научная статья по теме А.В. ТОРКУНОВ, В.И. ДЕНИСОВ, ВЛ.Ф. ЛИ. КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ; МЕТАМОРФОЗЫ ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИИ. М.; ОЛМАМЕДИА ГРУПП, 2008. 544 С Комплексное изучение отдельных стран и регионов

Текст научной статьи на тему «А.В. ТОРКУНОВ, В.И. ДЕНИСОВ, ВЛ.Ф. ЛИ. КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ; МЕТАМОРФОЗЫ ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИИ. М.; ОЛМАМЕДИА ГРУПП, 2008. 544 С»

A.B. ТОРКУНОВ, В.И. ДЕНИСОВ, ВЛ.Ф. ЛИ. КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ: МЕТАМОРФОЗЫ ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИИ.

М.: ОЛМАмедиа групп, 2008. 544 с.

© 2009 Ю. В. ВАНИН

Рецензируемая книга, вне всякого сомнения, станет заметным явлением современной российской науки о Корее. В ней воссоздается история этой страны не только после Второй мировой войны, но и практически на протяжении всего XX в., просматривается путь, пройденный каждым из возникших на Корейском полуострове государств - КНДР и РК, выявляются изменения в их развитии на разных этапах и во взаимоотношениях, показывается воздействие на корейские проблемы международной ситуации. Книга содержит обширный фактический материал, изложенный достаточно логично и аргументированно, каждый раздел в ней завершается кратким резюме, обобщающим авторские суждения и оценки. Все это делает монографию интересной и полезной для широкого круга читателей.

Особенно отмечу предлагаемый в работе метод научной периодизации истории таких разделенных наций и государств, как Корея. "Отечественные и зарубежные авторы, - указано в ней, -обычно освещают политическую, социально-экономическую историю и культурную эволюцию разделенных частей самостоятельно, что значительно сужает целостный исторический пейзаж их коэволюции. Высоко оценивания значение исследований, посвященных отдельно Северу и Югу, авторы этой книги стремились к созданию комплексной работы, не упускающей из виду генетическую, культурно-традиционную целостность корейского этноса". Имеется в виду прежде всего "внутреннее, хотя и противоречивое, генетическое единство исторического объекта (нации), которое сочетается с весьма значительной самостоятельностью его составных частей (Севера и Юга). Акцент при этом делается на глубоких закономерностях коэволюции разделенной нации. Это наиболее рельефно отражается на процессах дивергенции, с одной стороны, и конвергенции национальной культуры корейского этноса - с другой" (с. 5-6).

Думается, что такой подход нужен как для периодизации истории, так и для исследования многих проблем современного развития Северной и Южной Кореи. Анализ не только того, что сегодня различает и противопоставляет их друг другу, но и всего того, что проистекает из их принадлежности к одной нации, единой многовековой истории, одним национально-культурным истокам и ценностям и потому предотвращает окончательный распад корейской нации, дает возможности искать пути взаимопонимания и сближения двух частей Кореи, крайне важен для лучшего понимания происходящего в них самих и между ними сейчас и в будущем.

К сожалению, интересная и содержательная работа не свободна от серьезных упущений, досадных неточностей и ошибок. Так, характеризуя состояние Кореи к началу XX в., авторы констатируют "почти полный паралич государственной машины" (с. 14). Это правда, но далеко не вся. Одновременно в Корее набирал силу процесс осознания в обществе необходимости кардинальных перемен, развивалось реформаторское движение, возникали первые политические и просветительские организации, страна двигалась к коренной реконструкции всего государственного устройства. Без признания и показа этого, хотя бы в общих чертах, повисает в воздухе последующий вывод о том, что "японское колониальное господство парализовало на целую историческую эпоху естественное развитие суверенного корейского государства, его просвещение, науку, национальную корейскую культуру" (с. 18). Стало быть, такое развитие все же происходило, но осталось вне поля зрения авторов.

Аннексия Кореи японским империализмом в августе 1910 г., утверждают авторы, произошла потому, что Япония "оказалась сильнее других дальневосточных соперников, прежде всего Китая и России" (с. 14). На этом основании можно подумать, что Россия, как и Япония, стремилась тогда к захвату Кореи. Между тем ее планы, как известно, не шли дальше усиления экономического и политического влияния в суверенной Корее и недопущения господства в ней враждебных России государств. Кстати, Договор об аннексии, навязанный Корее в августе 1910 г., был договором не о "влиянии" (с. 33), а о "слиянии" Кореи с Японией.

Первые партизанские отряды Армии справедливости (Ыйбён) появились еще до подписания договора о протекторате Японии в 1905 г. (с. 33). С разной степенью размаха и интенсивности они действовали с 1895 г., со времени организованного японцами зверского убийства королевы

Мин Мёнсон [Ли Ги Бэк, 2000, с. 312]. После 1905 г. произошел мощный подъем партизанского движения в Корее.

Изложение авторами истории Кореи колониального периода (1910-1945) также страдает однобокостью. Основное внимание уделено разоблачению грабительской политики японского империализма, удушению им корейской национальной культуры, что, конечно же, тяжело сказывалось на всем корейском народе. Но даже в эту страшную пору "паралича" естественного развития Кореи не было. При всех трудностях и ограничениях возникала корейская промышленность, формировалась национальная буржуазия со всеми ее слабостями и противоречиями, рос количественно и качественно рабочий класс, менялось и крестьянство. Все это находило отражение в сферах идеологии и культуры. Тем самым создавался социально-экономический, политико-идеологический фундамент, на котором впоследствии, после освобождения от японского колониального ига, начиналось существование двух корейских государств. Об этом авторам следовало хотя бы упомянуть.

Нельзя согласиться с их оценкой антияпонской демонстрации в Сеуле 10 июня 1926 г. как акции протеста только студентов Сеульского университета, не получившей широкой поддержки (с. 38). В действительности это было самое крупное после Первомартовского народного движения 1919 г. выступление против японских колонизаторов в Корее, имевшее широкий международный резонанс. Помимо студенческой молодежи в нем приняли участие многие жители корейской столицы. На разгон демонстрации властям пришлось бросить большие силы японской армии и полиции. Примечательная черта Июньской демонстрации 1926 г. - попытка совместной ее подготовки и проведения подпольными организациями корейских коммунистов и националистов.

К 1936 г., говорится в книге, активные действия корейских партизан в Маньчжурии прекратились (с. 42). Но затем сообщается (с. 44) о "самой известной боевой операции", проведенной отрядом Ким Ир Сена в июне 1937 г. возле Почхонбо (на корейско-маньчжурской границе). Отряд Ким Ир Сена был тогда не единственным. Это потребовало от Японии в конце 1930-х гг. усилить карательные акции против корейских партизан в Маньчжурии (с. 45).

Корейская коммунистическая партия, образованная в 1925 г., не была распущена Коминтерном, как ошибочно полагают авторы (с. 39). С самого начала ее существования партию подрывали фракционные распри. В 1928 г. несколько фракций обратились к Коминтерну с претензией на единоличное представительство каждой из них всей Корейской компартии. Коминтерн не признал таковой ни одну из фракций. Формального решения о ее роспуске Коминтерн не принимал [ВКП(б), Коминтерн и Корея, 2007, с. 27-28].

Об освобождении Кореи в книге сказано в традиционном для нашей историографии духе: "Свободу и независимость Корее принесла не Армия возрождения, не партизанские отряды и не американские войска, а Красная Армия, разгромившая в августе 1945 г. мощную Квантунскую группировку японских вооруженных сил и освободившая корейский народ от 40-летнего колониального ига" (с. 47). Не умаляя исторической значимости вклада СССР и его Вооруженных сил в освобождение Кореи, приведенную выше трактовку все же надо уточнить. Советская армия была единственной, сражавшейся за свободу корейского народа непосредственно на корейской земле, но не она одна избавила Корею от японского колониального ига. Нельзя сбрасывать со счетов роль в разгроме Японии и освобождении порабощенных ею стран, включая Корею, остальных союзных государств, а также корейского, китайского и других народов. Сами авторы затем уточнили свою позицию: "Советский Союз и другие союзные державы сокрушили бастионы японского колониализма и милитаризма, освободили Корею от чужеземного рабства" (с. 76).

Нуждаются в уточнении сведения о потерях Советских Вооруженных сил при освобождении Кореи. Названная в книге (с. 49) цифра (около 5 тыс. солдат и офицеров) - это общие потери 25-й армии, понесенные не только в Корее, но и при продвижении с боями к ней по труднодоступной территории Северо-Восточной Маньчжурии. В самой же Корее, по официальным данным, сухопутные войска, авиация и Тихоокеанский флот СССР потеряли убитыми, ранеными, тяжелобольными 1963 человека [Гриф секретности снят, 1993, с. 325].

При изложении событий первых лет после освобождения Кореи также допущены некоторые неточности. Явно ошибочно утверждение авторов, что американская военная администрация "в ноябре - декабре 1945 г. объявила себя владельцем всей без исключения собственности на Юге"

(с. 95). Под свое управление она взяла лишь японскую собственность, которая абсолютно преобладала. Корейская же как раз и составляла исключение.

Неверно, что в марте - мае 1946 г. состоялось первое и последнее заседание Совместной советско-американской комиссии по Корее (с. 63). В мае - сентябре 1947 г. проходил второй тур ее работы, после неудачи которого СССР и США выдвинули свои известные предложения по корейскому вопросу (с. 82). Рассматривая обстоятельства возникновения на Корейском полуострове двух государств, авторы упустили важный факт - решение образованного в нарушение Устава ООН Временного (Межсессионного) комитета Генеральной Ассамблеи ООН, незаконно санкционировавшее сепаратные выборы на Юге. Совершенно безосновательно утверждение, что созванное в Пхеньяне в апреле 1948 г. с целью противодействовать проведению сепаратных выборов Объединенное совещание представителей Севера и Юга "было направлено в основном на закрепление монополии коммунистов в структурах власти" (с. 127). Отнюдь не это волновало его участников накануне завершения раскола Кореи.

Вследствие отмеченного выше недостатка внимания авторов к социально-экономическим процессам в корейском обществе колониального период

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Показать целиком

Пoхожие научные работыпо теме «Комплексное изучение отдельных стран и регионов»