научная статья по теме «ЗАБРОСИТЬ РУКОПИСИ!» О НЕКОТОРЫХ СЛОВОФОРМАХ В ПОЭЗИИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ Языкознание

Текст научной статьи на тему ««ЗАБРОСИТЬ РУКОПИСИ!» О НЕКОТОРЫХ СЛОВОФОРМАХ В ПОЭЗИИ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ»

«Забросить рукописи!» О некоторых словоформах в поэзии Марины Цветаевой

© Д. К. ПОЛИВАНОВА

В статье на примере поэзии Марины Цветаевой предлагается лингвистический анализ словоформ на концах стихотворных строк с гипердактилической клаузулой, то есть строк, заканчивающихся тремя безударными слогами, хотя словам русского языка не свойственно иметь ударение на четвертом слоге с конца. В работе показано, какие части речи оказываются в этой позиции и за счет каких словообразовательных средств русского языка возникает такое ударение.

Ключевые слова: поэзия Марины Цветаевой, дактилическая клаузула, гипердактилическая клаузула, гипердактилическая рифма, словоформы.

Как показал М.Л. Гаспаров в «Очерке истории русского стиха» [1], в русской книжной поэзии освоение дактилической рифмы (рифмы с двусложным безударным окончанием) к середине XIX века позволи-

ло сделать и следующий шаг к освоению гипердактилической рифмы (рифмы с трехсложным безударным окончанием). Прежде она использовалась в народных песнях, а затем переходила в их литературные имитации, но обычно в нерифмованном виде. Даже пушкинская единичная рифма покрякивает - вскакивает в «Сказке о попе...» не выделялась среди частых дактилических рифм.

Первым поэтом, который ввел гипердактилические рифмы в стихи как равноправные с другими, был Яков Полонский в стихотворениях «Цыганы» (1866), «Старая няня» (1881) и «В осеннюю темь» (1890) -все три выдержаны в песенном стиле, во всех гипердактилические рифмы выполняют конкретную композиционную функцию, выступая завершением строфы или тирады. Но, конечно, в связи с исключительной малочисленностью подобных созвучий в русском языке такие стихи могли быть лишь экспериментами.

В начале XX века и мужские (рифмы с ударением на последний слог), и женские (рифмы с ударением на предпоследний слог), и дактилические рифмы уже употреблялись в языке русской поэзии свободно и в любых сочетаниях. Поэтому следующим шагом было освоение многосложных гипердактилических рифм. Валерий Брюсов и Константин Бальмонт первые начали регулярно использовать гипердактилические окончания. В своих экспериментах Брюсов доходит даже до шестисложного безударного окончания: «Ветви, темным балдахином свешивающиеся» (Курсив здесь и далее наш. - Д.П.)

При этом даже в поэзии авторов XX века строки с гипердактилическими клаузулами остаются исключительной редкостью. Строку, заканчивающуюся тремя безударными слогами, находим у Б. Пастернака в стихотворении «Белая ночь»: «То, что тихо тебе я рассказываю...».

Части речи в русском языке существенным образом различаются по длине слова и месту ударения: среди 12 000 проанализированных М.Л. Гаспаровым [2] словоформ прозаического текста словоформы с ударением на четвертый слог с конца составляют лишь два процента.

Трехсложное безударное окончание оказывается свойственно главным образом прилагательным и глаголам, реже существительным. К таким словоформам относятся, прежде всего, существительные и прилагательные с двусложными падежными окончаниями (шлагбаумами, траурными), словоформы с ударением на приставке (переступью, заморозки), а также суффиксальные прилагательные, существительные и глаголы (медлящего, агатовою, свертывает). Можно сказать, что в строках с гипердактилической клаузулой функционирует языковой механизм, «притягивающий» на позицию рифмы словоформы с этой редкой акцентной характеристикой.

Рассмотрим, какие части речи используются в поэзии Цветаевой на концах строк с гипердактилической клаузулой, а также за счет каких

словообразовательных морфем в этих словоформах достигается трехсложное безударное окончание.

Приведем в качестве яркого примера стихотворение Цветаевой, где регулярно чередующиеся разнообразные гипердактилические окончания отчетливо воспринимаются читателем как очевидный языковой экзотизм:

Когда обидой - опилась Душа разгневанная, Когда семижды зареклась Сражаться с демонами -Не с теми, ливнями огней В бездну нисхлестнутыми: С земными низостями дней, С людскими косностями -Деревья! К вам иду! Спастись От рева рыночного! Вашими вымахами ввысь Как сердце выдышано! Дуб богоборческий! В бои Всем корнем шествующий! Ивы-провидицы мои! Березы-девственницы! Вяз - яростный Авессалом, На пытке вздыбленная Сосна - ты, уст моих псалом: Горечь рябиновая... К вам! В живоплещущую ртуть Листвы - пусть рушащейся! Впервые руки распахнуть! Забросить рукописи! Зеленых отсветов рои... Как в руки - плещущие... Простоволосые мои, Мои трепещущие!

(8 сентября 1922)

В поэзии Цветаевой мы находим 174 строки с гипердактилической клаузулой. Почти все стихотворения с таким окончанием возникли с 1921 по 1932 год и составляют два процента всех строк, написанных в этот период. На концах этих строк оказывается примерно равное количество существительных (50 словоформ), глаголов (55 словоформ) и прилагательных (59 словоформ). Еще десять строк имеют составную клаузулу, образованную при помощи добавления к полнозначному слову безударной частицы (до скорого ведь), наречия (жива ли еще, лежали уже), односложного инфинитива (немалые есть, разные есть) или ме-

стоимения (надолго ли ей, брови твои, око мое). В данной работе причастия разбираются вместе с прилагательными, так как имеют общий набор словоизменительных и словообразовательных морфем. Деепричастия рассматриваются вместе с глаголами.

Проанализируем, какие морфемы в глагольных словоформах обеспечивают трехсложный безударный конец. Большая часть глаголов (48 из 55 словоформ) имеют в своем составе один и тот же суффикс -ыва-/-ива-, который требует ударения перед собой [3]: отчаивались, восстанавливаю, нажариваем, оспариваем, наламываем, расковывает, вспугивая, затрагивая. Три глагольные словоформы содержат ударную приставку вы-: выиграли, выстонала, выстроились.

Среди прилагательных с ударением на четвертый слог от конца больше половины являются причастиями (35 из 59 словоформ), главным образом с суффиксом -н-/-нн-/-енн-: тисканая, слеженная, неудержанная, разгневанная, спутанные; а также с суффиксами -вш-, -т-, -ущ-/-ащ-: вбросившая, недрогнувшую, распахнутую, сомневающийся, падающих. Три словоформы имеют ударение на приставке: выплеснута, выдыша-но, пролитая. Почти все неотглагольные прилагательные также образованы с помощью суффикса -н-/-нн-/-енн-: лиственные, косвенными, соломенною, мраморная, заоблачную, свадебного, рыночного. Остальные же имеют суффикс -ов-/-ев- и -ск-: шелковому,рябиновая, марлевое, демонскими, евангельские.

Среди существительных с ударением на четвертый слог от конца преобладающими оказываются суффиксальные существительные. Главным образом это существительные с суффиксом -иц-: сокровищницу, масляница, труженица, мученица, жемчужницею; с суффиксом -ост- : невоздержанностей, новоявленностей, засушенности, косностями, тихостями; а также существительные, образованные от глаголов с суффиксом -ыва-/-ива: перестукиванье, перемигиванье, пересмеиванье.

Некоторые существительные имеют ударение на приставке: вымыслами, ненависти, пригороды, немощами, накипями. Интересно также отметить и бессуффиксальные длинные существительные с ударением на первый слог: судорога, жаворонок, рукописи, ангелами, демонами.

На примере поэзии Марины Цветаевой удалось показать основные приемы создания гипердактилической клаузулы. На концах стихотворных строк с гипердактилической клаузулой в равной мере у нее присутствуют глаголы, прилагательные и существительные. Почти все словоформы являются суффиксальными. Общей для глаголов, существительных и прилагательных оказывается способность перетягивать ударение в начало слова, чаще всего на приставку вы-: выдышано, выиграли, вымыслами. Среди этих типов использованных Цветаевой конечных словоформ встречаются и единицы, сочетающие сразу несколько языковых элементов, которые формируют оттягивание ударения еще дальше

2 Русская речь 2/2015

от конца слова (и тем самым конца стихотворной строки): следования, беспамятствуете, сывороточный, вывороченный, забарматываньями.

Именно в 1920-е годы в лирике и поэмах Марины Цветаевой наблюдается максимум языкового «экспериментаторства», расширение выразительных средств поэтического языка [4]. Обращение к гипердактилической клаузуле составляет важную черту специфики цветаевской виртуозной поэтической техники этих лет.

Литература

1. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. М., 2002.

2. Гаспаров М.Л. Ритмический словарь и ритмико-синтаксические клише // Проблемы структурной лингвистики 1982. М., 1984. С. 169185.

3. Зализняк А.А. Труды по акцентологии. Т. 1. М., 2010. С. 423.

4. Гаспаров М.Л. Марина Цветаева: От поэтики быта к поэтике слова // Гаспаров М.Л. О русской поэзии: Анализы, интерпретации, характеристики. СПб., 2001.

Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Языкознание»