель. Для этого ему пришлось обратиться к существующим рукописям памятника, ни одна из которых, как уже отмечалось, не содержала его полного текста, а также к печатным изданиям отдельных книг "Сада царей", начиная с мекканского арабописьменного издания 1893-1894 гг., вплоть до публикаций на латинице конца XX - начала XXI в.2

Описывая структуру и содержание произведения, П. Вормсер отмечает внутреннюю неоднородность его текста, в котором можно условно выделить две части. К первой из них - исторической - относятся книги первая и вторая (сотворение мира, всемирная история начиная от Адама вплоть до современных автору правителей Аче), а ко второй - дидактической - книги от третьей до седьмой (советы правителям и их приближенным, рассказы о царях-аскетах, святых прошлого, а также о царях-тиранах, о великодушии, войнах за веру и войнах пророка Мухамма-да, об уме, физиогномике, медицине, браке и женщинах). По наблюдению П. Вормсера, текст памятника производит впечатление открытой величины, допускающей последующие добавления.

Как отмечает исследователь, заказчиком "Сада царей" был патрон ар-Ранири - султан Ис-кандар Тани, стремившийся к включению Аче в орбиту общемусульманской истории. Задачей, которую ставил перед собой сам писатель, было приобщение малайцев к арабской культуре путем создания энциклопедического свода знаний, необходимых мусульманину. Книга была написана не на ачехском (как можно было бы ожидать), а на малайском, на котором уже в исламский период было создано немало выдающихся сочинений, - и рассчитана на широкий круг грамотных читателей.

Творчество ар-Ранири как человека арабской культуры по преимуществу знаменует собой, замечает автор, "переходный этап от текстов с персидским влиянием к текстам с арабским влиянием" (p. 143). В предисловии к своей книге ар-Ранири перечисляет одиннадцать арабских источников, использованных им при ее написании. Однако, как отмечает П. Вормсер, не все из них были фактически использованы ар-Ранири, а те, что послужили для него источниками, не всегда были поименованы. Необходимость ссылки на первоисточники воспринималась автором

2 С библиографией этих изданий можно ознакомиться на сайте http://mcp.anu.edu.au/N7BS_bib.html/.

как необходимый элемент сочинений такого рода3. Даже в случаях, когда ссылки на источник можно считать достоверными, их текст в "Саде царей" подвергался редакторской переработке; нередки случаи непонимания арабского оригинала или сохранения в переводе арабских выражений, которые затруднительно было передать по-малайски.

Исследователь подчеркивает ближневосточную географическую доминанту сочинения ар-Ранири, где господствуют персонажи, сюжеты и топонимы арабо-иранского мира в период вплоть до 922 г. Список "климатов" (областей) идентичен тому, что приведен в сочинении ан-далусского географа XII в. Абу Хамида ал-Гарнати Тухфат ал-албаб, и никак не соотносится с личным опытом ар-Ранири: там не фигурируют ни Гуджарат, ни Хадрамаут, ни Аче. Исключение составляют последние главы книги второй. В главе 11 упоминается Северная Индия, в главе 12 -области, прилегающие к Малаккскому проливу, а в главе 13 - Суматра и ее торговые партнеры в Индийском океане и Китае. Это давало основания воспринимать указанные главы как позднейшие добавления к тексту сочинения.

Дополнительным аргументом в пользу данного предположения служит настороженность ар-Ранири по отношению не только к вахдат ал-вуджуд, но и к возможным шиитским влияниям, высказанная им в других его сочинениях. Писатель гневно клеймит Ветхий и Новый завет, а также традиционные памятники малайской литературы ("Повесть о сери Раме" и "Повесть об Индрапутре"). По мнению П. Вормсера, с этим резко контрастирует прославление Аче, данное в главах 12 и 13 книг

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»